Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

Россия, которую они потеряли

Как живут за границей «политические» эмигранты из Краснодарского края
Елена Коваленко
5 мин
Фото: МИА «Россия сегодня», Игорь Руссак
В 2014 году Краснодарский край покинули несколько экологов, журналист, блогеры. Одни, по их словам, не смогли выстроить в своей стране нормальную жизнь и вписаться в существующие условия. Другие — например журналист «Общественного телевидения России» из Сочи Николай Ярст (обвиняемый по статье УК РФ № 228 часть вторая «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств <…> в особо крупном размере») и краснодарский профессор Михаил Савва (обвиняемый по статье УК РФ № 159 часть третья «Мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения, а равно в крупном размере») — попали под следствие. Третьи посчитали, что тоже могут оказаться на скамье подсудимых.
Все они, даже те, кто находится под следствием или приговорен к условному сроку, свободно пересекли границу и покинули Россию.
На новом месте некоторые мигранты, например переехавшие в Вильнюс экологи из Краснодара Игорь Харченко и Ольга Солдатова, живут за счет накопленных средств и сдачи в аренду пустующего дома. Сочинский блогер Давид Хаким в Нидерландах несколько месяцев прописан в лагере для беженцев, основное население которого составляют выходцы из Сирии. Кто-то ожидает решения местных властей — без миграционного статуса работать нельзя, другие сразу включились в работу и пишут статьи, а некоторые даже нашли за рубежом свою любовь.
«Русская планета» — о кубанцах, которые считают себя политическими эмигрантами.
Вячеслав Мартынов, 21 год. Анархист, организатор «Марша за федерализацию Кубани». Уехал из Краснодара в Харьков. Имеет статус «особы, яка звернулася по захист» (человека, обратившегося за защитой).
Вячеслав Мартынов на украинском марше в Харькове. Фото: личный архив Вячеслава Мартынова.
Переехать на Украину мечтал еще до событий в Киеве. В феврале участвовал в харьковском «Евромайдане», знакомства оттуда помогли устроиться в эмиграции.
– В прошлом августе понял, что обратной дороги нет. Сначала арестовали Полюдову (краснодарская активистка, обвиняется ФСБ по статье 280.1 УК РФ «Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации». — РП.), потом мой арест — недвусмысленно дали понять, что за мной так же придут, — объясняет «Русской планете» Вячеслав.
На «Марш за федерализацию Кубани» в центре Краснодара Мартынов пришел с желто-голубой «фенечкой». Там его, фактически единственного участника, поджидала пара десятков русских националистов. По словам Мартынова, на глазах у полицейских член «Русской общины» Александр Мановицкий угрожал Вячеславу похожим на пистолет предметом, потом с размаха ударил в лицо. Стражи правопорядка тут же задержали анархиста. На 15 суток.
– Если бы поехал на день позже, меня бы не выпустили. На следующий день я оказался в федеральном розыске, — говорит о переезде на Украину Мартынов.
Решение об эмиграции сюрпризом для родных не стало. Над выбором страны также не задумывался. Признается: у него здесь уже гораздо больше друзей, чем в России. Говорит, что Украина стала ему родным домом, а ее народ — семьей. Считает себя украинцем, вне зависимости от того, какое решение примут чиновники миграционной службы.
На границе его встретили знакомые по «Евромайдану», в Харьков поехал на машине с украинским флагом и популярным там слоганом про Путина. До холодов разместился в лагере донбасских переселенцев «Ромашка», потом новые товарищи помогли с подработкой и «впиской» — сейчас живет в доме знакомых, платит только за коммунальные услуги. Подрабатывает обработкой анкет тех, кто приехал из районов юго-востока и других восточных регионов страны. Распространяет флаги, вымпелы, ленты и шевроны. Выступает по местному телевидению.
– Получить статус беженца на Украине очень сложно, — объясняет Вячеслав. — Первоначально всем в нем отказывают, приходится оспаривать в суде. Мои друзья с «Евромайдана» подняли шум, после вмешательства на уровне правительства вопрос по мне фактически решен, остались процессуальные моменты: около полутора месяцев дело будет в Харькове, потом миграционная служба в Киеве примет окончательное решение.
Став беженцем, Вячеслав планирует поступить на факультет журналистики Харьковского национального университета. В России учился на менеджера, но оставил вуз.
Михаил Савва, 50 лет. Политолог, директор грантовых программ ресурсного центра. Местонахождение не раскрывает. В стране пребывания претендент на статус беженца.
Михаил Савва. Фото: Андрей Кошик.
– Причина — очевидная перспектива предъявления мне обвинения по делу информационного центра «Левадос», против которого краевое УФСБ возбудило уголовное дело. Я знал, что следующий шаг следователя — предъявление мне обвинения. С учетом моего условного срока это значит сразу, еще до суда, за решетку, — говорит Савва.
В апреле 2013 года профессор был арестован по обвинению в присвоении части федерального гранта, выделенного Южному региональному ресурсному центру через администрацию Краснодарского края. Следствие, а затем и суд постановили — Савва присвоил 366 тыс. рублей, выделенных на социологическое исследование, которое провел «за счет иных» неустановленных средств. Во время следствия профессор Савва 8 месяцев провел в СИЗО ФСБ. В прошлом году Михаил Савва, признанный несколькими международными организациями «политузником», получил три года условно.
Из России он выехал 10 января. Причем, как шутит сам, «в полный рост» — видимо, в базах пограничников условно-осужденных нет. Новую страну не называет, опасаясь преследования со стороны российских спецслужб, но уточняет — «выбор страны определен отсутствием действующего загранпаспорта». Ожидания от эмиграции полностью оправдались.
– Успел обустроиться. Располагаю свободным временем, чего не было со времен домашнего ареста. Первое время жил на свои деньги, потом получил небольшой грант правозащитной организации, — говорит Михаил Савва. — Снимаю однокомнатную квартиру. Сам навел в ней привычный порядок. Забочусь о цветах, которые в Краснодаре у меня долго не выживали. Главное — есть интернет.
Почти все время пишет научные и публицистические статьи о современной России («невероятно интересный материал для анализа, если убрать личные эмоции»). Главное разочарование — отсутствие контакта с близкими людьми, женой, дочерью и внуком.
– Удивило, насколько за четверть века жизни в отдельных государствах мы стали незаметно разными, — продолжает собеседник. — В Россию я вернусь. Обязательно. Но только после прекращения политических репрессий. Потому что даже в случае, если вдруг попаду под амнистию, возбуждение нового дела займет пару минут.
По требованию УФСИН по Краснодарскому краю политолог, нарушивший отбывание условного срока, объявлен в федеральный розыск.
Владислав Славский, 18 лет. ЛГБТ-активист. Уехал из Сочи в штат Айова (США). Соискатель политического убежища.
Владислав Славский. Фото со страницы Владислава ВКонтакте.
– Уехал из России, потому что подвергся преследованиям со стороны государства, в какой-то момент они стали невыносимыми. На меня оказывалось давление с помощью школы, потому что это был самый серьезный инструмент, который государство могло использовать, — объясняет юноша.
По словам Владислава, как-то на уроке ОБЖ одноклассники «взломали» его страницу в «ВКонтакте» и прочли записи в поддержку геев, а также личную переписку. Пришлось сменить школу.
– За три дня о моей ориентации узнала половина новой школы, а спустя неделю — все, — рассказывает Владислав. — Шел по коридору и выслушивал жуткие оскорбления, несколько раз били. Я не толерантен к физическому насилию, могу сдачи дать, но когда вокруг толпа…
Однажды учитель информатики увидела, как в столовой толпа одноклассников окружила Владислава во время обеда и «пыталась испортить аппетит, рассказывая про различные сексуальные извращения». Состоялся разговор в кабинете директора с психологом и социальным педагогом.
– Когда они узнали про страницу в социальных сетях, начали давить — удали ее, иначе будет хуже, — рассказывает Владислав. — Ответил: хочу быть собой и не заслуживаю такого отношения. Это проблема школы, в которой ученики могут безнаказанно травить человека за то, что он другой. Но взрослые сочли, что это исключительно моя проблема.
Во время Олимпиады 17-летний Владислав активно жаловался на преследование западным СМИ — ABC, The New York Times, итальянским, немецким, шведским журналистам.
Один из американских журналистов пригласил Славского в Нью-Йорк для участия в гей-параде. Изначально визит планировался на две недели, сразу купили обратный билет. Но в Россию несовершеннолетний Славский (вылетал он за две недели до 18-летия) решил не возвращаться.
– Окончательное решение принял в воздухе, пролетая над океаном, — говорит он. — Сразу же по прилете сообщил маме. Кроме нее у меня только бабушка. От нее, правда, скрывали — говорили, что поехал учиться. Потом пришлось признаться.
В Нью-Йорке жил у журналиста и его друзей. В конце сентября переехал в Лос-Анджелес, где живет американская теннисистка Билли Джин Кинг, с которой познакомился на Олимпиаде. Джин — открытая лесбиянка, она помогла записаться на курсы английского языка при Калифорнийском университете.
В конце сентября подал документы на получение статуса политического беженца. Интервью с миграционной службой прошел, сейчас ждет решения. Готовивший кейс бесплатный адвокат говорит, что все будет хорошо.
– Чтобы получить этот статус, нужно доказать преследование властями, либо причины опасаться того, что они скоро начнутся, — говорит сочинец. — Только того, что в России притесняются геи, а человек никогда не говорил о своей ориентации и никто об этом не знает, недостаточно. Преследовать должны лично тебя, а не комьюнити (то или иное сообщество. В разговоре Владислав иногда переходит на английский. — РП.).
Для него такими доказательствами стала справка о сломанном носе, скриншоты с угрозами из социальных сетей и интервью западным СМИ.
В Лос-Анджелесе россиянин встретил своего избранника — 33-летнего политолога, с которым 9 января зарегистрировал брак. Муж Владислава остался без работы, поэтому переехал из курорта, где аренда однокомнатной квартиры с тараканами и термитами обходилась в 1000 долларов, в провинциальную Айову.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин