Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Не думал быть писателем»

Как прошли детство и юность Леонида Андреева в Орле — в архивных данных и  воспоминаниях его современников

Владимир Лактанов
3 мин

Фото: Евгений Бугров/«Русская планета»

Музей писателя Леонида Андреева на улице 2-ой Пушкарной считается единственным в мире зданием, в котором по соседству с экспонатами до сих пор живут люди. Превратить дом полностью в остатки истории местным властям пока не удается. Переселить нынешних жильцов и сделать ремонт «под старину» с воссозданием атмосферы — весьма затратное мероприятие. Поэтому так и существуют нераздельно прошлое и настоящее Орла.
Дом, в котором провел лучшие годы великий русский классик, оброс легендами. Отец писателя, Николай, был землемером-таксатором. Устроившись на подработку в банк, отец писателя смог позволить себе его построить. Купив хату в два окна у солдатки Горлевской на 2-й Пушкарной улице, Николай Андреев ее снес и построил в 1874 году на этом месте дом в десять комнат, которому сегодня 141 год.
Добротное деревянное строение никогда капитально не ремонтировалось, говорят старожилы. Во дворе дома — колодец, к которому местные жители ходили за водой. Были здесь и хозяйственные постройки, конюшня, флигель прекрасный сад — гордость Николая Ивановича.
Семья Андреевых резко отличалась от остальных жителей на Пушкарной, рабочего люда — «сапожников, пенькотрепальщиков, кустарей-портных и иных свободных профессий представителей». Чтобы показать, что он зажиточный, Николай Андреев купил рояль — символ роскоши и достатка. Никто в этой большой семье никогда на нем не играл. Но и у рояля есть своя удивительная история. Намного позже, когда семья продавала дом, рояль оказался в семье орловской поэтессы Елены Благининой. Когда она узнала, чей это рояль, уговорила мать подарить его музею, который на тот момент уже обосновался в «андреевском» доме.
Никто в большой семье Андреевых никогда не играл на рояле, инструмент стоял для красоты. Фото: Евгений Бугров/«Русская планета»
Никто в большой семье Андреевых никогда не играл на рояле, инструмент стоял для красоты. Фото: Евгений Бугров/«Русская планета»
Таким же образом в музее оказался и самовар Андреева. Кто-то из новых хозяев дома нашел на его чердаке, и из поколения в поколение переходила легенда, что из него пил чай знаменитый писатель. Один из потомков решил, что место ему — в музее.
Крестили Леонида Андреева в церкви Михаила Архангела. Ей писатель посвятил образ в очерке «Когда мы, мертвые, пробуждаемся»: «Я жил в городе, в котором есть природа, и отсюда понятно, что город этот не был Москвой. В том городе были широкие, безлюдные, тихие улицы, пустынные, как поле, площади и густые, как леса, сады. Летом город замирал от зноя и был тих, мечтателен и блаженно-недвижим, как отдыхающий турок; зимой его покрывала густая пелена снега, пушистого, белого, мертвенно-прекрасного. Он высокими белыми горами лежал на крышах, подходил к самым окнам низеньких домов и немой тишиной наполнял весь город. (…) И только раза три в день нарушалась эта мертвая тишина. Один за другим медленно и спокойно выплывали из белой дали звуки церковного колокола, одиноко проносились в немом пространстве и быстро угасали без отзвука, без тени. И я любил слушать их в вечерний сумеречный час».
Учился Андреев в орловской классической гимназии. Причем в шестом классе учился два года. Не любил математику, поэтому остался на второй год. Зато для одноклассников мог написать 5-6 сочинений различных не только по содержанию, но и по стилю. Преподаватели и не догадывались, что все эти сочинения имеют одного автора.
«О том, чтобы быть писателем, не думал, ибо чуть ли не с самого младенчества чувствовал страстное влечение к живописи», — рассказал Леонид Андреев о своих предпочтениях в «Автобиографической справке».
В годы учебы в Орле нашел свою любовь. Надежда Антонова была мечтой писателя, за которой он ухаживал 6 лет. Но все попытки оказались тщетными.
Есть даже версия, что Андреев в школьные годы лег на рельсы под идущий поезд, ради того, чтобы показать девушке свои чувства и серьезные намерения. Но заведующая его музеем Татьяна Полушина объясняет этот поступок по-другому:
– Он просто хотел проверить себя. Папа и мама были людьми верующими, а он — нет. Считал, что если поезд, а они были разными в те годы, мог и убить, не раздавит его, значит, у него есть будущее, и он родился не просто так, а для чего-то великого. Мы пытались выяснить, где он мог лечь на рельсы, и пришли к выводу, что, если идти по улице МОПРА в сторону орловско-брянской железной дороги, то это там, в районе перехода.
Церковь, где крестили Леонида Андреева. Фото: Евгений Бугров/«Русская планета»
Церковь, где крестили Леонида Андреева. Фото: Евгений Бугров/«Русская планета»
В 1894 году Андреевы продали дом. Овдовевшая мать, пятеро младших братьев и сестер переехали в Москву к Леониду. После этого он еще трижды приезжал на родину, последний раз в 1910 году. Посещал родной дом, гулял с сыном по городу в сопровождении земляков, неотступно следовавших за знаменитым писателем.
После Андреевых дом сменил трех хозяев. Последние — Свиридовы — живут здесь уже шестое поколение. В свое время они разделили дом на две половины. В той части, в которой сегодня располагается музей, жили четыре сестры. Они продали свою половину, когда в 1991 году к 120-летию Леонида Андреева власти города открыли музей знаменитого земляка.
Нынешняя хозяйка Ольга Митькова выросла здесь. На вопрос, не считает ли она себя экспонатом музея, улыбаясь, отвечает:
– Да уж какой экспонат, больше 60 лет здесь прожила! Скорее, я хозяйка его. Мы бы давно переехали. Такие предложения власти нам время от времени делают. Но дальше предложений дело не идет. Мы всегда соглашались, просили только, чтобы дали нам равноценный дом с участком. Недавно приходил заместитель губернатора, поговорили, но конкретных предложений не было.
Дом пережил Великую Отечественную войну. В нем жили немецкие офицеры-связисты. Единственно плохое, что они сделали, на дрова вырубили сад, посаженный отцом писателя. Сам дом не трогали — знали, кто здесь жил, и с глубоким почтением относились к памяти писателя.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
3 мин