Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Нас принимают за “Единую Россию” или секту»

«Русская планета» об одиноких стариках, заботливых студентках и о том, что мужчины не готовы к тому, что могут увидеть в домах престарелых
Елена Коваленко
5 мин
Анастасия Шульга с подопечными. Фото из личного архива Анастасии Шульги
24-летняя Настя Шульга — обычная краснодарка с творческой работой и чёлкой, как у Жанны д’Арк. Окончила университет, вышла замуж. Отличается от ровесниц Настя только тем, что у нее несколько сотен бабушек и дедушек по всей России. Настя — координатор краснодарского отделения движения «Старость в радость» и главный помощник одиноких пенсионеров.
Сегодня, спустя 3,5 года после начала волонтерской работы, с улыбкой признается: если бы знала, к чему приведет обычное объявление в «ВКонтакте», никогда бы не заходила в эту сеть — побоялась ответственности и сложностей в организации такого серьезного проекта.
День рождения в интернате. Волонтеры готовы устроить старикам настоящий праздник. Фото из личного архива Анастасии Шульги.
Вниманием не балуют
– Как-то увидела запись о новогоднем сборе подарков для брошенных бабушек — целый список. Загорелась идеей, рассчитала, как выкроить деньги на покупки. Когда начала искать адрес приема подарков, расстроилась — Москва, — вспоминает Настя.
Безуспешно попыталась найти такой пункт в Краснодаре. Тогда решила идти до конца и организовала его сама. Перед этим провела эксперимент на востребованность идеи:  скопировала запись, оставила номер и ждала откликов. Последовал шквал звонков от самых разных людей: за несколько часов позвонили, наверное, человек 30.
И вот подарки собраны. Настя нашла номера домой престарелых в интернете и принялась их обзванивать. Но…
– Почти со всеми происходил примерно такой диалог: «Добрый день, я девочка Настя, собираюсь вам привезти подарки». «Какую организацию вы представляете?». «Никакую, я сама по себе». «Тогда к нам нельзя, мы вас не знаем и не пустим».
Администрацию одного интерната все же удалось уговорить принять гостью. Пустили туда волонтеров, скажем так, незаконно. И сегодня этот вопрос остается самым проблемным — во многие дома престарелых пускают только с документом от министерства социального развития администрации Краснодарского края, который не так просто получить. Поэтому вместе с ежемесячными поездками волонтеры оказывают адресную помощь бабушкам и дедушкам, живущим по соседству, и отправляют посылки в другие регионы.
Пенсионеры и студенты могут найти общий язык. Фото из личного архива Анастасии Шульги.
– В материальном плане наши старички на самом деле хорошо обеспечены. В некоторых интернатах даже лучше, чем у меня в квартире, — признается Шульга. — Живущих в своих домах ветеранов тоже вниманием не обделяют, особенно если они одиноки. Но тех, кто побывал на фронте, осталось уже немного. А вот обычных бабушек и дедушек, которые в войну были детьми или подростками, вниманием не балуют, — констатирует собеседница.
– У меня было искаженное представление о том, в каких условиях живут одинокие пенсионеры в интернатах, — включается в разговор активистка «Старости в радость» студентка Кубанского государственного университета Женя Таличенкова. — Если судить по некоторым передачам, там везде облезлые стены, все в плесени, крыша обваливается. Ничего этого мы не увидели.
20-летняя Женя в волонтеры попала полтора года назад.
– Учусь на педагога-психолога, специализация — девиантное поведение. Однажды в своей ленте новостей в «ВКонтакте» увидела объявление о сборе подарков бабушкам и дедушкам. Рассказала об этом в своей группе, многие ребята откликнулись, — делится студентка. — Даже приписала к объявлению свой адрес, если кому-то будет удобнее завести вещи в этот район. Люди привозили огромные коробки памперсов, еду — половину съемной комнаты заставили подарками.
Признается, что поначалу решила перепроверить, не слишком доверяла незнакомой организации. Поэтому когда Настя пригласила ее поехать с ними в интернат, легко согласилась.
Старики искренне радуются даже самому скромному подарку. Фото из личного архива Анастасии Шульги.
Девушки в один голос уверяют: старики очень скучают по общению. Не со сверстниками или персоналом, а именно с молодежью. Глядя на свежие юные лица, наверное, свою молодость вспоминают.
– В основном они рассказывают о молодости. Общение очень часто одностороннее: старики говорят, а мы слушаем. Когда вспоминают первую любовь, работу или приключения, глаза у них загораются, — продолжает Настя. — На днях, например, были в гостях у 94-летнего Израила Яковлевича. Рассказывал про войну, про то, как строил дом на привокзальной площади Ставрополя, про жену. А потом спел две песни. Одну военную, вторую «хулиганскую», про бандитов. Хотел еще испанскую спеть, но забыл слова и обещал вспомнить к следующему нашему приходу.
Первый визит в интернат оказался для девушек самым ярким. Родители Насти вообще пускать ее не хотели: были уверены, что дочку втянули в секту.
– Мы не знали, как себя вести с бабушками и дедушками, очень боялись неуместным вопросом обидеть их. Поздравили общими словами, раздали подарки. Получилось немного казенно, — вспоминает Настя. — Старички тоже растерялись, потому что подарки им обычно дарят или к какой-то дате, или перед выборами. Нас вообще за «Единую Россию» приняли: тогда как раз президентские выборы намечались и все подумали, что мы за Путина приехали агитировать. Потом все не могли поверить, что мы не от администрации, а сами по себе. Не могли представить, что подарок может привезти незнакомый человек.
– Когда по домам, по заявкам ходим — помочь обед приготовить или убрать квартиру — нас очень часто за секту принимают. Спрашивают: а вы не иеговисты? — смеется Женя.
Распространенное предубеждение — что всю помощь интернатам растягивают по домам сотрудники — собеседницы опровергают. Такое недоверие, считают они, ни на чем не основано: за все годы они ни разу не сталкивались с воровством.
– Ребята узнают о нас с помощью группы в «ВКонтакте». Там в основном молодежь, и именно ее хочется привлечь к работе, — раскрывает Настя секреты работы с добровольцами. — Да, у молодежи меньше ресурсов, чем у взрослых работающих людей, но все-таки для осознания проблемы стариков они подходят куда больше.
Зарплату волонтеры не получают. Все подарки и расходы на организацию праздников для подопечных осуществляются исключительно за счет пожертвований. Государство организацию тоже не поддерживает.
Среди добровольцев большая текучка. Есть постоянные, к которым можно обратиться в любой день — их несколько десятков. Всего же в акциях «Старости в радость» участвовали больше 1 000 краснодарцев. Очень многие люди ощущают потребность чем-то помочь ближнему, поделиться с ним. Не имея постоянного опыта благотворительности, помогают пару раз в год и «успокаиваются», получают своеобразную индульгенцию для души. Те же, кто втягивается в работу, уже не представляют жизни без общения с пожилыми людьми.
Если составить портрет среднестатистического добровольца, уточняют собеседницы, то это девушка-студентка. Очень много православных. Часто у них, как у Насти, давно умерли родные бабушки и дедушки.
Любопытная деталь: на десяток девушек приходится не больше одного парня. Связывают это с эмоциональной незрелостью сильного пола: каждый визит в интернат для новичков становится настоящим душевным испытанием.
– Очень цепляет, когда старички со слезами на глазах прощаются: «вы внуки мира», «надежда наша», «молиться за вас будем». Проходит год-полтора, и ты воспринимаешь это как норму. У меня есть знакомые волонтеры, ездящие в детскую онкологическую больницу, — объясняет Женя. — И фраза «больные раком малютки» для них звучит уже обыденно, не режет слух. Но в любом случае нужно останавливать себя: это не твоя личная жизнь, эти люди дороги тебе, но проживать жизнь за них не стоит.
Общение — главная ценность, которую волонтеры дарят пожилым людям. Фото из личного архива Анастасии Шульги.
У Насти похожая позиция. Признается, что поначалу эмоционально «выгорала», пропуская через себя истории стариков. Потом поняла, что так нельзя — нужно или бросать это дело, или менять отношение. Помогла установка: да, это было, ничего не поделаешь. Считает, что в этом деятельность волонтера близка работе врача или следователя.
Тяжелых историй за эти годы добровольцы наслушались с лихвой. Начиная с трагедий военной поры и заканчивая уже современными историями.
Самым запомнившимся рассказом о войне для координатора «Старости в радость» стала история дедушки — в 1941-м он работал в московском метро. Вспоминал, как немцы бомбили город, как гибли знакомые. Только что общался с человеком, а через час его нет. Или пять минут назад разговаривал с товарищем, отошел, а в то место угодила бомба. Волонтеров эта история научила ценить тех, кто здесь и сейчас рядом с нами.
Бабушка из дома престарелых со слезами вспоминает, как родственники отписали на себя квартиру, вывезли ее ночью на трассу и вытолкали из машины. Судиться не хочет, все-таки близкие люди. Есть и те, кто жертвует собой: приходит в интернат добровольно, чтобы не быть обузой детям и внукам, у которых своя жизнь. Встречаются семейные пары: за стариками некому ухаживать, и те живут на государственном обеспечении.
– У меня был такой случай. Ходили помогать бабушке на дом, она неходячая была, с сыном-алкоголиком доживала. Всю жизнь проработала учителем. Так получилось, что помогали ей недолго — месяца два, — говорит Женя. Видно, что слова даются ей тяжело. — В последний раз, когда прощались, она крикнула сыну: подожди, тут люди уходят, я их больше никогда не увижу! Наши глаза встретились, я запомнила ее плачущий взгляд. После Нового года бабушка умерла в больнице, фраза оказалась пророческой.
Конечно, общение со стариками приносит намного больше радости — те не только жалуются и боль свою изливают, но и песни поют, вспоминают веселые истории своей молодости. Еще девчонок очень забавляет, что бабушки постоянно желают им хороших женихов.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин