Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Поддержать проект
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
В России признаны экстремистскими и запрещены организации «Национал-большевистская партия», «Свидетели Иеговы», «Армия воли народа», «Русский общенациональный союз», «Движение против нелегальной иммиграции», «Правый сектор», УНА-УНСО, УПА, «Тризуб им. Степана Бандеры», «Мизантропик дивижн», «Меджлис крымскотатарского народа», движение «Артподготовка», общероссийская политическая партия «Воля». Признаны террористическими и запрещены: «Движение Талибан», «Имарат Кавказ», «Исламское государство» (ИГ, ИГИЛ), Джебхад-ан-Нусра, «АУМ Синрике», «Братья-мусульмане», «Аль-Каида в странах исламского Магриба».
Новости Общество
Русская планета
Постижер Анастасия Вячеславовна. Фото: Элина Сергеева

«Давайте посмотрим, что у вас есть»

Кто заведует в театре париками и усами
Элина Сергеева
7 ноября, 2014 11:15
5 мин
Анастасия Вячеславовна приходит в театр, как домой. Постижером в Томском Драматическом она проработала всю жизнь. Сегодня воскресенье и рабочий день у нее начинается в 16.30 — за полтора часа до начала спектакля.
Постижер — специалист по изготовлению париков. В театре Анастасия Вячеславовна делает также усы, бороды и бакенбарды, а кроме того — гримирует актеров. В ее небольшом кабинете — гримерно-постижерном цехе — яблоку некуда упасть. Комнатка — не больше кухни в советской хрущевке. С правой стороны два стола, на которых стоит косметика. Тут же шпильки и заколки, сетки для волос и расчески. Над столами — три зеркала, к которым умело прикреплены лампы. Около дальней стены рядом со шкафом самый большой агрегат цеха — профессиональный фен, напоминающий торшер. По левую сторону — шкафы, полки, на которых красуются парики на болванках. Это настоящие произведения искусства — завитые локоны, покрытые лаком, украшают бусы, стразы, ленты, сеточки, цветы, не говоря уже шпильках и невидимках. Всего париков в хозяйстве Анастасии Вячеславовны 130 штук. Какие-то из них списаны со спектаклей, другие стоят причесанные и завитые. Некоторые достались Анастасии Вячеславовне по наследству.
– Да, у нас есть парики еще годов 50-х, — улыбается она, показывая красный парик с короной. — Он один из самых старых.
Потом Анастасия Вячеславовна берет в руки парик с длинными светлыми, кудрявыми волосами, перевязанный ленточкой.
– Он принадлежит горничной в спектакле «Он, она, окно, покойник». Его, наверное, еще моя мама делала, — рассказывает она.
Родители Анастасии Вячеславовны тоже раньше работали в театре. Отец был актером, а мама — постижером-гримером. Именно она научила дочь этому искусству.
– Я хотела в педагогический поступать. Когда я была маленькая, мы с братом росли в театре. Когда мне было 16 лет, мама устроила меня в театр костюмером.
Когда в постижерском цехе освободилось место, мать взяла дочь к себе.
– Я смотрела, как мама работает, и это было мое единственное обучение. Сначала на подхвате была: подай, принеси, ну завивать волосы разрешала. Потом показывала, как определенную прическу делать, парик разрешала надевать.
После того, как мама вышла на пенсию и Анастасия Вячеславовна осталась в цехе одна.
Подобрать парик или прическу для актера к определенному спектаклю — сложное и кропотливое дело, требующее внимания, терпения, а также неплохого художественного вкуса.
– Это решается на техсовете перед спектаклем, — объясняет Анастасия Вячеславовна. — Перед тем, как спектакль берется на постановку приезжает режиссер, и мы вместе с ним, с художником и актерами обсуждаем прически персонажей. Бывает, что режиссер хочет прическу как с модного показа, тогда я конструирую подобную из подручных материалов. Иногда театр покупает парики специально для конкретного спектакля. Но чаще режиссер говорит так: «Давайте посмотрим, что у вас есть».
Анастасия Вячеславовна берет в руки черно-красный парик.
– Это простой китайский парик для спектакля «Волшебник изумрудного города». Он для Бастинды кажется. Он был черным, а теперь стал черно-красным, — улыбается женщина. — Но его вид был настолько непрезентабельный, что я взяла обычный карнавальный парик, отпорола с него красные пряди и пришила их к черному каре.
Техники изготовления париков, усов и бород непросты. Есть, например, дерганные. Делают ее так. Анастасия Вячеславовна садится, кладет бороду на колени и берет в руки специальный тонкий железный крючок, сантиметров десять в длину.
– Несколько волосков берется, продергивается через клетчатую ткань, которая является каркасом для парика. Называется монтюр, — объясняет постижер. — На крючок нанизывается несколько волос и через равный промежуток продергиваются через монтюр узлом и таким образом крепится. Только в каждую клеточку монтюра не надо, а то борода колом встанет.
Это не единственный метод, который Анастасия Вячеславовна использует в своей работе. Иногда к парику пришивается тресс — три нитки между которыми продеты пучки волос. Однако, по словам Анастасии Вячеславовны, макушку лучше делать дерганную, чтобы прикрыть трессы.
Делать парик из натуральных волос постижеру томского театра не приходилось. Их дешевле купить.
– Цена одного от 5 до 10 тысяч рублей, — объясняет Анастасия Вячеславовна. — Делать самой будет дороже, натуральные волосы намного больше стоят.
Часы показывают 17.00. Через час начнется спектакль, и актеры уже начинают приходить  в гримерно-постижерный цех.
– У нас тут все рассчитано, — улыбается постижер. — Если спектакль на выпуске, значит утром на репетиции я на рабочем месте. На генеральных репетициях пробуем прически. Также там я рассчитываю, сколько времени уходит на конкретную прическу, и рассчитываю за сколько времени до спектакля должен прийти актер. Бывает, что приходится работать очень быстро. В одном из спектаклей актера в антракте нужно завить и смыть с него косметическую глину.
Если же актеры не успеют прийти вовремя, придется им идти на сцену в уличном виде.
– Такого не было еще слава богу. Было, что актеры не слушали меня. Один из актеров играл Герострата в одноименном спектакле. В первом акте он играл с бородой и усами, а в антракте, сказал, что спарился в ней и снял. Это была генеральная репетиция на зрителя, которым он во втором акте сказал «Я ее сбрил». Тогда мне повезло, что режиссер с чувством юмора был, а то попало бы.
Поделиться
ТЕГИ
5 мин
Лень сёрфить новости? Подпишись и БУДЬ В КУРСЕ