Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Молчаливый патриотизм

Наследники Качалова восстановили фамильную усадьбу
Елена Коваленко
20 сентября, 2013 19:31
4 мин
Семья Качаловых. Фото: Юрий Войцеховский
Потомки старинного дворянского рода Качаловых выкупили в Вологодской области имение предков и восстановили его. Это первый и единственный пока случай в регионе, когда усадьба предков переходит в руки наследников, а не чужих людей.
Имение Хвалевское сегодня — главное украшение села Борисово-Судское, что в Бабаевском районе. Спроектированное в 1854 году и построенное в 1856-м самим хозяином Николаем Качаловым здание после революции 1917 года использовалось на нужды советского образования и здравоохранения. Там долгие годы была школа, потом госпиталь, потом снова школа. В 90-е годы усадьбой перестали пользоваться, и для нее наступили времена обветшания и разрушения. Она превратилась бы в руины, если бы не нашлись прямые потомки Николая Александровича Качалова.
– Дело было так, — рассказывает корреспонденту «Русской планеты» Николай Пузенков — председатель комитета экономики и имущественных отношений администрации района. — В первый раз Вера и Юрий Войцеховские-Качаловы приехали в село в 2007 году и увидели, в каком состоянии находится усадебный дом. А во второй раз — в 2009 году. Пришли в администрацию поселения Борисовское, сказали, что хотят выкупить имение и восстановить его. Потом обратились в администрацию Бабаевского района с заявлением о желании выкупить это здание с земельным участком. Комитет по управлению имуществом района объявил торги по продаже данного имущества. Торги состоялись. Участника было два. Второй стороной в аукционе было местное охотничье хозяйство, этих ребят интересовало не восстановление усадьбы, а застройка берега реки. Разумеется, победили Войцеховские-Качаловы. После оформления всех документов они зарегистрировали свое право собственности в соответствующих органах.
– Жители села очень довольны, что у дома появились добрые, любящие хозяева, — говорит глава Борисовского поселения Елена Рыжикова. — У кого дети подрастают, особенно радуются. Ведь на первом этаже владельцы хотят разместить воскресную школу, маленький музей и художественную школу. Еще концертный зал, говорят, будет. Раньше мы о таком счастье и не мечтали даже. Еще хочу обратить внимание на такой момент. Войцеховские-Качаловы показали хороший пример патриотизма. Всем жителям. Молча, без громких слов. Надо помнить свои корни, своих предков, чтить их память. Качаловы своим поступком дали хороший толчок для того, чтобы у детей и молодежи проявился интерес к истории родного края.
К слову, проблема патриотизма заботит не только Елену Рыжикову, но и депутатов вологодского Заксобрания. К новому году парламентарии планируют разработать закон «О патриотическом воспитании».
Без малого четыре года прошло с начала реставрационных работ в усадьбе Качаловых. В беседе с корреспондентом «Русской планеты» Юрий Войцеховский поделился подробностями «реанимации» усадьбы.
– Восстановление усадьбы мы решили начать с храма, а уже позднее — из вдруг обнаружившихся воспоминаний — узнали, что в этом храме Качаловы крестили своих детей и отпевали родителей. Могилы нескольких родственников были обнаружены в ходе работ и сейчас восстановлены.
О размещении в усадьбе школы можно уже конкретно говорить. Этим летом мы заключили договор с департаментом культуры Бабаевского района о безвозмездной передаче нескольких посещений первого этажа для размещения в них художественной школы. Местные плотники уже сделали столы и оборудовали классы, так что надеемся, что скоро начнутся занятия. А для организации экспозиции музея нам понадобится еще год или два.
Хотя основные строительные работы завершены, предстоит еще сделать немало, в том числе восстановить обстановку дома и облагородить территорию вокруг дома. Любопытный факт: местные жители вернули в усадьбу несколько предметов, взятых оттуда после революции: буфет, зеркало, шкаф, трюмо.
– Юрий Михайлович, а сами-то вы не планируете переехать в свое родовое гнездо?
– Пока нет. Но в будущем, может быть, и придем к такому решению.
– По вашему заказу была проведена государственная экспертиза усадьбы. И, насколько я поняла, теперь Хвалевское — объект культурного наследия регионального значения. Зачем вам это надо? Ведь ваши права как собственников могут быть урезаны.
– Объясняю. Дело в том, что к усадьбе прилегает великолепный парк, очень красивый, простирается до самой реки Суды. Площадь парка — 30 га. И в нем произрастают деревья 150 видов, в том числе очень редких пород. Кстати, специалисты считают этот парк лучшим на Русском Севере. И мы хотим, чтобы берег реки не застраивался. Вся красота исчезнет, если разрешат застройку прибрежной полосы. Там сейчас есть несколько домиков, но они не портят пейзаж. Вот пусть бы так все и осталось. И если Хвалевское включат в реестр как памятник культуры, то застройки не будет.
– Юрий Михайлович, дорого обходится вам восстановление усадьбы?
– Да. Затраты на реконструкцию и ремонт давно уже превысили сумму, которую мы отдали при покупке.
– А разве нет налоговых льгот на сумму затрат при восстановлении?
– Льгот никаких нет. И могу предположить, что это одна из причин, останавливающих наследников многих других заброшенных старинных усадеб. Хотелось бы надеяться, что, рассказывая о нашем проекте, мы морально поддержим людей, готовых взяться за восстановление других усадеб. А если говорить о моральной поддержке администрации региона, то она, конечно же, очень нужна.
– Юрий Михайлович, как вы считаете, почему в России не принимают закон о реституции?
– Это очень сложный вопрос. Думаю, что закон о реституции надо было принимать в 90-е годы. А сейчас уже, наверное, поздно. Слишком много времени прошло. Ну и потом… если вдуматься, и раньше ведь усадьбы меняли хозяев, покупались-продавались. Это естественный процесс. Поэтому не обязательно, чтобы усадьбы восстанавливались потомками, как в нашем случае. Главное, мне кажется, чтобы хозяин относился к имению и окружающей среде с любовью и уважением. Мы очень полюбили Судские земли и приобрели там новых друзей. Мы этим очень дорожим. Восстановление усадьбы — это непростой, но очень увлекательный процесс, с большой моральной отдачей.
Возможно, следует рассмотреть идею организации с помощью государства программы поиска новых собственников для заброшенных усадеб, как среди потомков, так и среди предпринимателей. Ведь эти уникальные памятники разрушаются прямо на глазах.
У каждой русской усадьбы — своя судьба, считает известный вологодский писатель-краевед Ольга Олевская. Счастливая, как у усадьбы Брянчаниновых в селе Покровское, или несчастливая, как у имения Зубовых в Белозерском районе — оно совсем недавно сгорело, не дождавшись, что его кто-нибудь купит и восстановит. Старинная усадьба в Куркино пока жива — и дом, и парк целы. Ждут хозяина. Усадьбу Несвойское купил вологодский предприниматель, и теперь в дворянском особняке отель, в котором постояльцы могут вернуться на день-другой в XIX век.
Ольга Олевская считает, что минимум, который по плечу ныне живущим, — запечатлеть усадьбы, рассказать о них. Максимум — восстановить и передать потомкам.
Что, собственно, и делают Войцеховские-Качаловы.
темы
4 мин