Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Приходится искать не талантливых детей, а талантливых родителей»

Дирижер детского народного оркестра о поездке на выставку «ЭКСПО», современных конкурсах и недоступности частных музыкальных школ
Владимир Лактанов
6 мин
Дирижер детского оркестра народных инструментов ДМШ № 2 города Тамбова, лауреат международных конкурсов, кандидат искусствоведения Алексей Моргунов. Фото из личного архива Алексея Моргунова
Для кого-то из юных музыкантов учебный год начался с обычного разучивания новых этюдов и пьес, для кого-то — с концертов и поездок в Европу. Ансамбль народных инструментов ДМШ № 2 Тамбова отправился покорять Италию. Музыкантам предстоит выступить на Всемирной универсальной выставке ЭКСПО-2015. За день до поездки корреспондент РП встретилась с одним из руководителей коллектива, дирижером Алексеем Моргуновым.
– Где только ни выступали ваши ученики: в Сочи на Олимпиаде, в зале Московской консерватории, на других интересных площадках России. Какими судьбами теперь в Италию?
25 сентября на Всемирной универсальной выставке ЭКСПО-2015, проходящей в Милане, состоится открытие Дней культуры России. По этому случаю организуется торжественный прием в генеральном консульстве России. Выступить на событии пригласило нас отечественное Минкультуры. Везти целый оркестр очень затратно, представит страну часть коллектива — ансамбль, в составе которого пятеро детей и двое преподавателей. Может, посчастливится выступить и в Миланской консерватории — ведем переговоры и по этому поводу.
– Что вошло в вашу «итальянскую» программу?
– Разное: Рахманинов, Щедрин, Гаврилин, Хименес, народные обработки («Барыня», «Камаринская», «Волынка») и другие произведения. Программу мы успели хорошенько «обкатать»: в течение трех недель выступали на разных концертных площадках на Тамбовщине и за ее пределами.
– Говорят, некоторые дети из оркестра по 5–6 часов на летних каникулах занимались. Это чтобы выдержать конкуренцию?
– Конечно, никто жесткие рамки не ставил. Такие продолжительные занятия стали нормой для тех, кто в составе оркестра выезжает в ежегодный летний творческий лагерь. Но отчасти вы правы: внутри класса, оркестра, школы в целом без конкуренции не обойтись. Однако она должна быть здоровой. Задача преподавателя — «модерировать» эту конкуренцию, направляя в нужное русло. Поэтому струны у нас никто друг другу не подпиливает, а стараются взять верх более достойными поступками. Например, кто-то выучивает пьесу за 2 дня, кто-то — за 2 часа. Важно научить детей быть в такой борьбе добрыми и честными, чтобы они побеждали не за счет интриг и хитрости, а за счет способностей и усердия. Все должно быть логично: кто лучше играет, тот и получает больший бонус. В данном случае — возможность выступить в престижном мероприятии.
Детский образцовый оркестр народных инструментов участвовал в культурной программе Олимпиады в Сочи в 2014 году. Фото из личного архива Алексея Моргунова.
– Как вам удается найти столько желающих заниматься на балалайке? Ведь скажем откровенно, сегодня далеко не во всех музыкальных школах полный набор детей.
– Уверен, что набрать воспитанников можно без проблем на любой инструмент. Не знаю педагогов, трепетно относящихся к своему делу, кто бы не справлялся с этим. Когда приходишь в общеобразовательную школу набирать детей и играешь им вживую хотя бы «Чижика-Пыжика», они буквально все хотят учиться. Сложнее с их родителями, которых приходится «зажигать». Поэтому мы используем такую тактику: для детей играем сами, а для мам и пап показываем уже результаты труда на примерах своих лучших учеников. Однако поясняем: для того чтобы и их дети заиграли столь же красиво, нужны ежедневные домашние занятия.
Как правило, приходится искать не столько талантливых ребят, сколько талантливых родителей, проявляющих интерес к занятиям детей.
– Но как научиться мотивировать ребенка, чтобы его пыл не угас через неделю?
– Родительский интерес к творчеству ребенка — и есть важный мотиватор. Дети всегда ищут, чем привлечь внимание мам и пап. Поэтому нужно не ругать за то, что не брал в руки инструмент, а наоборот — поощрять занятия музыкой. Тогда можно рассчитывать и на успешный результат.
Как педагог я определил для себя одну вещь: ребенок, приходя в музыкальную школу, должен как можно скорее начать играть. Чтобы он смог выйти на сцену в наутюженном костюме с бабочкой и почувствовать себя артистом. Если он испытал кураж от того, как аплодировали в зрительном зале его родители, а кто-то даже и прослезился, это может стать мощным толчком. А дальше уже все будет зависеть от его таланта.
Кстати, нередко и взрослые, глядя на своих детей, загораются желанием научиться играть на балалайке. С такой просьбой ко мне обращаются каждый год. У некоторых появляется для этого время с выходом на пенсию. А кто-то и вовсе признается, что может выкроить свободный часок для игры на инструменте, работая где-нибудь в мастерской. Общаясь с такими людьми, в очередной раз убеждаюсь, что балалайка становится популярным инструментом.
Выступление в Большом зале Московской государственной консерватории им. П.И. Чайковского — бонус за победу в Международном фестивале-конкурсе «Мы за мир!». Фото из личного архива Алексея Моргунова.
– В последнее время все чаще поднимается тема частных школ. Почему бы, например, вам — педагогу с высоким авторитетом — не открыть такое образовательное учреждение?
– Один из минусов частных школ — стоимость обучения. Музыкальное образование — самое дорогое, ведь оно основано на индивидуальных занятиях. Судите сами: примерная стоимость затрат муниципального бюджета на одного ребенка в месяц по программе государственной музыкальной школы — 3 800 рублей. Сюда вложены оплата труда педагогов, коммунальные услуги. А если еще платить и за аренду помещения, то можно удвоить сумму. Для тамбовских семей частная музыкальная школа — очень дорогое удовольствие. В итоге заниматься музыкой станут только дети очень и очень обеспеченных родителей. Наша же задача совершенно другая — сделать качественное образование доступным, демократичным.
– А как вы относитесь к тому, что сейчас все музыкальные школы работают по двум направлениям: предпрофессиональное обучение и общеразвивающее?
– Предпрофильные программы — это хитрость Министерства культуры. Их наличие не позволяет отобрать финансирование у музыкальных школ. В итоге дети и получают бесплатное музыкальное образование. Каждый час в учебном плане таких программ оплачен государством. А вот общеразвивающие уже в скором времени могут встать на коммерческие рельсы как дополнительные образовательные услуги.
Вообще надо признать, что та система образования, которая есть сейчас в музыке, сохранилась со времен СССР. Она основана на непрерывной преемственности: школа, музучилище (колледж), вуз. Недаром ее позаимствовала сначала вся Европа, а потом весь мир — такая система всегда давала и дает лучшие плоды. Возьмем всем известный конкурс Чайковского. Кто в нем побеждает? Наши русские пианисты. Даже если речь идет об иностранных исполнителях, то педагоги их зачастую оказываются русскими.
– К слову о конкурсах. Не считаете ли вы, что их стало очень много, причем не самого высокого уровня?
– Конкурсы для музыкантов были важны всегда. Но раньше, в советские времена, их было меньше и они были гораздо сложнее. Сейчас даже областной конкурс может быть куда серьезнее, чем большинство тех, что проводятся под маркой «международный». По сути международным можно назвать любое состязание — достаточно пригласить кого-то в члены жюри из консерватории. При этом не будет регламентироваться ни состав участников, ни жюри. Конечно, нельзя говорить, что все свелось к такому уровню. Есть и конкурсы, где всегда побеждают только серьезные и вдумчивые музыканты.
Однозначно то, что дети должны участвовать в конкурсах, пока не вырастут как самостоятельные исполнители. Ведь что такое конкурс? Это концертное выступление, которое оценивает не только публика, но и профессионалы. Как невозможно научиться плавать, ни разу не войдя в воду, так и нельзя научиться высокому профессиональному мастерству, не пройдя конкурсы. Хотя есть примеры, когда музыканты становились всемирно признанными и без участия в таких испытаниях. Но это, как правило, редкие исключения.
«В последние годы времени на себя совсем не хватает», — дирижер оркестра Алексей Моргунов. Фото из личного архива Алексея Моргунова.
– Вы не только сами участвуете в конкурсах, но активно концертируете. К этому как-то обязывает руководство школы?
– Принуждения к исполнительской деятельности нет и не может быть. Напротив, за это могут поощрить. Но дело и не в этом. Играющий педагог всегда держит себя в форме: не теряет квалификацию, следит за всеми новыми тенденциями. Для народных инструментов это особенно важно, потому что каждые 10–15 лет у нас происходит очередная «революция» — взять хотя бы приемы игры. Помимо того, когда дети видят своего учителя на сцене, многое можно и не объяснять устно. Юные исполнители, словно обезьянки, любят все копировать.
– Признайтесь, а сами вы можете чему-то научиться у своих подопечных?
– Не скрываю, что именно дирижирование в детском коллективе и помогло моему становлению как профессионала. Работа с детьми открывает даже новые навыки общения. У меня довольно много времени ушло на то, чтобы понять, что разговаривать с ними надо на взрослом языке: не говорить о примитивных вещах, не «сюсюкаться». И не ставить себя «командиром войска», а быть первым среди равных.
– У детского народного оркестра — два руководителя: вы и Алексей Артемьев, который в прошлом был вашим педагогом. Каково работать в таком музыкальном союзе, где занимаются сразу несколько поколений?
– Уверяю вас — это очень полезное сотрудничество. Во-первых, нельзя сказать, что моим учителем Алексей Артемьев был только в прошлом. Перенимать опыт этого талантливого музыканта мне важно и по сей день. Нас связывает любовь к своему делу, служение искусству. И потом, очень важна чисто человеческая поддержка друг друга. В целом, творческий союз, где «сыгрались» три поколения, приносит хорошие плоды и имеет очень далекие перспективы.
– И все-таки, много ли детей продолжают получать музыкальное образование дальше, после окончания школы?
– Таковых остается совсем небольшой процент. Но так и должно быть — профессию музыканта выбирают, как правило, только самые талантливые. Нередко определиться помогает и накопленный в детском оркестре опыт. Ребята уже имеют представление о гастролях, поездках и понимают, подходит им такой стиль жизни или нет. Поэтому каждый год несколько учащихся из нашего оркестра идут получать профессиональное музыкальное образование.
Кого-то с пути сбивают родители, убеждая, что музыканты влачат жалкое существование. Между тем надо осознавать, что в любой сфере деятельности возможны хорошие заработки, если ты сможешь стать лучшим в своей профессии. Не надо думать, что будучи педагогом музыкальной школы, артистом муниципального или областного коллектива, ты будешь бедствовать. Сегодня зарплаты и педагогов музыкальных школ, и артистов муниципальных или областных оркестров на Тамбовщине — средние по экономике региона.
Реально получать и гонорары в полтора миллиона рублей. Но для этого нужно постараться вырасти, например, до уровня Дениса Мацуева.
– Зачем вам провинциальный Тамбов? Ведь вы получаете предложения переехать в крупные города?
– Трудно бросить то, во что вкладываешь всю душу, отдаешь сердце.
Сольный концерт Алексея Моргунова в музейном комплексе «Асеевская усадьба» (Тамбов). Видео из личного архива Алексея Моргунова.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
6 мин