Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Моя семья доказала, что “русского мира” нет»

Писательница — потомок казачьего и немецкого родов — об уроках XX века
Елена Коваленко
2 мин
Анна Кушнарова. Фото: Андрей Кошик / «Русская планета»
13 апреля в Краснодаре побывала популярная немецкая писательница и фотограф Анна Кушнарова. Ее роман «DjihadParadise» в прошлом году получил две престижные литературные премии в Германии.
В плотном графике поездки не только мероприятия, приуроченные к Году немецкого языка и литературы, встречи со студентами Кубанского государственного университета. Одна из главных целей — посетить станицу Гиагинскую, где жили ее предки. В 1882 году здесь родился Степан Кушнарев. О том, как потомок запорожцев попал в Германию, что она ждет от визита на Кубань и благодаря чему немцы вынесли уроки из тоталитарного прошлого, Анна рассказала в интервью «Русской планете».
– Насколько реальная Россия отличается от той, что могла сложиться в вашем представлении после рассказов родных?
– Это моя вторая поездка в Россию. Ответить на вопрос сложно, потому что первая была не по тому региону, откуда родом мой дед. Но еще ребенком я чувствовала определенную интеллектуальную связь с Востоком, сюда тянуло, хотелось познать эту страну. Во время первой поездки бросилось в глаза, что русские очень открытые и вежливые по отношению друг к другу, — мы общаемся через переводчика, но Анна активно помогает пониманию мимикой и эмоциями.
– Многие русские возразили бы вам на этот счет…
– Значит, мне повезло.
– В вашей семье часто вспоминали ту царскую Россию, которую оставил ваш дед?
– Нет, в семье немного говорили об этом, причины в мировых войнах. Когда дедушка женился на бабушке-немке, она из-за этого потеряла немецкое гражданство. Семья достаточно долго жила без гражданства, когда началась Вторая мировая война, бабушка, дедушка и их дети оказались в списке на депортацию в концлагерь. Для них это было очень тяжелое время, поэтому они предпочитали его не вспоминать. И только сейчас я пытаюсь вернуться к семейной истории.
– Дедушка скучал по России?
– Конечно. В молодости он пытался вернуться. Во время Первой мировой войны он попал в плен, когда освободился и вернулся домой, в России бушевала гражданская война. Дедушка воевал за белых, и когда они проиграли, покинул страну. Можно предположить, что в Германию он выехал лишь потому, что немецкий язык оказался единственным иностранным, который он знал, выучив в плену. Всю жизнь он не был по настоящему счастлив, тосковал по Родине.
– Получается, если ваши родные почти ничего не рассказывали о потерянной России, вы практически не знакомы с тем миром, который они оставили здесь?
– К сожалению, это так. Я первая в нашей семье, кого заинтересовала эта история. Хочется многое разузнать, раскопать, при этом я осознаю, что многое уже потеряно. Меня очень интересует история, я изучала историю и филологию в университете. История дедушки интересна мне лично, воспринимаю ее как белое пятно, как отсутствующий кусок мозаики, который хочется вернуть на место. Намерена проследить, как прошлый век, со всеми его волнениями, отразился конкретно на одной, возможно, малозначительной, семье в Германии. Об этом будет один из следующих моих романов.
– Это будет как «Тихий Дон»? Роман о нескольких поколениях одной семьи в водовороте глобальных перемен?
– Да, это роман о разных поколениях. Большая часть будет касаться уже Германии, того поколения, с которым я могу общаться и знаю, как они жили. Но часть будет и о жизни в России.
– Сегодня у нас часто говорят о «Русском мире». На ваш взгляд, существует ли отдельный, пусть и метафизический, «русский» или «европейский» мир?
– Не думаю, что существует что-то такое, как «русский мир» или «немецкий мир». История моей семьи это доказывает. Что касается России, в последнее время она имела положительный образ в Германии. Есть популярный русский писатель, пишущий на немецком языке, Владимир Каминер, он объясняет немцам, кто такие русские и что такое Россия. За последний год из-за определенных политических событий часть симпатий к вашей стране отступила на задний план, но в принципе среди большинства немцев остается весьма положительное отношение.
– В том числе, наверное, потому что у нас общая история. В этом году исполняется 70 лет окончания Великой Отечественной войны. На ваш взгляд, что помогло немцам пережить это испытание, стать обновленной нацией?
– Очень важно, что после определенного времени молчания, 50-х годов, когда о прошлом вообще не говорилось, пришло новое поколение, которое стало задавать вопросы и фактически принудило своих родителей не уходить от этого, не прятать прошлое, а быть честными и открытыми к нему. Благодаря этому вынесли уроки. Надеюсь, это помогло немцам освободиться от националистического прошлого и это не повторится.
– Вернемся к вашей поездке на родину дедушки. Не боитесь, что реальность окажется не похожей на тот мир старого казачьего быта, который у вас уже сложился?
– Не думаю, что меня ждет разочарование. Я открытый человек, много путешествую и перед поездкой стараюсь не задумываться о том, что будет. Нужно спокойно и открыто ехать вперед.
– Но сегодняшние кубанские станицы разительно отличаются от той обстановки, в которой жили ваши предки!
– Логично, что мир изменился. Но определенные константы остались: природа региона, люди изменились, но они должны быть похожими на поколение моего дедушки. Понимаю, что не вернусь в те времена, но благодаря поездке смогу лучше понять своего дедушку. Уже даже казаков в форме встречала, они выглядят так же, как я представляла.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин