Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Грязьбург вечен

Как местные власти боролись с грязью в старом Екатеринбурге и почему им это удавалось еще хуже, чем нынешней городской администрации
Владимир Лактанов
2 мин
Фото: предоставлено Сергеем Скробовым. Екатеринбург, улица Архиерейская, 3. Вход в каменный особняк. Начало XX века
Лужи на улицах (тема для жалоб этого лета) и ставшее городским фольклором выражение про Грязьбург (самая частая шутка в межсезонье) — это плохо. Но стоит узнать историю родного города, чтобы понять, что на протяжении веков чистотой он не блистал. Причем удивительно грязными современнику показались бы не только дороги в городе, но и сами горожане времен империи.
Иностранцев горнозаводская столица Урала поражала контрастом европейского и азиатского, архитектуры и того, что эту архитектуру окружает. Технические достижения местных предприятий и то, насколько мало эти технические достижения применяются в коммунальном хозяйстве. «Екатеринбург один из лучших сибирских городов… К сожалению, улицы его находятся в ужасном состоянии, в чем мы убедились на следующее утро, — писал немецкий путешественник в 1876 году. — Это были не просто испорченные мостовые, но все улицы и площади были покрыты сплошной массой грязи. Эта масса походила на асфальт, который, казалось, должен отвердеть с минуту на минуту, но он не твердел, и извозчики развозили своих пассажиров, забрасывая их своей грязью, в которую колеса уходили по ступицу».
Надо признать, что эти строки были написаны почти 150 лет назад, в период экономического спада в нашей стране. И острей всего проблема городской гигиены вставала именно в кризисные периоды: в благополучные годы местные власти находили больше возможностей содержать Екатеринбург в чистоте.
Непростая ситуация с городским хозяйством была в период падения Российской империи в 1914-1917 годах. Неудивительно, что одним из первых вопросов, которым занялись власти после падения императорской власти, был гигиенический.
В числе первых решений Комитета общественной безопасности, заменившего городскую власть царской России, стал вопрос о постройке бани. Сейчас трудно представить, но в старом Екатеринбурге не было ни водопровода (в том числе, конечно, и горячего водоснабжения), ни канализации. Больше того, не было общественных бань.
Привилегией регулярно мыться и с удобством справлять естественные надобности пользовались лишь самые обеспеченные и самые изобретательные уральцы. Предприимчивые инженеры устраивали в своих особняках ванны с самотеком и подобия ватер-клозетов. Пришедший к власти Комитет постановил: «Из-за неудовлетворительной потребности города существующими банями возбудить вопрос перед Думой к постройке бань (проект есть)». На удовлетворение этой жизненно важной потребности городского сообщества у Екатеринбурга ушло семь лет. Здание первой общественной бани города и сейчас выполняет свою функцию: терма на улице Куйбышева, построенная в первое десятилетие советской власти, до сих пор служит екатеринбуржцам. Надпись на фронтоне «Баня. 1926-1927», да и сам карикатурно-дворцовый вид здания только сейчас выглядят комично. Когда-то это заведение воспринималось совсем иначе — как первый признак новой, более благополучной и опрятной жизни.
Долгие годы до и какое-то время после строительства общественной бани свежепомывшийся горожанин быстро свою чистоту терял. В Екатеринбурге до периода индустриализации остро стояла проблема загрязнения улиц навозом и другими стоками. В предавтомобильную эпоху в пределах города животных (лошадей и мелкого скота) проживало больше, чем самих жителей. А если учесть, что на ежегодные ярмарки сюда сгоняли еще и баранов и даже верблюдов из других мест, то можно себе представить, какая головная боль была у екатеринбургских властей.
Местные врачи с наступлением мая настоятельно рекомендовали поливать улицы города, хотя бы в базарные дни. Пыль, в том числе и от сухих отходов жизнедеятельности, стояла столбом. И горожане всерьез были озадачены проблемой чистой воды. Главный водонапорный пункт на Малаховской площади (ныне — сад Энгельса на ул. Малышева) просто утопал в навозе. Специалисты выяснили, что благодаря уклону в главный городской источник воды стекают все нечистоты с площади. Даже ассенизационный двор (была такая контора в городе) не справлялся с вывозом нечистот. Составлялись целые списки по улицам, кто из домовладельцев, «допустивший зимой свалку навоза», должен очистить свою территорию.
Надо признать, естественные отходы производили не только животные. Местные жители тоже вносили свою лепту: особой разборчивостью в выборе отхожих мест екатеринбуржцы не отличались. Один из местных чиновников в 1917 году заметил, что надо приступить немедленно к устройству уборных хотя бы на людных площадях. «Все это, даже намного больше, делается в других городах и необходимо у нас сделать, дабы наш богатый, культурный город перестал походить на азиатский», — писал служащий.
Безусловно, за сто лет многие запланированные тогда работы были выполнены. Но об устройстве уборных на людных площадях так и не вспомнили.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
2 мин