Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Не знаем, как зверей от людей защищать»

Корреспондент «Русской планеты» узнала, почему бабушки представляют опасность для львов
Елена Коваленко
7 мин
Фото: Лариса Бахмацкая
Зоопарк в Ставрополе начинает работать в 9 утра, но в администрации меня предупреждают, чтобы я приходила пораньше, если хочу посмотреть, как кормят хищников. Еду им дают раз в день, и без свидетелей. Точнее, без зрителей — чтобы не отвлекали. Встречает меня, как договаривались, Александр Тарасевич, уже приехавший на работу на стареньком велосипеде непонятной марки. Должность его звучит витиевато: подменный рабочий по уходу за хищниками. Саша — высокий и крепкий мужчина в камуфляже, оказывается очень скромным и поначалу боится меня больше, чем хищников. Все спрашивает, надо ли что-то говорить или можно молча ходить? Подтверждаю, что можно молча и через какое-то время он неуверенно и тихо начинает рассказывать, что работает с животными больше 20 лет.
– Я только официально с 1995 года тут, а до этого еще и просто приходил. Раньше я катал детей на лошадях по парку, потом конюхом стал работать, а позже перешел на хищников. Мне с животными легче, чем с людьми. особенно на свежем воздухе. С ними помолчать можно, да и искренние они.
– Страха не было?
– Конечно был, как это — зайти ко льву или к медведям! — Саша делает страшные глаза. — Боялся, потом научили, как правильно себя вести, спиной не поворачиваться никогда.
Идем со смотрителем хищников по пустому зоопарку. Большие кошки рады, прыгают, издали узнавая кормильца. В некоторых вольерах почему-то морковка, яблоки, капуста, хлеб.
– Неужели не знают, что это хищник, он же не ест такое, — возмущается Александр, — и постоянно одно и то же! И говоришь, объясняешь, предупреждаешь, а люди как глухие. Это я уже часть сегодня успел убрать. Сначала загоняю зверей в зимник — это закрытое помещение — убираю вольер, а потом — наоборот.
Звери послушно переходят из одного помещения в другое. Александр достает из холодильника огромные куски мяса, рубит их, раскладывает по ведрам, взвешивает. Летом на одного крупного хищника приходится 7 кг мяса, зимой — 8. В вольере семейной пары львов много монет. Я не понимаю, почему.
– Лев спит, — грустно объясняет Саша, — а в него горстью монет кинут, он и встает. Я собираю мелочь и на пенек складываю в вольере. А есть такие, кто специально с палками приходит, тычут в животных. У нас ивушка росла, так у дерева все ветки оборвали, чтобы зверей мучать. Если животное спит, зачем его так?
– Любимица у меня Клепа. Мы когда взяли ее, полгода ей было, я с ней гулял на поводке. Сейчас тоже можно погладить, она ничего не сделает. Виту тоже можно погладить, но она хитрая, потому что играть хочет. А Клепа уже беременна, через три месяца вновь котята появятся зимой. Бывало и четырех приводила, и троих. В этом году двоих, и один умер, но он слабенький был. Выкидыши у нее даже были.
– А с чем это связано?
– Люди бросают всякую дрянь, видимо, что-то съела. Кости, печенье, конфеты, шоколадки. А зато уткам курицу, колбасу.
Звери приступают к завтраку. Саша куда-то исчезает, а я встречаю управляющего ООО «Зоопарк» Александра Мироненко, который рассказывает, что все продукты покупают проверенные и только у местных производителей, так что санкции не страшны.
– Не из Москвы же мясо возить, — управляющий улыбается, но не мне, а амурскому тигру, который внимательно наблюдает за ним из вольера. — Витуся, иди сюда, поднимайся. Я тебя жду, где ты ходишь. баловаться тебе хочется.
Управляющий треплет красивого красавицу по загривку. Витуся подставляет бок и почти мурлычет, словно котенок.
– Она попала к нам еле живая, мы ее перекупили, бедненькую, была запуганная, совсем слабенькая. Первую неделю девочка вообще не выходила, я уже думал, что не выживет. А сейчас смотрите какая красавица выросла.
– А вот наши ударники, — показывает он на соседний вольер со львами и разговаривает одновременно со мной и с дикими кошками. — Иди сюда, Клепушка, красавица моя, хорошая. Если бы не Клепа, тяжело бы зоопарку было. Почти все животные новые, которые здесь появляются, благодаря ей. Меняем ее львят и продаем. Умница моя пришла. А Лева что лежит? Клепа, ну-ка наступи на него. Я говорю, наступи!
Львица, действительно, наступает на расслабленно лежащего льва. Он встает и тоже подходит к клетке, но почесать себя не дает, а вскоре ложится обратно, греться на осеннем солнце.
– Она главнее?
– Нет, от Левы ей, бывает, хорошо достается. Попали они к нам отдельно. Клепу мы купили за полторы тысячи долларов в передвижном зоопарке еще в 2006 году, а мальчика я привез в 2010 году из Геленджика. Работа с хищниками отличается несколькими пунктами. — переходит на официальный язык Александр Мироненко. — Работа в зоопарках — это вход во все вольеры до открытия зоопарка для посетителей. Кормим мы их один раз в сутки, в принципе, как и в дикой природе. Александр этим занимается, еще у него есть напарник. По льву сразу видно, если аппетита нет или приболел — хребет начинает просматриваться, ребра. А сейчас лежат сытые, шкура блестит и довольные. А у Клепы дети каждые пол года рождаются. Зимние послабее, а летние красавцы один другого лучше. Первые семь дней львица от детенышей не отходит, а когда она начинает выходить, мы начинаем порядок наводить, убирать. И через четыре-пять недель малышей отнимаем и сразу даем им козье молочко, яичко, маленькие кусочки мяса. Малышок наш уже отдельно, ему скоро три месяца, он сырое мясо с удовольствием ест.
– С кем из хищников сложнее, кто хитрее?
– Вон он лежит, непредсказуемый, — показывает управляющий на клетки с медведями, — ко льву руку протягиваешь, он оскал сделал, предупредил, что не стоит так делать. А этот с одинаковым выражением морды может напасть, а может и не напасть. Крайне редко случается, что в зоопарках на людей нападают слоны, парнокопытные, кошачьи. Большинство трагических случаев связано только с медведями. Животное очень сильное, оно никогда не предупреждает, очень хорошо обучается.
– У вас в зоопарке, кажется, был случай, когда медведь разорвал кормившую его женщину.
– Да, женщина, которая кормила и ухаживала за мишкой с его первых дней, вырастила его, совершила одну ошибку, отвернувшись, и он ее разорвал. Медведь никогда не нападет, если видит, что цель не будет достигнута. Вызвали мы тогда наряд милиции и застрелили животное. Если он пошел на человека, толку уже не будет. Медведь, как выражаются артисты, если пошел в зал, оказывает неповиновение, сразу отдается в зоопарк. У этого зверя такая лапа, что от нее не увернуться. В его клетке находили мы кожаную куртку, которой, видимо, кто-то животное дразнил, размахивал, и фотоаппарат, и папку с документами, и даже дипломную работу. Медведь у нас молоденький еще, нашли его в Тебердинском заповеднике малышом, видимо, мать погибла, и он жил возле людей там какое-то время, пока мы его сюда не забрали.
– В московском зоопарке мне говорили, что нельзя, если вы нашли в лесу мишку, забирать его и увозить.
– Правильно, если мать поблизости будет, она не простит. Из-за этой жалости к нам постоянно звонят: «ой, мы стрижа нашли, ой совенка нашли». Просим, не трогайте вы животинку, звери сами во всем разберутся». Или косулю привезли, ой, она одна лежала, мы ее и взяли. Объясняем, что не одна она лежала, что надо вернуть обратно. Вроде бы народ у нас умный, а глупости делают.
В соседней клетке вальяжный краснокнижный дальневосточный леопард наблюдает за нами. Животное хромает на одну лапу.
– Мальчик наш, прыгнул неудачно и порвал сухожилие. Зашили ему, стал ходить нормально, но как погода меняется, леопард сильно хромает. Мы даже прогноз погоды не слушаем, Мальчик точнее покажет.
– Передвижные зоопарки — зло для животных или это миф, что там все так ужасно?
– Нет в них ничего плохого, во всяком случае это лучше, чем новомодные контактные зоопарки, которые повсюду появились. В 1978 году в стране вышли рекомендации и наставления по поведению в зоопарках, и первое правило — любой контакт животного с человеком должен быть исключен. Не бывает так, что кто-нибудь придет, скажет, «мужик, вот тебя тысяча, чтобы я зашел в клетку и сфотографировался, а ты с лопатой рядом постой». А там этот контакт происходит, дети кроликов за уши таскают, а животные находятся на крошечной территории. Им же нужно нормальное пространство, чтобы жить.
– Я заметила, что кормят хищников разным мясом, это какие-то правила определенные или дело вкуса?
– В питании у животных есть свои предпочтения. Львы больше любят говядину, амурская тигрица еще молодая, поэтому не очень переборчива к еде, хотя баранину недолюбливает. Больше всего любит зрелую говядину. Медведи всеядные: и рыбку, и говядину и конину. Пару раз в месяц даем мы им что-то живое: кроликов, уток, чтобы как в природе все было.
– Саша показывал вольеры, в которые кидают абы что. Такое постоянно происходит или сезонное?
– Неадекватных посетителей полно, мы даже у медведей сделали новое ограждение, не знаем, как еще зверей от людей защищать. Недавно пришли люди, ребенка через ограждение перенесли и поставили около медведя, до сих пор не понимаю, почему медведь не среагировал, чудом удалось избежать трагедии. Другие подманивают животных, и потом палками тычут. Мы камеры ставим, хотим заменить решетки стеклом, чтобы не бросали ничего в животных. Самые сложные посетители — бабушки. Они со своей сердобольностью приносят трубчатые кости курицы, а это для хищников как яд. Вот она эту курочку заграничную съест, которая непонятно где и как была выращена, косточки соберет и начинает высыпать. Не понимают бабушки, что это вред, обижаются, мол, я покормить пришла. Смотрим, что у нее в пакете. А там старая картошка, объедки. Объясняем, что у нас все свежее с рынка, можно самим питаться. А недавно бабушка ребенку дала в руку кусок хлеба и просунула ручку внучки в клетку с волками. Они и содрали кожу.
– А вас цапали?
– Нет, — директор смеется, поглаживая камерунскую козу, — пока не случалось. Если не любить животных, то лучше в зоопарке не работать, они ведь чувствуют отношение и так же отвечают. Когда на работу новый человек приходит, я на собеседовании спрашиваю, как именно он любит животных. Первое условие — зайти к хищнику, и по человеку сразу все становится понятно: годен он на эту работу или нет. Животное воспринимает страх как угрозу.
– Любимица у вас есть?
– Конечно, наш меценат Клепа — моя любимица, мы ее все любим. Львы в неволе хорошо размножаются, а с тиграми и леопардами намного сложней детенышей вырастить. Львенка в месяц можно забрать, а тигренка только через пять месяцев, с леопардами еще сложнее. Наша тигрица вошла в период половой зрелости и если за год-полтора мы ей тигра не найдем, она может и сдохнуть. Ее надо будет постоянно колоть «антисексами», гормоны не дадут ей жить спокойно. Будем искать мальчика. Потому что на время у кого-то взять — очень сложно. Во-первых, везти, а значит — усыплять. Потом период адаптации. Нормальный хозяин на это не пойдет. Вес тигра сложно установить, смотря какой тонус мышц: 180 или 250 килограммов. Дашь снотворного меньше, не подействует, а больше — не проснется. Мы не ставим цели брать временного, все свое должно быть.
Во время разговора Мироненко продолжает поглаживать львицу, потом — лису, белоголового сипа, лошадей.
– Когда бизнес в России только начинался, все бартером было: я тебе тонну металла, а ты мне — зерно. Так и среди зоопарков. Все знают, что у нас есть львенок и что сейчас ищем рысь. Без денег обходимся, чистый бартер.
– В соседнем ростовском зоопарке есть и жирафы, и бегемоты. Вы не планируете добавлять экзотических животных?
– Ростовский зоопарк находится на бюджете у области, а мы что заработали — на это и живем. До 1982 года были на бюджете, а потом от зоопарка край отказался, и мы зависим сами от себя. Заработали денег — купили животных, не заработали — надо зиму пережить. Главное, чтобы не мешали. Сейчас столько структур развелось, которые проверяют, штрафы пытаются выписывать.
Клепа бросается к решетке, внимательно смотрит куда-то. Оказывается, по зоопарку, переваливаясь на больших лапах, идет ее котенок Ляля. Тигрица напряженно следит за малышкой. Ляля в блестящем ошейнике на рыжей мягкой шерсти на Клепу не реагирует, проходит мимо клетки. За Лялей появляется и Саша, и оказывается, что трехмесячную девочку можно погладить.
– Целыми днями гуляет, позволяет гладить, но иногда и характер показывает, когда дети ей слишком докучают. — Саша идет следом за тигренком, не отстает и следит за малышом. — Его можно через полгода к Клепе привести, и она его вспомнит.
Волки, увидев Сашу, суетятся, поджав хвосты. Он объясняет мне, что таким образом псовые показывают, что не агрессивны. Кормит он их не утром, а чуть позже.
– Иначе шерсть на загривке дыбом поднимают, все, не подходи. Полярные белые — это девочки, а серые — пара.
Саша бросает куски мяса в вольер, но говорить ему больше нравится про львов.
– Ночью наш Лева орет так, что его слышно за два квартала. Многоэтажки отражают эхо, а ему кажется, что это какой-то другой лев ему отвечает, и он начинает переговариваться.
– А что касается хитрости, то это однозначно обезьяны, они самые вредные. — Явно соскучившись по общению, говорит другой Саша, подойдя к нам. — От медведя только нападения можно ожидать, а от этой все что угодно. Из сумки кошелек вытаскивала, сотовые у зазевавшихся людей отнимала. А наш черный жеребец бежал запряженный в карету по парку, впереди шла девушка. Лошадь схватила у нее сумку и метров через двадцать выбросила в кусты.
Саша мнется с ноги на ногу. Видимо, ему вновь надо по делам. Он посматривает на велосипед и замолкает. А напоследок говорит:
– Сложно с людьми весь день разговаривать, мне с хищниками привычней.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
7 мин