Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Могут отравиться не только собаки, но и маленькие дети»

Какова степень человеческой жестокости и цена собачьей преданности, выясняла РП у волонтеров собачьего приюта «ТимВилль»
Владимир Лактанов
3 мин
Лишь за решеткой животные находятся в полной безопасности. Фото: Константин Бельченко / «Русская планета»
Калининградец чуть было не утопил восьмерых щенков вместе с их матерью. Для животных история закончилась благополучно: прохожие вытащили их из воды, принесли в ветеринарную клинику, а оттуда их забрала владелица питомника.
«ТимВилль» находится в одном из поселков под Калининградом (владельцы питомника просят не называть его местонахождение) в 5 км от последней автобусной остановки. Идти по трассе, где нет тротуара, зато есть крутой склон — не большое удовольствие. Но я свернул на немецкую проселочную дорогу, по обоим сторонам которой густо растут деревья, прозванные в народе «последними солдатами Вермахта» — за большое количество автоаварий и унесенных ими жизней. С этого места меня довезли на машине сотрудники приюта.
– Вам повезло, что на улице сухо — идти хорошо, — приветствует меня Лариса Процан, одна из руководителей приюта. — Мы ходили по этой дороге в течение двух лет в любую погоду, пока этой весной не приобрели машину.
Через несколько минут мы подъехали к полуразрушенному зданию с гнездом аиста на крыше — при немцах здесь располагалась конюшня, сейчас здесь живет около сотни собак.
История приюта «ТимВилль» началась с пса по кличке Тим с парализованными задними лапами, которому волонтеры заказали в Москве специальную тележку, чтобы он мог с ее помощью передвигаться.
– Я отвезла бездомную собаку в одну из ветклиник, где ее оставили с условием, что я буду ее курировать, то есть кормить, убирать за ней и оплачивать передержку — 100 рублей в сутки. В той клинике я познакомилась другими девочками, которые тоже ухаживали за бездомными собаками, — вспоминает Лариса.
По ее словам, бывало так, что в какой-то день приходили все, а в другой — никто. Поэтому активисты составили график, чтобы собаки получали необходимый уход каждый день. С этого в 2010 году и начал функционировать приют, который весной 2013 года получил свой постоянный адрес. Правда, вскоре после этого коллектив приюта практически полностью поменялся — не все были готовы ежедневно преодолевать километры.
Зато в этом месте собакам есть где разгуляться: просторные вольеры и обширный двор, где старая техника частично приспособлена под будки. Рядом со зданиями конюшен есть поле, вполне пригодное для выгула животных.
Однако громкий и постоянный лай — проблема для местных жителей, ведь приют находится на территории поселка. Понимая это, волонтеры уже подыскали новое помещение для приюта под Полесском (город в 47 км от Калининграда. — Примеч. ред.) — тоже в поселке, но в удалении от соседей примерно на полкилометра.
Работа волонтера приюта для собак — далеко не «райское наслаждение». Это ежедневная уборка и кормление около сотни собак, которые съедают примерно 40 кг кормов в сутки. И все это делают в свое личное время пять девушек (мужчин, готовых добровольно поддержать это начинание, пока не нашлось), но есть еще добровольцы, помогающие ремонтировать вольеры, покупать стройматериалы и корма.
– На какие средства содержатся животные?
– Сейчас на пожертвования, которые мы собираем через интернет, а раньше содержали на собственные средства — в результате набрали кредитов, которые теперь выплачиваем, и из-за этого не можем содержать животных за свой счет, — отвечает Лариса Процан.
Кормление собак — тяжелый ежедневный труд. Лариса Процан. Фото: Константин Бельченко / «Русская планета»
Собаки попадают в приют разными путями: кого-то подкидывают, кого-то подбирают волонтеры на улице, а кого-то забирают из ветеринарной клиники после лечения. Некоторых животных забирают у хозяев, которые с ними жестоко обращаются. К примеру, хозяин Ночки и Мухи бил их и подвешивал за задние лапы. Узнав об этом, соседи забрали собак и передали в приют. Другой пример — пес Пончик, попавший в приют после страшной травмы лапы, которую пришлось ампутировать.
Побывав в недобрых руках, животные испытывают стресс и даже после длительной реабилитации в приюте остаются пугливыми и боязливыми. Даже в присутствии работников приюта всеми силами стараются избежать встреч с незнакомыми людьми.
– Те наши собаки, которые успели столкнуться с человеческой жестокостью, приобрели комплекс страха перед людьми, — отмечает Лариса Процан.
Единственное, что есть сегодня в законодательстве на эту тему в России — статья «Жестокое обращение с животными» в Уголовном кодексе, но она существует скорее для «галочки», чем имеет какую-то реальную силу.
Отчасти улучшить ситуацию в Калининградской области можно было бы, приняв местный закон, но, увы, пока инициатив в этом направлении тоже не наблюдается. Переговоры о выделении земли под общественный приют для животных также результатов не дали — власти региона считают, что для регулирования этой сферы вполне достаточно «Службы защиты животных».
– Работа «Службы защиты животных» весьма эффективна, но только в одной области — ликвидации животных, — с горечью отмечает Лариса Процан. —Собаки, которые к ним попадают, какое-то время передерживаются, и, если не находится желающих их взять домой, усыпляются. Такой вот конвейер.
Как пояснили в МКП «Служба защиты животных», денежные средства на содержание безнадзорных животных, отловленных на территории Калининграда, в бюджете города не предусмотрены. Питание для ежедневного кормления животных, в соответствии с установленными нормами (два раза в сутки), приобретается за счет внебюджетных средств, полученных от коммерческой деятельности предприятия.
В настоящее время на рассмотрении у губернатора области находится письмо главы Калининграда с просьбой рассмотреть вопрос «О наделении с 01 января 2016 года муниципальных образований Калининградской области государственными полномочиями по отлову и содержанию безнадзорных животных с передачей органам местного самоуправления необходимых материальных ресурсов либо принять решение об исполнении указанных полномочий самостоятельно». Но он не решается: непонятно, в чьей компетенции — региональных или муниципальных властей — он будет находиться.
Еще одна крайность — охотники на собак (догхантеры). В Калининграде, как и по всей стране, встречаются случаи истребления не только бродячих, но и домашних собак. Согласно идеологии движения, делается это из благих намерений — очистить город, пусть и незаконными методами.
– Догхантеры — это люди, которых либо не воспитали в детстве в любви ко всему живому, либо у них присутствуют комплексы, которые они решают за счет слабых. В результате их деятельности могут отравиться не только собаки, но и маленькие дети, которые все тянут в рот, — отмечает руководитель «ТимВилля». — Я живу с позитивом, но объективно смотрю на вещи и считаю, что у нас в России никогда не будет порядка в этой сфере. Поэтому я стараюсь полагаться только на себя. Сейчас мы переедем и постараемся сделать так, чтобы наше хозяйство приносило какой-то доход, чтобы больше не попрошайничать и ни от кого не зависеть. 
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин