Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Все перечеркнул бездумный поступок»

Бывшие заключенные и бомжи обрели родной дом в специализированном интернате
Владимир Лактанов
5 мин
Федоровское. Специализированный дом-интернат. Фото: Юлия Хузина
Поначалу жители села Федоровское, что в Аксубаевском районе Татарстана, побаивались новых соседей из дома-интерната для престарелых. Раньше в «доме старости» тихо жили-поживали старушки — «божьи одуванчики». Но министерство социального обеспечения решило именно в Федоровском организовать интернат для пожилых бывших заключенных и лиц без определенного места жительства. Таковых набралось около ста.
– Сначала мы с опаской выходили не только по грибы-ягоды, но даже в поселковый магазин, рассказывает корреспонденту «Русской планеты» жительница Федоровского Нина Бугорцева. — Все думали, почему это новых постояльцев в интернате под охраной не держат так ,как на зоне. А потом привыкли. А что, такие же люди, как все. Только судьбы у них изломанные, страшные судьбы. В интернате много калек, больных.
– У нас есть охрана, как и в каждом учреждении¸— пояснила директор дома-интерната Галина Меланчева. — Но наши постояльцы не ограничиваются в передвижении. Они могут пойти прогуляться в лес, на речку, в деревню. Да и куда им бежать? Теперь их дом здесь, на всю жизнь. У каждого когда-то была семья, жилище, работа. Все перечеркнул бездумный поступок, часто в пьяном угаре, в озлоблении, как говорят наши подопечные, в памроке. Они отсидели за преступления каждый свой срок, время их суда и наказания миновало. Наша забота — обустраивать их жизнь, заботиться о здоровье, нормальном быте. Их никто не ждет в родных местах, семьи отреклись от них. Но они — люди, очень нездоровые, пожилые, поэтому нуждаются в опеке.
– Вот это наш жилой корпус, — показывает Галина Ивановна свое хозяйство. — Здесь располагаются жилые комнаты на двоих, мы их оборудовали современной сантехникой, телевизорами, радиоточками, поставили удобную мебель. Если кто-то из наших жильцов решает связать себя узами брака (а таких немало), выделяем им для жилья отдельную комнату.
В корпусе размещаются столовая, кухня, медицинский блок, комнаты для игр, где мы поставили теннисные столы, помещения для отдыха, библиотека.
А вот здесь — наша баня, прачечная. Здесь — теплица. С ранней весны до поздней осени мы со своими овощами и зеленью. А это — наш фруктовый сад. Яблони, вишни, смородину, малину посадил Анатолий Александрович. Он в Чистополе сидел за злостное хулиганство. Говорит, много лет мечтал, как выйдет на свободу и посадит свой красивый сад. Он все время здесь, подрезает деревья и кусты, рыхлит землю. А теперь вот урожай собирает, смородина и малина уродились, пойдут в столовую на компоты и варенья.
А вот в этих двух корпусах — наш хоспис.
– Так много тяжелых больных?
– Почти все прибывающие в интернат — люди с тяжелыми хроническими болезнями, нажитыми на зоне. У некоторых нет рук или ног. Многие перенесли инсульты и параличи из-за алкоголизма и травм. Такие ложатся пластом, волю и надежду теряют, требуют : кладите нас в хоспис, помирать будем. Но мы их лечим, потихоньку выхаживаем. И многие возвращаются к жизни. Николая Игнатьевича вот наши сестрички и санитарки в прямом смысле поставили на ноги. Прибыл он к нам безногим отчаявшимся инвалидом, не верил, что выживет. Поначалу мы ему наколенники из автомобильных покрышек соорудили, он учился ползать. Потом поставили мы Николая на протезы, под руки водили, вскоре сам начал ходить с палочкой. Сейчас вот даже в лесу гуляет, жизни не нарадуется.
Замечаем, что и на территории, и в корпусах очень много цветов — клумбы, вазоны, просто грядки.
– Это сами наши жильцы сажали, — объясняет Галина Ивановна. — Соскучились люди по зелени. В лечебной практике интерната есть такое направление — гарденотерапия. Это психологическое исцеление с помощью цветоводства. Каждый наш жилец берет шефство над каким-либо растением, пусть это будет даже простая герань в горшке. Уход за цветком лечит эти ожесточившиеся сердца, дарит радость.
Галине Ивановне не удается просто пройтись по своему хозяйству. То и дело подходят жильцы, что-то спрашивают.
– Галина Ивановна, сегодня идем в лес на шашлыки?
– Нет, завтра, когда зверобой и ромашку наберем и в сушилку положим.
Сбор лекарственных трав и фитотерапия тоже входит в лечебно-реабилитационную программу интерната. Почти каждый день постояльцы Федоровского выходят в окрестные леса, несут в интернат охапки целебных трав и учатся ими лечиться.
– А что, на ужин опять манты? Приелись уже…
– Сегодня голубцы. А еще булочки с изюмом.
В воздухе действительно витает аромат сладкой сдобы.
– Галина Ивановна, на репетицию придете?
– Обязательно, ведь скоро премьера.
Интернатский самодеятельный театр готовит спектакль. Пьесу написали сами жильцы, сюжеты тоже из жизни обитателей Федоровского. Главный критерий при отборе артистов — наличие зубов, чтобы текст со сцены звучал внятно.
Из-за угла корпуса выглянула и снова скрылась голова.
– Саша! — окликнула Галина Ивановна. — Чего прячешься, я тебя вижу. Вчера лишнего на грудь принял?
Пожилой мужчина виновато подходит к директору:
– Ну, было… Мы по маленькой…
–Тебе и по маленькой нельзя, знаешь ведь. Таблетки пьешь от сердца, которые наш врач прописал?
– А что, попивают ваши постояльцы, Галина Ивановна?
– Бывает, хотя всячески их удерживаем и от выпивки, и от курения. Четверть пенсии им на руки выдается, куда хотят, туда и тратят. Многие наши постояльцы, особенно бывшие бомжи, всю жизнь пили всякую дрянь, некоторые — хронические алкоголики. Это большая проблема. От старых привычек быстро не избавиться. Например, поначалу многие таскают из столовой и сушат у себя в комнатах хлеб, как будто они все еще на зоне. Спрашиваем, зачем? Ведь в интернате пятиразовое питание, всего хватает. Они и сами не знают, привыкли делать запас, как мыши. Мы их отучаем называть друг друга по кличкам — Челентано, Сушеный, Дырявый, чего только ни услышишь. Все у нас обращаются друг другу уважительно, по имени-отчеству.
Саму Галину Ивановну между собой интернатовцы зовут мамкой, хотя она много моложе любого из постояльцев. За доброту, заботу, сердечность. За то, что, как рассказал корреспонденту «Русской планеты» обитатель интерната Марат Ахметович, она «не крысятничает». Что положено по нормативам каждому интернатовцу — обязательно выделяется. Даже лысым выдаются шампуни и расчески, беззубым — зубные щетки и пасты. И штат она подобрала ответственный. Постояльцев на костылях, на инвалидных колясках всегда страхуют и помогают отзывчивые санитарки.
– Мы тут родной дом нашли! — Выражает Марат Ахметович общее мнение.
Истории этих людей слушать тяжело.
Раиля Закировна отсидела в тюрьме почти 10 лет. Рассказывает:
– У нас был дом в Бавлах, хороший, крепкий, полная чаша. И вдруг пожар, все добро сгорело подчистую. Я как умом тронулась, с горя запила. А потом словно шайтан на ухо нашептал : соседи это дом подожгли, завидовали очень. Ну я и решилась отомстить. Как мы нам, так и мы вам.
Подпалила я дом обидчиков, дотла сгорел. Ну меня и забрали в милицию, посадили.
– Если бы сейчас такое случилось, тоже бы отомстили?
– Нет, наверное… Хотя трудно за себя ручаться. Всем сейчас советую: с холодной головой нужно жить, а то и сума будет, и тюрьма.
Раиле Закировне в интернате завидуют : от нее не отвернулись близкие. Все лето она солит и маринует грибы, варит варенье из лесных ягод и развозит гостинцы по многочисленной родне.
Яхья Айсеевич — быший бомж.
 – Я ведь крепкий хозяин был, фермер, — рассказывает он. — Даже рыбу в пруду разводил. Но не заладилась жизнь из-за пьянки. Все пропил: и коровники, и технику, и пруд, и дом. Жена меня выгнала, стал бродяжничать. Болел сильно, из-за инсультов парализовало, хожу плохо. Спасибо интернату, тут меня подлечили. Здесь и новую любовь нашел, мы поженились.
Его супруга, Ольга Германовна, когда-то была главным бухгалтером в фирме. Ее тоже сгубила пьянка. Она растратила средства фирмы, получила срок. В пьяном угаре выбросилась из окна. Из-за полученных травм женщина теперь прикована к инвалидной коляске. Но супруги не унывают и сейчас строят планы на общую жизнь. Как и недавно ставшие супругами Любовь Павловна и Альберт Ахметович. Оба в прошлом — злостные хулиганы, драчуны, судимые неоднократно.
– Думали, что в жизни уже ничего хорошего не будет, — рассказывают они корреспонденту «Русской планеты». — Но судьба повернулась к нам лицом. Такие хорошие здесь условия, к нам относятся не как на зоне, а как к нормальным людям. Мы почувствовали, что это такое — жизнь. Может, поздно… Но мы свое наверстаем.
Здесь, в интернате, в супругах неожиданно пробудился артистический талант. Когда они со сцены декламируют Есенина, все в зале рыдают. Любовь Павловна и Альберт Ахметович — ведущие актеры самодеятельного интернатского театра. Мечтают сыграть Ромео и Джульетту. Как если бы легендарные влюбленные дожили до пенсионного возраста и отсидели свои сроки.
А вот Юрий Николаевич жизнь ведет тихую, почти затворническую. Много лет он провел в тюрьме по тяжкой статье — убийство жены.
– Я не понимаю, как так получилось, злой рок какой-то, — вздыхает Юрий Николаевич. — До самой смерти буду каяться…
В его комнате — подчеркнуто домашний порядок. Словно невидимая женская рука взбивает горку подушек на кровати. Юрий Николаевич освоил всю обширную интернатскую библиотеку, особенно классику — великого врачевателя человеческой души. Постояльцы лишний раз не беспокоят Юрия Николаевича, знают, как ему непросто.
Как же легко и быстро сбиться человеку с пути. Как долго и трудно возвращаться и выздоравливать. И никто никогда не знает, получится ли заново обрести родной дом…
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
5 мин