Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Синий унитаз», «Галоша» и «Одеколон»

«Русская планета» узнала, как возникли сленговые топонимы в Севастополе

Владимир Лактанов
4 мин
Библиотека имени Л.Н. Толстого в Севастополе. Фото: Элина Мятыга
«Малашка», «Апполоновка», «Матюха», «Мартышка», «Мечта импотента», «Стометровка», «Толстовка» – все эти названия географических объектов и зданий могут быть непонятны гостям Севастополя, но хорошо знакомы его жителям. «Русская планета» поговорила об истории возникновения севастопольских топонимов с Вадимом Хапаевым, кандидатом исторических наук, заместителем заведующего кафедрой истории черноморского филиала МГУ им. М.В. Ломоносова. Вадим Хапаев также автор 10 книг по истории Севастополя, Крыма и Херсонеса, сценарист и ведущий полнометражных телевизионных научно-популярных фильмов.
– История топонимов в Севастополе довольна примечательна. Например, балки нашего города зачастую носят фамилии офицеров, которым выделяли на этих территориях участки земли. Так, например, балка Бермана носит имя Г. К. Бермана — владельца хутора, располагавшегося здесь в конце XIX — начале XX веков. Но самое интересное, пожалуй, это Делагардова балка, которая названа в честь семьи Бартье-Делагард. Это были французские эмигранты, которые переехали в Севастополь.
В дальнейшем их потомок Александр Львович Бартье-Делагард стал инженером, археологом и историком. Он долгое время занимался военно-гражданским строительством, спроектировал Ялтинский мол, ялтинский водопровод, железную дорогу на Феодосию, замостил севастопольские улицы. До сих пор пользуются популярностью и переиздаются его труды о раскопках в Херсонесе, о средневековых памятниках и о горном Крыме.
– Малахов курган, в простонародье «Малашка», назван в честь товарищеского судьи, уважаемого человека, к которому приходили за советом жители корабельной слободки и дом которого располагался в том районе на холме, – продолжает рассказ Вадим Хапаев.
А вот «Апполоновка», Апполоновая бухта, причал в районе Ушаковой балки, носит свое название в честь статуй Аполлона, которые раньше размещались в туннелях, ведущих к Лазаревскому адмиралтейству.
– Когда адмиралтейство строили, то, чтобы провести туда водопровод, прорыли пять туннелей, два из которых дожили до наших дней. Адмирал Лазарев был истинным любителем античной архитектуры и в туннелях установил статуи, вероятнее всего, обнаженных мужчин, — Аполлонов. Правда, при первой обороне Севастополя французы вывозили из города, прежде всего, предметы искусства. Поэтому доказательств и официальных подтверждений этой версии на данный момент, к сожалению, нет.
«Каждое поколение создает свой язык»
О народных названиях улиц, так называемых сленговых топонимах, корреспонденту «Русской планеты» рассказала Лариса Адонева, доцент кафедры русского языка и зарубежной литературы Российского государственного гуманитарного университета.
– Довольно длительное время Севастополь был закрытым городом, именно поэтому чистый русский язык тут сохранялся долго. В этот город я переехала из России 9 лет назад. Помню когда садилась в маршрутку, спросила, доеду ли я на ней до 5-го километра. На что водитель уточнил: «Вам до 5-го или на 5-й?».
Эта фраза заинтересовала Ларису Валерьевну, и она решила покопаться в топонимах и употребляемых в городе сленговых словах. Вскоре, при институте, в котором она работает, образовался кружок. Ребята начали собирать и делиться с ней услышанными сленговыми выражениями, а также пытались разобраться в том, почему и как они образовались и вошли в обиход горожан.
– Прежде всего, тут работает закон «экономии речевых усилий», — продолжает Лариса Адонева. — Севастопольцы часто говорят, например, не на железнодорожный вокзал, а просто на ЖД. Или не на Большую Морскую улицу, а на БМ, которую также называют «Бродвеем». Это происходит за счет ускорения темпа жизни и речи. Вместо проспекта Октябрьской революции употребляется просто ПОР, и все знают, где он находится. Обратите внимание, если вы на улице подходите к беседующим людям, то вам потребуется какое-то время, чтобы понять, о чем они говорят. Потому что речь их ускорена и быстро понять суть дела практически невозможно.
Со временем язык самоочищается и топонимы, употребляемые одним поколением, перестают существовать.
– Есть такая поговорка, человек живет век, а его дела — два, — продолжает рассказ Лариса Валерьевна. — Раньше горожане часто использовали в речи английские слова. Например, «батл-хантерами» называют бомжей, собирающих бутылки. Со временем подобные словосочетания уходят из обихода и появляются другие. Получается, что каждое поколение само создает свой язык.
– Помню, как я поразилась, когда преподавательница русского языка предложила мне пойти «на хер», оказалось, что это всего-навсего на Херсонес, — смеясь, рассказывает Лариса Адонева. — Но вообще, хочу заметить, что в нашем городе язык достаточно чистый. В нем нет суржика, и люди правильно говорят как на русском, так и на украинском языке. У нас была программа по развитию и сохранению русского языка в городе. В Севастополе очень любят русский язык, и все эти годы мы пытались его сохранить.
Поступил в «Галошу»
Севастопольский экскурсовод Александра Осипова рассказывает, что сленговых топонимов и выражений у каждого поколения предостаточно.
– Я часто вожу экскурсии по Севастополю, которые посещают как горожане, так и приезжие. Иногда местные жители спрашивают меня об улицах в городе, употребляя при этом народные, сленговые названия. В такие моменты гости часто смотрят на них с удивлением, им приходится пояснять, что именно человек имел в виду. У каждого поколения севастопольцев найдется немало сленговых топонимов и выражений. Самым распространенным примером является «топик» — название маршрутного такси в городе. В 90-х годах перевозчики использовали микроавтобусы, на которых было написано «Asia topic», отсюда и название. «Матюхой» называют район, прилегающий к улице Матюшенко. Он растянулся от улицы Льва Толстого, далее, пролегая через частный сектор, доходя почти до улицы Репина. В некоторых источниках сказано, что раньше там находилась колония-поселение для заключенных. Поэтому местные жители считают этот район самым криминогенным.
Александра Дмитриевна отметила, что «Очки» — это народное название улицы Очаковцев, расположенной в центре города. До конца XIX века она носила название «Вторая Продольная», а 19 сентября 1957 года была переименована в улицу Очаковцев, в память об участниках вооруженного восстания на крейсере «Очаков» в ноябре 1905 года.
– Дети 90-х помнят, как бегали на «Очки» за жвачками и конфетами, так как там стояли ларечки с самыми дешевыми сладостями, — продолжает свой рассказ Александра Осипова. — «Мартышкой» называют дикий пляж рядом с яхт-клубом, расположенным за улицей Капитанской. Такое название он получил потому, что бухта, в которой он расположен, называется Мартынова бухта. А еще за мелководье, куда ходят купаться дети. «Мечтой импотента» местные жители именуют стеллу на мысе Хрустальном, построенную в честь присвоения Севастополю звания города-героя.
Александра Осипова отметила, что в неформальной среде молодежи существуют свои названия знаковых мест и улиц города. Так, например, «Пушка» или «собираемся сегодня на Пушке» означают встречу в сквере между зданием СевНТУ и библиотекой, на Студгородке, где стоит старый лафет от пушки. «Горка» — это центральный городской холм, где находится памятник Владимиру Ленину и Владимирский собор с усыпальницами адмиралов.
– «220» — еще одно место сбора неформалов — это Синопская лестница, идущая от городского холма, мимо штаба флота к площади Лазарева, — продолжает экскурсовод. — Это самый красивый в городе спуск, который получил свое название в 1917 году. А до этого момента никакой лестницы там не было, зато проходила Синопская улица. 
«Подкова» — скверик между гостиницей Севастополь и театром имени Луначарского. «Ветерок» — бар-кафе на улице Гоголя, напротив головного здания СевНТУ, который по сути был единственным заведением, где могли перекусить между парами студенты, а вечером там собирались неформалы города. Сейчас там уже другое заведение и клиентура, но название для молодежи всегда останется прежним.
У курсантов военно-морских училищ свои топонимы и сленговые выражения. Так, Севастопольское Высшее Военно-Морское Инженерное Училище («Голландия») называют просто «Галоша».
– Народные названия появляются в городе не только для быстроты и удобства произношения, — замечает Александра Дмитриевна. — Они часто связаны с той средой, в которой находятся горожане. Не только внешний вид объекта может вызвать ассоциативное восприятие, но и среда обитания людей часто проецирует их образ мысли на окружающие вещи.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин