Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Титульная страница
Русская планета
Титульная страница

«Просто надо привыкнуть»

Как живут бездомные в Саратове
Елена Коваленко
26 декабря, 2013 12:58
3 мин
Фото: Мария Лукоянова
В Заводском районе Саратова, на Новоастраханском шоссе под теплотрассой живут четверо бездомных: Юра по прозвищу «Беспалый», Кирилл, Нина, Юля. Корреспондент «Русской планеты» провела с ними день.
История у всех типичная: сгорел дом, пропали документы, выгнали на улицу.
Юра потерял пальцы еще в «нормальной» жизни, работая столяром. Потом на стройке напоролся грудью на штырь. Врачи сделали операцию, но больше он к ним не ходит.
– В больнице промоют фурацилином и все, мне ребята на трубах лучше обрабатывают и чистят от гноя, — рассказывает Юра. Летом он работал на приемке металла, ходил чистый и бритый. Сейчас у него борода, ватник, шапка-ушанка и валенки.
– Весной восстановлюсь, пойду работать, — утверждает мужчина.
Кирилл в компании недавно, ему 26 лет. Позади спецшкола, три «ходки на зону» и скорая перспектива четвертой. Когда-то закончил училище, работал на стройке. Но все равно строит планы:
– У меня все почти готово: паспорт делаю, медицинский полис есть, права восстановлю, водителем устроюсь или с отцом буду работать, — рассуждает Кирилл. — Меня прав лишили: нетрезвым сел за руль, на скорости 120 километров разбил машину брата.
Вообще родственники есть у всех, но обращаться к ним никто не хочет. По разным причинам. У Нины — дом и брат, который напивается, а потом «разбивает» ей голову, у Юры — 85-летняя мать.
– Что я, на ее шею сяду? Я ж не пацан, мне шестой десяток лет,— объясняет он. — Сам должен зарабатывать, хата в деревне есть, приеду на неделю, погощу и назад.
Юля приехала из области, ей 31 год, хотя, выглядит она значительно старше. Родители думают, что дочь работает в Саратове, иногда звонят:
– Денег вечно на дорогу не хватает, чтоб доехать до них, — хохочет она. — На водку, хлеб есть, а на это нет.
Живут сегодняшним днем. Задача — набрать на бутылку. И часто умирают. В основном из-за употребления денатурата, обморожения или ожогов. Сейчас с ногами проблема у Нины. Вот, что она рассказала:
– В больницу ходила, «накололи» ноги и отпустили. Потом «скорая» приезжала, сказали, все нормально, — говорит она, опираясь на трубу. Ходить ей трудно: худые ноги черно-синего цвета, с язвами. Взгляд отрешенный, лицо опухло. Она спотыкается, падает, испачкавшись в собачьих фекалиях, но даже не пытается встать.
Когда кто-то умирает, вызывают полицию и врачей, чтобы забрали труп. Для этого есть найденный на мусорке мобильный телефон.
— Менты про нас знают, приедут, посчитают, спросят: «Все живые?» и уедут, — поясняет Юля.
Фото: Мария Лукоянова
С этой компанией дружит Ира. У нее есть дом, а в прошлом — работа в торговле. Она ищет бутылки в мусорных контейнерах и сдает их. В день так можно заработать от 50 до 500 рублей. Кроме этого, бездомным отдают просроченные продукты работники соседних супермаркетов:
– Мы едим мясо, йогурты, колбасу, красную и черную икру, фрукты, — хвастается Юра. — Еще и продаем по дешевке, или за бутылку пенсионерам.
Конфликтов между «своими» за территорию и добычу не возникает. Нападают на бездомных, в основном, подростки из благополучных семей: от скуки закидывают их банками с краской и кирпичами, разоряют импровизированные жилища.
Но Нина, Юля, Юра и Кирилл не жалуются. И не считают свое положение трудным. Каждый говорит, что может начать новую жизнь:
– Романтика! — смеется Юра. — Я жил дома один, поговорить не с кем, телевизор только, а тут посидим на трубах, бухнем, пообщаемся. Просто привыкнуть надо.
В социальный приют они тоже не спешат.
– В рабство не хотим, там работать нужно за сигареты, еду и крышу, денег не получаешь, выпить нельзя. Мы не мерзнем: в трубах «Ташкент», матрасы, одеяла есть: тепло, хоть до трусов раздевайся, — говорит Юра.
– Нас уже раз десять агитировали туда, а нам зачем, — вмешивается Кирилл, — будет совсем холодно, люк откроем и залезем.
Но руководитель программы помощи бездомным людям благотворительного центра «Каритас Саратова» епархии Святого Климента Элико Апхадзе говорит, что идти в центры социальной помощи многие не хотят — там дисциплина. Кроме того, чтобы попасть в центр, нужно пройти медицинское обследование. У большинства на это не хватает на это сил и желания. Всего, по словам Элико Апхадзе, в Саратовcкой области живет примерно 10 тысяч бездомных. Но это данные четырехлетней давности, и точной статистики ни у кого нет.
– Алкоголь для бездомных людей — не только способ согреться, но и защита от внешнего мира, жизнь на улице — огромный стресс, который они подавляют выпивкой, — пояснила Элико Апхадзе.
По ее словам, родственники и квартиры есть у многих бездомных. И на улице они оказались, зачастую из-за того, что не были готовы решать спорные ситуации. Впрочем, существуют и «идейные» бездомные, которым проще жить на улице. Сердобольные люди порой приносят им горячую еду и одежду, дают немного денег, иногда приезжает социальная служба — раздает чай, суп, макароны.
Сам фонд «Каритас» раз в неделю привозит бездомным горячие обеды и одежду в места их скоплений, возле пунктов сдачи металлолома, рядом с железнодорожным вокзалом.
Кроме того, подкармливают и одевают бездомных в православных храмах.
– Статистику не ведем, всех, кто приходят, всегда кормят, — рассказал корреспонденту «Русской планеты руководитель отдела по благотворительности и церковному служению Саратовской епархии, священник Сергий Кляев.
Информация о таких местах распространяется среди бездомных по «сарафанному радио».
Церковь помогает тем, кто сам хочет выйти из трудной жизненной ситуации:
– При храме был мальчик-бомж, лет 18, ему помогли восстановить паспорт, заставляли ходить на работу, через два месяца он устроился в автосервис, стал нормальным человеком. Трагизм ситуации в том, что большинство таких людей ничего не хотят делать, у них парализована воля, изменена личность, они уже привыкли к такой жизни. Большинство из них — недолюбленные дети, которых не научили держать удары судьбы, — говорит отец Сергий.
Священник считает, что проблему не решить только раздачей еды. Необходимы центры реабилитации, которые могли бы оказывать оставшимся без жилья психологическую помощь.
С этим согласна и Элико Апхадзе. По ее мнению, главное — социально адаптировать бездомных людей: у большинства из них теряются навыки нормального общения и даже моторики. Общество видит в них «конченных» людей, которые сами виноваты в своем положении.
– Очень важно переломить предвзятое отношение к бездомным людям, — говорит Элико Апхадзе. Она привела пример Франции, где бездомными занимаются не только социальные центры, но и общественность. В холода, например, люди открывают для них свои подъезды.
Мария Лукоянова
темы
3 мин