Общество
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости Общество
Русская планета
Общество

«Труд дояра никакой робот не заменит»

Дояр Андрей Ерещенко — о работе без выходных, любви к буренкам и офисном планктоне

Алина Кулькова
18 декабря, 2015 19:44
7 мин
Фото: Дмитрий Рогулин/ТАСС
33-летний Андрей Ерещенко из поселка Рамзай Мокшанского района Пензенской области уже три года работает на местной ферме. Он один из двух дояров-мужчин, ежедневно спешащих на работу к своим буренкам. Корреспондент «Русской планеты» провела с ним день и узнала, почему он считает себя счастливым человеком.
Ферма находится в пяти минутах езды на машине от самого поселка. Внешне она чем-то напоминает рудимент советской эпохи: ровные бетонные прямоугольники стоят рядом друг с другом, тракторы, коровы — все как положено. Приезжаю туда, когда утренняя дойка уже завершена. Мужики таскают сено, две женщины весело хохочут, идя мне навстречу.
«Андрей? Как же, знаем! Не парень, а золото!» — они не перестают смеяться, даже отвечая на мой вопрос. А потом серьезно добавляют: «Правильно вы сделали, что решили о нем написать».
– Работа у нас не останавливается ни днем, ни ночью, — ко мне подходит мужчина невысокого роста, крепкого телосложения. На нем то ли фуфайка, то ли куртка, на ногах резиновые сапоги. Это и есть Андрей Ерещенко. — Только у меня 50 коров. А на ферме их сотни. И каждую надо покормить, подоить и помыть, проследить, чтобы никто не болел.
Мы проходим в коровник, где клубится пар от свежего сена, который от холода становится все насыщеннее.
– Я оператор машинного доения, все делаю с помощью машин. Для вас просто дояр, — скромно улыбается Андрей. — Это только на крутых фермах есть всякие агрегаты с навороченными программами, оборудованием. У нас же все гораздо проще, труд дояра никакой робот не заменит.
Работа Андрея вполне сопоставима с реальной сельской жизнью. Смена доильщика начинается в 5 часов утра. Часов до 10 утра коровы уже подоены, а хлева вычищены. Не успеешь оглянуться, уже 11 часов — время второй дойки. Чуть позже время обеда — коров нужно покормить мукой, мелом, патокой, сеном. Мне позволяют самой поэкспериментировать с пищевыми добавками — раздать муку. По горсточке каждой. На душе становится приятно.
– Вы бы подоить попробовали! Хотя бы одну. На всю жизнь хватит. Я к буренкам еще с детства приучен, видел, как мама их доит, да и сам с малых лет помогал ей. Вот и воспринимаю свою работу как должное, — говорит Андрей.
Андрей Ерещенко из поселка Рамзай Мокшанского района Пензенской области — один из двух дояров-мужчин. Фото: Алина Кулькова/ "Русская планета"
Андрей Ерещенко из поселка Рамзай Мокшанского района Пензенской области — один из двух дояров-мужчин. Фото: Алина Кулькова/ "Русская планета"
– Я каждой корове даю имя, — тихо говорит Андрей, будто эта информация — минимум военная тайна. — Они доброту любят, вот я и придумываю каждой ласковое имя. Подошел к одной, начал гладить: «Чернявка, Чернявушка». А она головой мотает. «Может, Ночка?». Она смотрит на меня своими большими глазами, ресницами хлопает — значит, нравится эта кличка. Есть еще Пузатик, Жлоб, Лыска, да и Чернявка тоже есть.
Дома, наверное, и живности никакой нет, на ферме работы хватает, — предполагаю я.
– И куры, и корова. Все есть.
– А не проще молока на ферме купить?
– Нет. Знаете, у меня ведь еще и жена доярка.
Андрей познакомился с будущей женой Шурой в Казахстане. Жили в соседних деревнях, парень, увидев девушку, влюбился. На родине родилась дочурка Таня. Да вот только семейное счастье было, а работы не было. Три года назад на семейном совете было решено по программе переселения перебраться в пензенскую глубинку.
– Я сначала скотником работал, а потом дояром предложили попробовать.
Андрей аккуратно по очереди подключает к каждой корове доильный аппарат. Говорит, что если бы пришлось доить руками, наверное, не справился бы, а здесь дело техники, не так сложно. После дойки вымя у каждой коровы надо протереть и обязательно проследить, чтобы не было мастита — благодаря этому можно и премию заработать.
– В день я надаиваю 700 литров молока. В месяц зарабатываю 25–30 тыс. рублей. Шикарная зарплата, — отчеканивает парень. — Этих денег и на питание хватает, и на одежду, и кредит погасить. Мы когда в Рамзай переехали, домик небольшой купили, уже большую часть долга за него погасили, немного осталось.
– Знаете, я без выходных могу работать, — продолжает дояр. — Это же нормальная сельская жизнь. Трудиться надо! Если честно, я не представляю себя офисным сотрудником. Это как же так можно — весь день просидеть в кабинете, отвечая на различные телефонные звонки? Жизнь пройдет — не заметишь. А интернет?! Многие же в нем просто затерялись. Клубы, кинотеатры, рестораны — пафосно это все. Секрет отдыха простой: правильный режим дня. Спать ложусь часов в 9-10 вечера, просыпаюсь в 4 утра и все успеваю — и по хозяйству, и на работе.
– Вот вас бы кто-нибудь из представителей офисного планктона услышал и не понял бы, как тогда отдыхать.
– Мне положено, кажется, шесть выходных дней в месяц. Но я их редко беру, хочу подработать, если честно. Даже на раздой встаю. Знаете, что это такое? Это когда телку первый раз доишь. А с женой уже как-то привыкли в выходные ездить в город. В современных супермаркетах можно ходить словно в музеях, все такое красивое, яркое. Интересно.
За разговорами и дело движется быстрее, и кажется, что вот и закончился трудовой день.
– А третья дойка? — Андрей чуть ли не возмущается. — Корову нужно доить три раза в день, это естественный процесс. Если будет двухразовая дойка, животное можно просто убить. Последняя дойка у нас в 6 часов вечера.
Делать пока нечего, и Андрей предлагает дойти до его дома. Избушка, напоминающая дачный домик, видна с фермы, не спеша до нее можно дойти за 30 минут.
– Наши соседи в основном дачники, видим их нечасто, — признается мужчина. Около калитки к нему ластится домашний пес. Во дворе свободно гуляют куры, видно, что они чувствуют себя полноправными хозяевами.
Меня ведут к буренке-кормилице. Творог, сметана, масло — все появляется в доме благодаря ей.
– Иногда думаю, а вдруг дочь тоже пойдет по нашим стопам, — глядя куда-то, произносит Андрей. — С одной стороны, ну не всем же быть начальниками, а с другой — хотелось бы, чтобы она высшее образование получила. У нас вот с супругой с ним как-то не сложилось.
В доме дояра все как в типичной деревенской избе: ничего лишнего, лишь в красном углу стоит телевизор. Супруги не скрывают: задумались и о ремонте, и старую мебель хотелось бы сменить, но пока не до этого.
– А есть что-то такое, о чем мечтаете? — спрашиваю дояра, когда уже возвращаемся обратно.
– В советское время дояркам, которые надаивали в год от одной коровы 6 тыс. литров молока, присваивали звание Героя Социалистического Труда. Я не говорю, что мне нужны какие-то льготы, просто хотелось бы, чтобы нашу работу тоже отмечали.
За час Андрей справляется с третьей дойкой. Молоко разливает в емкости. На следующий день за сырьем приедут оптовые покупатели — представители магазинов, те, кто продает молоко с машин. Для них отпускная цена ниже 20 рублей за литр, к обычным покупателям оно попадает по цене 45–50 рублей за литр.
темы
7 мин