По состоянию на 26 мая 10:35
Заболевших362 342
За последние сутки8 915
Выздоровело131 129
Умерло3 807
Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

«Мужик ищет, где бы похмелиться, а баба ходит за хозяйством»

В Смоленской области более половины деревень живут на грани вымирания
Елена Коваленко
24 октября, 2013 18:27
2 мин
Деревня Боголюбово. Фото: Максим Захаров
– Абсолютно типичная картина для глубинки: оазисы относительного процветания граничат с оазисами полного развала и загнивания, — говорит корреспонденту «РП» блогер, журналист Максим Захаров, который вот уже год совершает этнографические экспедиции по области.
По данным Смоленскстата, на 1 января 2013 года в Смоленской области насчитывается 4 831 сельский населенный пункт (село, деревня, станция и т.д.), из которых в 1 065 вообще нет населения. В 58% сельских поселений региона проживают меньше десяти человек.
Во многих безлюдных сельских местностях становятся сложно найти свидетельства того, что когда-то здесь была жизнь. Единственным напоминанием об этом служит географическая карта. Впрочем, и на ней некоторые названия деревень уже не найти. В 2012 году Смоленская облдума упразднила 10 населенных пунктов.
В департаменте Смоленской области по вопросам местного самоуправления корреспонденту «РП» объяснили, что упразднение может коснуться не всех населенных пунктов, оно происходит согласно федеральному и областному законодательству.
– Эта процедура проводится из-за отсутствия населения, зарегистрированного в установленном законодательством порядке, а также недвижимого имущества, находящегося в собственности физических и юридических лиц. Такие данные подают в департамент муниципалитеты. На данный момент мы рассматриваем два населенных пункта для упразднения, — сообщила начальник отдела административно-территориального устройства и правового обеспечения Елена Иванова.
«Русская деревня», «традиционный уклад жизни», «натуральное хозяйство», «культурные традиции», «деревенский быт», «исторические корни» — последующим поколениям эти понятия сложно будет объяснить и тем более продемонстрировать на живых примерах.
В селах и деревнях области уровень жизни различается. Благополучие населенных пунктов зависит от близости к райцентру, от состояния имеющихся перерабатывающих предприятий, фермерских хозяйств, разработанных и эксплуатируемых пахотных земель; от расположения населенного пункта по отношению к крупной инфраструктуре, например, трассе «Москва-Минск»; от инвестиций. По мнению пресс-секретаря Общественной палаты (ОП) Смоленской области Игоря Гончарова, большую роль играют своевременные инвестиции:
– Здесь важно, насколько главы муниципальных образований своевременно смогли привлечь инвестиции, — заявил он корреспонденту «РП».
Для поддержания и развития села на федеральном и областном уровнях разрабатываются различные программы. В 2013 году в рамках федеральной целевой программы «Социальное развитие села» Смоленской области выделили субсидию на улучшение условий жизни селян, развитие водоснабжения и газификации в размере 77 млн рублей. В отношении суммы, предусмотренной федеральной программой, Максим Захаров скептически отметил:
– На 1150-летие Смоленска было выделено 16 млрд рублей, и результат освоения этих денег иногда надо постараться увидеть в городе. 77 млн для села — маленькие деньги, также остается актуальной проблема освоения выделенных средств.
Смоленская глубинка с трудом выживает. Кирилл Малышев, журналист, радиоведущий, член ОП, неоднократно бывавший в сельской местности, в разговоре с корреспондентом «РП» высказался о том, как распределяются обязанности в деревне:
– Мужик ищет, где бы похмелиться, а баба ходит за хозяйством.
Для сельских жителей главное заключается в простых вещах: получать пенсию, иметь возможность в местном магазине или автолавке покупать продукты и вещи первой необходимости, свободно выезжать на дорогу зимой, во время осенних дождей и весенней распутицы.
– Мне показалось, это люди, которые не фрустрируют: они воспринимают окружающую действительность как данность. Живут здесь и не собираются никуда вырываться, понимая, что ничего иного им не светит, — говорит Захаров.
Партнеры Захарова по этнографическим экспедициям — фотограф Александр Масюков и Кирилл Малышев, так же, как и сам инициатор путешествий, считают, что одной из ярчайших черт смоленской глубинки являются именно местные жители. Они отзывчивы, проявляют искренний интерес к приезжим, дружелюбно поддерживают разговор и спокойно делятся историями из своей жизни.
– Именно в глубинке сохранилась какая-то первобытная доброта и открытость людей, — говорит Александр Масюков.
Полной разрухи пока нет. В ней продолжает теплиться жизнь, и придорожный указатель упорно подтверждает это, даже если мы видим только опустевшие сады да погосты. На вопрос корреспондента «РП» о ее судьбе в ближайшее время Кирилл Малышев с улыбкой ответил:
– Не все так страшно! И все-таки она держится!
темы
2 мин