Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«А раньше наши специалисты получали зарплаты»

Психолог регионального общества трезвости рассказала «Русской планете» о том, как работают с алкозависимыми в Тамбове и грозит ли нам распад нации
Владимир Лактанов
7 мин
Здание Общества трезвости и здоровья в Тамбове. Фото: Лариса Щербинина / «Русская планета»
Ежегодно в Тамбовской области умирают около 14 тыс. человек. Значительная часть — по причине алкоголизма. Более 400 человек уходят из жизни от отравления суррогатами. Около 200 — сводят счеты с жизнью в нетрезвом состоянии. 62% мужчин умирают в нетрезвом состоянии. Такие пугающие данные РП предоставили в Тамбовском региональном обществе трезвости и здоровья. В октябре эта «легендарная» организация отмечает свое 30-летие. В связи с круглой датой РП встретилась с заместителем председателя общества, психологом Валентиной Стрекаловой.
Тамбовское региональное общество трезвости и здоровья сохранилось одно из немногих в России. Само название кажется архаичным. Но раз такое общество существует, значит, оно кому-нибудь нужно? Оказывается, да. И в первую очередь — самим алкого… алкозависимым людям.
Место встречи — древнее здание в одном из закоулков Тамбова — практически в центре. Опознать его можно по красной табличке советских времен. Как только переступаешь порог, сразу же хочется уйти прочь. «Интерьер» и какой-то особенный запах, сохранившиеся с прошлого века, нагоняют тоску. Настораживающая тишина и ощущение, что время здесь застыло.
«Все алкоголики перестают пить. Лишь некоторым это удается сделать при жизни», — такая вывеска встречает гостей перед входом. Здесь и беседуем с психологом Валентиной Стрекаловой. Пациентов в это время еще нет — они собираются по вечерам.
– Валентина Александровна, вы опытный психолог, а 20 лет работаете в Обществе трезвости! Почему именно здесь?
– Люблю я их (смеется)! Наверное, такова моя миссия в жизни. И не потому, что они без меня не смогут обойтись. Прежде всего я привязалась к обществу трезвости, чтобы самой оставаться здоровой. Не скрываю, что когда-то и мне пришлось пообщаться с «зеленым змием». В 80-е годы прошлого столетия вокруг меня не было ни одного человека, не употреблявшего спиртного. В том числе с проблемой алкоголизма столкнулся кое-кто из моих родственников.
– Для этого и вступили в общество трезвости?
– В то время многие сюда вступали. Если помните, в 1985 году был знаменитый указ Президента СССР Михаила Горбачева о борьбе с пьянством и алкоголизмом. Вот тогда и появилось наше общество борьбы за трезвость. Вступали в него все подряд — так требовала партийная система. Помню, как мы смеялись над тем, что надо было платить взносы по рублю: мол, у чиновников денег не хватает, вот с народа и собирают.
Признаюсь, шла сюда с неприятием ситуации. Хотела только обратиться за консультацией. Но постоянное общение с выздоравливающими людьми пошло на пользу. Невольно оказалась лидером среди них. А главное, и сама стала трезвой. Ведь ранее и не осознавала, что у меня тоже есть проблема с употреблением алкоголя. Была уверена, что управляю этим процессом. Чтобы поддержать близкого человека, из-за которого сюда пришла, я отказалась от спиртных напитков.
– Удалось ли помочь избавиться от алкогольной зависимости своим близким?
– Удалось. Трезвость живет в нашей семье уже 27 лет. Наверное, именно организация и научила нас быть счастливыми так долго. Знаете, опыт чужих бед и побед срабатывает куда эффективнее, нежели скучные лекции о вреде алкоголя. Когда в нашем помещении собираются «Анонимные Алкоголики» (группа поддержки для выздоравливающих алкоголиков. — Примеч. авт.), то рассказывают свои истории, делятся удачами и промахами. Ведь известно, что встречаются случаи, когда люди бросают пить, живут без этого по несколько лет, но потом позволяют себе какой-нибудь «безобидный» бокал шампанского или слабого вина на Новый год и срываются.
– Что сегодня собой представляет региональное общество трезвости?
– К сожалению, прежней структуры, когда наши отделения были во всех городах и районах области, уже нет. Все позакрывали в начале 90-х. Поработали лет шесть и хватит — «вылечились». Осталось только городское отделение в Мичуринске. Причина понятна — нет финансирования. Можно сказать, что работают у нас настоящие энтузиасты. Как иначе назвать людей, готовых отдавать свое время и опыт за чисто символическую плату? А раньше наши специалисты получали зарплаты.
Избавились и от лечебно-трудовых профилакториев, так называемых ЛТП. Позже и от вытрезвителей, сейчас, правда, снова заговорили об их открытии. И я только за! Но с условием, что должны быть обученные команды специалистов, которые понимают, что алкоголизм — это болезнь.
– По каким направлениям вы работаете?
– Прежде всего — профилактика. На первичном этапе встречаемся с теми, кто еще не употребляет вещества, изменяющие сознание. Это, как правило, школьники до 6 класса. Вторичная профилактика — работа с группой риска, куда входят подростки, которые уже пробовали такую гадость. И третичная — реабилитация химически зависимых. Здесь подключается наш Центр реабилитации зависимых «Мост», который действует в Тамбове с 2010 года. Недавно подписали соглашение о сотрудничестве с областным УМВД в наш Центр брать социально незащищенных мамочек, у которых стоит вопрос о лишении родительских прав. Четыре года сотрудничаем и с УФСИНом — консультируем условно осужденных, совершивших преступления, находясь «под градусом». Также реабилитируем семьи условно осужденных. Здесь спасают областные гранты, полученные за наши социальные программы. Радует, что эти направления поддерживают власти. Кстати,  в 2015 нас освободили от арендной платы. В этом поддержала гордума.
Радостным событием для нас стало то, что наконец-то заключили договор с Тамбовской Митрополией. Также будем проводить у них беседы, заниматься реабилитацией. Считаю большим прорывом, что в православных храмах начинают возрождаться сообщества трезвенников. Но здесь обязательно нужна поддержка государства.
Валентина Стрекалова. Фото: Лариса Щербинина / «Русская планета»
– Но вы ничего не сказали про «Анонимных Алкоголиков». Разве это теперь не ваш «профиль»?
– Можно сказать, что общество трезвости стало посредником между алкоголиками и группами поддержки зависимых людей. Когда-то мы были единым целым, а сейчас «Анонимные Алкоголики» уже могут проводить свои собрания и без нашего вмешательства. Среди них есть свои лидеры и наставники, которые идут путем оздоровления и помогают другим. Но это не говорит о том, что мы не с ними. Вместе работаем по программе «12 шагов».
Еще одно направление — родственники алкозависимых. Знаете, иногда прежде нужно лечить именно их, нежели алкоголиков. Наши группы родственников так и называются «Начни с себя». Этим людям удается менять стиль поведения, даже эмоциональный фон. Случается, что человек пять лет как не пьет, а его близкие ведут себя с ним так же, как и раньше. Даже начинают провоцировать. Рецепт здесь простой: спасись сам, тогда и вокруг тебя спасутся.
– А можно ли проконсультироваться с вами по телефону, не приезжая в общество трезвости?
– Конечно. Таким образом мы ежедневно общаемся с обратившимися со всего региона. Это абсолютно бесплатные консультации по телефону: (84752) 72-33-79.
– Валентина Александровна, кто сегодня ваши клиенты и кого среди них больше: мужчин или женщин?
– К нам приходят люди из так называемых социально слабозащищенных слоев населения. Ведь вип-клиенты готовы платить деньги, чтобы держать свою информацию в секрете. Мужчин среди алкоголиков больше. Но, к сожалению, растет и количество женщин. Зачастую они стараются скрыть свою привязанность к бутылке, переходят на одиночное употребление. А к нам обращаются уже в более тяжелой форме заболевания, когда совсем невмоготу. Однако мнение, что женщины не лечатся, ошибочно. Просто слабый пол спивается быстрее, поэтому браться за себя нужно как можно раньше.
– Есть мнение, что Россия из-за увлечения алкоголем близка к распаду нации. Неужели все так страшно?
– На одного жителя России приходится 18 литров чистого спирта в год. Или 45 бутылок водки. Опасность в том, что распад нации наступает уже с восьми литров употребления этилового спирта на душу населения. Получается, что мы более чем в два раза превышаем смертельную дозу.
Страшно, что пьянствуют подростки. И здесь тоже налицо факт деградации. На международной математической олимпиаде 2015 года среди школьников россияне не получили ни одной золотой медали. Когда-то у нас были первые места, теперь Россию обошли Перу, Израиль и Северная Корея.
Или такие примеры. По данным международной программы по оценке образовательных достижений учащихся, Россия заняла 34 место из 65, оказавшись в категории ниже средних. По прогнозам ООН, к 2025 году население России сократится на 10 млн человек. Причина все та же.
– Но ведь так в России было не всегда?
– Верно. Вспомним 1914 год, когда ввели «сухой закон». Тогда ежегодно на одного человека приходилось, по официальной статистике, 4,7 литра выпитого спиртного. В 1925 году, после отмены этого закона, появилась водка «Рыковка», но Россия по инерции оставалась трезвой, в том числе 90% женщин не пили! Даже во время войны процент пьющих у нас был очень маленьким.
– Но почему так много пьют сегодня? Стали слабовольными из-за нестабильности? Живем в неуверенности и страхе?
– Дело не в этом. Радует, что молодежь все-таки старается находить интересы, которые не дают шанса распускаться. Например, больше стали заниматься спортом. Основная возрастная категория алкоголиков — 30-50-летние. И этому есть объяснение. Теперь мы пожинаем последствия 90-х, развала страны и потери ценностей. В одночасье не стало ни комсомола, ни пионерии. В результате мы получили целое «потерянное» поколение. Они-то и попали в рабство к «зеленому змию». И бороться с ним сложно.
– Есть поверье, что у этого «хищника» три главы: психическая, физическая и духовная зависимость. Какую же надо отрубить в первую очередь, чтобы сразить врага?
– Сильнее все-таки духовная составляющая. Нужно изменить сознание. Есть в моей практике такой случай. Один из членов нашего общества — молодой человек 26 лет из Первомайска, педагог по образованию. Он «проколол» (а мы ведь еще работаем и с наркоманами) две машины, две квартиры. Когда начали разбирать духовные аспекты болезни, он зарыдал. Спрашиваю: «Что ты плачешь?» Он говорит: «Возникла такая картинка перед глазами». И делится воспоминаниями. Проснулся утром. На улицу выйти не может — мама заперла дома. Парня всего трясет, и он, стоя на коленях, сам себе «варит» дозу. Оказывается, именно этот образ и вызвал у него слезу. Говорит: «Если раньше, когда меня спрашивали: перед кем ты встанешь на колени, я отвечал: перед мамой, любимой, ребенком, чем-то святым. То тут дошел до того, что преклонился перед наркотой». Получается, что происходит замена ценностей: алкоголь и наркотик попадают в разряд доминирующих.
– Для борьбы с пьянством применяли разные эксперименты. Вводили «сухие» законы, отменяли рекламу пива, ограничили время продажи спиртных напитков. Как считаете, есть ли результаты?
– В свое время много критиковали Горбачевский «сухой» закон. Говорили, что взамен спиртному появились наркотики. Хотя это зелье пришло к нам своим путем, когда упал «железный занавес». Много недовольства было очередями за водкой, которую давали по талонам. Однако результаты мы видели положительные: ДТП и других несчастных случаев, совершаемых из-за алкоголя, стало меньше, увеличилась рождаемость. Правда, продержалась страна на сухом законе только четыре года. А потом казне, видимо, снова потребовались деньги.
Сегодняшние меры одобряю. После девяти вечера молодежи с пивом и коктейлями в скверах поубавилось. И праздники городские массовые «протрезвели». Но подпольные пути всегда находятся. Альтернатива — «шинки», где можно «отовариться» без проблем. Считаю, что порядка с продажей спиртного не хватает, нужно применять более жесткие наказания. Помню времена, когда по деревням милиция вылавливала самогонщиков, бидонами выливая эту гадость. Сегодня же даже в газетах реклама пошла: самогонные аппараты недорого пришлют прямо с инструкцией!
– Может быть, на государственном уровне нужно искать какие-то новые методы борьбы с пьянством?
– Однозначно, пора ввести государственную монополию, дабы исключить подпольное производство. Ежегодно в России умирают около 47 тыс. человек от отравления суррогатами. Этот процесс важно контролировать централизованно, в том числе и рекламу. Хорошо бы до 21 года увеличить возраст тех, кто может покупать алкогольные напитки.
А еще больше внимания уделять профилактике. Когда провожу беседы на родительских собраниях в школах, прошу поднять руки тех мам и пап, кто вообще не пьет. Откликаются 1-2 человека. Спрашиваю: «А кто хочет, чтобы ваш ребенок вырос алкоголиком?» Смотрят на меня, как на сумасшедшую. Так почему же не показать детям, что отмечать праздники, выбираться на природу можно и без спиртного? Все начинается зачастую с личного примера — в семье, где дети невольно становятся свидетелями таких традиций.. Даже пивные посиделки родителей — дурной пример для их чад. Скажу, что повальное увлечение пивом вывело подростков нашего региона на уровень 25% от числа зарегистрированных с диагнозом «бытовое пьянство».
Признаюсь, у меня иногда бывает такая апатия, ощущение эпидемии, неуправляемого процесса алкоголизма. Спрашиваю себя: «Ну за какую же еще ниточку потянуть, чтобы изменить ситуацию?». И опять же склоняюсь, что начинать надо с семьи, с родителей. Потому что у детей к ним безусловная любовь. И все, что делают родители, их чада считают правильным — до определенного возраста, конечно.
Фото: Лариса Щербинина / «Русская планета»
– Наследственность может сыграть злую шутку в семьях алкоголиков?
– Помимо того, что это скажется на здоровье потомков, есть и другие моменты. Так, до 60% мальчишек из пьющих семей сами становятся потом зависимыми. А до 60% девочек, в окружении которых были родственники «под шофе», выходят замуж за алкоголиков. Чисто на бессознательном уровне они находят парней, которые в будущем спиваются. И тогда женщина попадает как бы в свою колею, она уже адаптирована к таким условиям проживания.
Кстати, до 45% представителей сильного пола имеют тенденцию к бесплодию от алкозависимости.
– Много ли пьющих в Тамбовской области?
– Более 20 тысяч алкоголиков стоят на учете в областной наркологии. А сколько невыявленных! 40% населения нашего региона от 20 до 39 лет имеют алкогольную зависимость. 55% таковых — от 40 до 59 лет. Женщины из этого числа составляют 15%.
К сожалению, Тамбовщина на общероссийском фоне трезвостью не выделяется. В целом только меньше 5% жителей страны не употребляют алкоголь.
Знаете, недавно я поняла, что в России есть одна большая секта — поклоняющихся бутылке. Посудите сами: мы устраиваем целые ритуалы вокруг, казалось бы, безобидной бутылочки с вином. Ставим ее во главу стола, и все подчиняем ей: сервируем, готовим закуску, произносим тосты. А далее – веселье, где мы, опьяневшие, начинаем, словно павлины, распускать хвосты. В конце концов в эти ритуалы закладываем все — даже собственную жизнь. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин