Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Кто не выдерживает, уходит на землю»

Корреспондент «Русской планеты» побывала на авиабазе «Тамбов» и узнала, как проходят будни летчиков

Владимир Лактанов
3 мин
Командир авиационного отряда авиабазы «Тамбов» подполковник Сергей Кривопустов. Фото: Екатерина Жмырова
«Летка» или «Тамбов-4» — тихий микрорайон на окраине города. Когда-то здесь жили в основном семьи военных — тех, кто учился или служил в Тамбовском высшем военном авиационном училище летчиков (ТВВАУЛ). В 90-е годы одна из старейших в России кузница кадров для авиации была полностью расформирована. А в начале 2000-х здесь снова начали восстанавливать разрушенную и разворованную авиабазу.
Этот микрорайон и сейчас больше напоминает военный городок, чем окраину областного центра. Заборы. Люди в военной форме. Даже закусочная рядом с автобусной остановкой называется «КПП». Об интервью с командиром авиационного отряда авиабазы «Тамбов» подполковником Сергеем Кривопустовым договаривалась больше недели. Застать летчика в Тамбове оказалось непросто. И даже когда нам все-таки удалось встретиться, беседа получилась совсем короткой. Буквально через пару минут заглянул командир эскадрильи: «Сергей Петрович, в 15:00 вылет. Маршрут: “Тамбов-Сольцы-Ахтубинск-Сольцы-Тамбов”». Сказать, что я была разочарована, ничего не сказать.
– Как же так, Сергей Петрович? Вы уже улетаете?
– Ну, видите, задача поступила. Такая вот у нас работа — сейчас сидим с вами общаемся, через два часа уже можем быть в Ахтубинске. Это называется выполнение специального задания. Вчера прилетел с Дальнего Востока, из Комсомольска-на-Амуре. Сейчас вот готовился к завтрашним полетам с молодыми летчиками.
– То есть вы сейчас вылетите и прилетите сегодня же?
– Это неизвестно. Что сегодня вылетим это точно, а когда вернемся, не могу сказать. Поэтому и отбор в летные училища, сами понимаете. Кто не выдерживает, тот уходит на землю.
И все же 15 минут на разговор с Сергеем нашлось.
– Что вас потянуло в авиацию?
– Юношеская романтика. У меня, по крайней мере, была именно она: максимализм, книги, фильмы. В то время, когда я поступал в училище, патриотическое воспитание все-таки было на высоте. Много фильмов было про авиацию. А так, у всех по-разному. У кого-то родители летчики. В нашей профессии нередко династии встречаются.
– Ваши дети пошли по вашим стопам?
– Сын хотел стать летчиком, но не прошел по зрению. В итоге служит сейчас в полиции. Вообще, приводит в авиацию, конечно, романтика, а потом тяжелая работа начинается. Я окончил Балашовское высшее военное авиационное училище летчиков. Потом попал по распределению летчиком-инструктором в Оренбургское училище. Его сократили в начале 90-х одновременно с тамбовским. Потом еще в Рязани полетал. А в 2000 году, когда здесь начали восстанавливать базу, создавать авиационные эскадрильи, попал в Тамбов.
– Вы быстро привыкли к новому городу?
– Я сам из деревни в Воронежской области. По сравнению с Воронежем, конечно, Тамбов уступает. А так — нормальный российский зеленый город. Военные вообще проще к таким вещам относятся. Люди везде живут. Когда помотаешься по стране, десять гарнизонов сменишь — так вообще все прекрасно! Правда, училище здесь было уничтожено полностью, летный полк сокращен, развал был полный. Мы своими руками все это восстанавливали. Вот здесь в этом здании окон не было, полов не было, абсолютно голые стены. На скорую руку что-то отремонтировали из подручного материала, из ДСП сделали шкафы, обклеили их пленкой.
– Но по сравнению с 90-ми, наверное, это все еще цветочки? Мне подруга — жена военного — рассказывала, что им приходилось картошку с чужих огородов воровать...
– До такого я, конечно, не доходил. Хотя, в начале 90-х всякое бывало. Я тогда на Южном Урале служил. Летом было проще — ходили перед полетами на рыбалку, ловили налимов. Просто, чтобы пропитаться. Машины со стиральным порошком в частном магазине разгружали. И такое было. Тогда очень многие из армии ушли. Мало того, что зарплаты мизерные были, так их еще и не платили. Многие ребята кинулись в бизнес, как тогда модно было. А кто остался, видите, работают до сих пор.
– Что у вас сейчас на авиабазе происходит?
– Сейчас здесь располагается смешанный авиационный полк. В основном мы занимаемся подготовкой летного состава. К нам попадают на практику ребята пятикурсники после Краснодарского высшего военного авиационного училища. Оно сейчас в России одно осталось, которое готовит непосредственно летчиков. Есть еще учебные заведения, которые выпускают штурманов. Но это совсем другое. Летчики непосредственно управляют самолетом, а штурманы — это интеллигенция наша, которая мыслит, в воздухе рассчитывает курс.
– А летчики разве не интеллигенция?
– Летчики — это работяги. Потому что у них штурвал. А интеллигенция — это те, кто работает головой. Шучу, конечно. Так вот, мы здесь готовим к полетам курсантов, которые идут по профилю дальней военно-транспортной авиации. Они у нас летают на Ту-134, Ан-26, Ан-12, Ан-18. Мы также даем необходимые нормы налета молодым лейтенантам, осуществляем перевозки. Допустим, воюет бригада спецназа, нам могут в любой момент дать задачу их перебросить куда-то.
– И много у вас самолетов на базе?
– Для обучения хватает. Военная тайна, как говорится. По сравнению с тем, что раньше было, полк работает во всю, постепенно что-то меняется в лучшую сторону. Сейчас даже инструкторов не хватает. В 90-е керосина не было, летчики мало того, что зарплату не получали, они и не летали. Сейчас много летаем, подготовка на уровне, технику, думаю, в скором времени потихоньку заменим. А пока еще ресурсы есть.
– А какие-то чрезвычайные ситуации в вашей тридцатилетней карьере были?
– Ну, конечно, у каждого что-то бывает. И двигатель отказывает, бывает. Но в основном, техника надежная. Хотел вам экскурсию провести, самолеты показать, в кабине пилота дать посидеть, но времени, к сожалению, совсем нет. Приходите в другой раз. Вас ребята до КПП проводят.
Пока ехали до КПП, провожатые поинтересовались, о чем собираюсь писать. «Не знаю, — говорю, — времени так мало было, столько всего хотела спросить и, кажется, ничего не успела».
– А вы напишите, что вот так утром уйдешь на работу и не знаешь — может, вечером к семье вернешься, может, завтра, а может и через неделю.
– А как жены к такому режиму относятся?
– Нормально, привыкли...
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин