Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Титульная страница
Титульная страница

«Однажды он собрал хулиганов и вывел на футбольное поле»

Известные выпускники липецкой школы № 46 вспоминают, как на их судьбу повлиял директор

Елена Коваленко
4 мин
Тренировка на футбольном поле. Фото: Игоря Уткина / Фотохроника ТАСС
Серафим Шмаров встал у руля школы в неблагополучном липецком микрорайоне в 1967 году, с момента ее открытия. И управлял ею до июня 2004 года — 37 лет. Даже когда он ушел на пенсию, жители района от областного Центра культуры и до Кольца трубного, от улицы Титова до улицы Циолковского продолжали называть его директором — за то, что сделал людьми бывшую шпану и прогульщиков.
Одним из воспитанников Серафима Ивановича был журналист Владимир Курганников, который долгое время возглавлял «Добрый вечер» — приложение к «Липецкой газете», а также создал единственную в области «Спортивную газету». Сейчас он заместитель главного редактора этого издания.
– Владимир Викторович, а в каком возрасте вы познакомились со Шмаровым?
– Мне было тринадцать, когда открыли 46-ю школу. В те годы третий микрорайон только строился, взрослые постоянно пропадали на работе, и толпы ребят, по сути, были предоставлены сами себе. Это сейчас у всех есть сотовые телефоны, и родители держат детей на коротком поводке. Тогда было иначе. Ни о каких-либо секциях или кружках на Кольце трубного и слыхом не слыхивали, зато угрожающим вулканом била неуемная детская энергия. Она требовала выхода и самоутверждения.
По словам Курганникова, третий микрорайон тогда считался взрывоопасной территорией. Некоторые стояли на учете в детской комнате милиции, многие были в шаге от этого. Масла в огонь подливали и мальчишки из ближайшего поселка Мирного, с которыми местные дети постоянно дрались.
И чаще всего эти стычки происходили либо возле школы, либо вообще в школьном дворе.
– Получается, Шмарову пришлось стать миротворцем?
– Ну да. Кроме него, никто не согласился стать директором 46-й школы. Боялись нас. Я до сих пор помню его немного растерянный вид на линейке 1 сентября. Он смотрел и нас и, наверное, думал: «И на что я подписался?» Ведь вариантов урегулирования обстановки у него было немного. Серафим Иванович мог пойти жестким путем и карать всех бунтарей мыслимыми и немыслимыми способами. Но тогда пришлось бы сразу чуть ли не всех учеников выгонять. И директору хватило мудрости. Он начал прививать нам любовь к спорту.
– И как это выглядело?
– Однажды он собрал нас, самых хулиганистых, и вывел на футбольное поле спорткомплекса «Промстрой». И сказал: «Будем осваивать футбольную целину». Конечно, мы были далеко не в восторге, но не посмели ослушаться директора. Предпочли высказывать свое недовольство шепотом.
– Почему на открытое противостояние с ним никто не отважился?
– Уже тогда ходили слухи, что Серафим Иванович — хороший спортсмен, жесткий, но справедливый мужик, от которого не спрячешься за спинами родителей. Подкупило в нем еще то, что «осваивать целину» он стал вместе с нами. Мы расчистили поле, починили футбольные ворота, сплели сетку. С этой сеткой вообще цирк был. Долго думали, из чего же ее сделать. Склонялись к рыболовной сети, но потом кто-то из мальчишек подкинул идею со строительными веревками. А рядом как раз строили Центр культуры, тогда он назывался Дворцом. Там-то мы и нашли необходимое. И Серафим Иванович учил нас плести сетку из веревок. Если бы он просто скомандовал привести территорию в порядок, а сам выступал в роли надзирателя, то приручить нас точно бы не получилось. А так, хочешь или нет, а уважением к человеку проникаешься. Когда закончили с полем, посадили по его периметру деревья. И опять Серафим Иванович был главным заводилой. Наравне с нами копал лунки, таскал воду.
– И как складывались с тех пор взаимоотношения с мальчишками из Мирного?
– Если честно, я до сих пор не могу понять, как Шмарову удалось наше уличное противостояние перенести на футбольное поле. Мы стали выявлять лучших не в драках, а в матчах. Что интересно, грубость, хамство и злость были только вначале. Помню первый матч, это была не игра, а зубодробильня. По ногам мы лупили друг другу со всей силы, прыгали с выставленными локтями, специально стараясь сделать противнику побольнее. Серафим Иванович тогда с поля не уходил, постоянно останавливал игру, делал внушения. И постепенно мы становились добрее и терпимее друг к другу. А через какое-то время и вовсе стали друзьями.
Серафим Шмаров. Фото из архива липецкой «Спортивной газеты»
– А как лично на вас повлиял директор?
– Он научил меня одинаково сильно любить литературу, музыку и спорт. Советовал, какие книги мне следует прочитать, какие спортивные или музыкальные мероприятия посетить. И, надо признать, он ни разу не ошибся, я всегда был в восторге. Кстати, именно Серафим Иванович первым разглядел во мне журналистские задатки. Помню, он мне сказал однажды: «Володя, тебе нужно писать». И я свою первую «нетленку» отнес дрожащими руками в редакцию молодежной газеты «Ленинец», будучи восьмиклассником. Сам директор, можно сказать, благословил меня на этот «подвиг». А я сильно сопротивлялся, поскольку жутко стеснялся того, что заикаюсь. Ну какой журналист из заики? А он буквально пинками заставил меня идти.
– Статью взяли?
– Удивительно, но да. А потом, уже после института и армии, я пришел работать в «Ленинец». Позднее были «Добрый вечер» и «Спортивная газета». Если бы не директор, я, честно, не знаю, как бы сложилась моя судьба.
– Вы поддерживали отношения с Серафимом Ивановичем?
– Конечно. Мы часто с ним виделись. То я приходил в школу, то он забегал в редакцию. Но чаще мы пересекались на зрительских трибунах стадиона «Металлург», а иногда и в Нижнем парке. Тогда, в 70–80-х годах я состоял в довольно популярной по липецким меркам группе «Мерцающие звезды». Мы играли как раз в том парке, и Серафим Иванович нет-нет, да и заглядывал на наш концерт. Он очень гордился своими выпускниками, всеми без исключения. Часто вспоминал, какими шалопаями мы были в детстве и кем в конечном итоге сумели стать.
– Как вы узнали, что его не стало?
– Мне написал друг в «Одноклассниках». Я в то время был в Калининграде, поэтому не смог присутствовать на похоронах. Когда узнал, то просто рухнул на диван. Мы ведь с ним не так давно виделись, Серафим Иванович принес фотографии к нам в редакцию. Он же, после того как ушел на пенсию, а это 2004 год, плотно и успешно занялся фоторепортажами. Стал нашим внештатным фотографом. Я переживал сильно. Вместе с ним ушла та беспокойная, немного злая, но в то же время светлая эпоха, где жила надежда на лучшее. Жаль, что такие люди потихоньку уходят. Только представьте, он носил звание директора сначала 37 лет официально, затем еще 11 неофициально, всего — 48 лет.
Повлиял Шмаров и на Андрея Пещерова — одного из самых известных липецких футболистов. Он в свое время поиграл и за местный «Металлург», и за елецкий «Локомотив». А закончил карьеру в футболке мини-футбольного клуба «Липецк».
– Андрей Иванович, а как у вас складывались отношения с директором?
– Всякое бывало. Я же не отличался примерным поведением, меня тянуло на различные приключения... Единственное, что меня действительно интересовало — это футбол. Я мог запросто вместо уроков пойти на поле и тренировать исполнение штрафных ударов.
– И как реагировал Серафим Иванович?
– Внушал, беседовал. А потом, видимо, понял, что со мной этот фокус не пройдет. Шли 1980-е, тогда все, даже дети, чувствовали, что в стране назревает нечто нехорошее, вот и вели себя часто по-свински. Сейчас вспоминаю, и стыдно становится. Директор меня мог раз двадцать точно выгнать из школы, но терпел. А потом начал меня окультуривать через футбол.
– Он стал вашим персональным тренером?
– Можно и так сказать. Направил меня в детско-юношескую спортивную школу и всячески поддерживал мое увлечение футболом. Да и вообще, Шмаров с особым уважением относился к любым спортсменам. Ему было не важно, играешь ты в волейбол или шахматы, главное — занимаешься спортом. И мы старались не подвести директора. Футболисты и хоккеисты часто занимали призовые места на областных соревнованиях, не отставали и легкоатлеты. Подсобки в спортзале просто ломились от инвентаря. В нашей школе появился первый в области специализированный спортивный класс. И в том, что мне удалось стать профессиональным футболистом, огромная заслуга именно Серафима Ивановича.
– А после школы вы с ним встречались?
– Да, мы виделись на спортивных мероприятиях. Серафим Иванович любил вспоминать собственную фразу: «Быть тебе, Андрей, футболистом с большой буквы». И часто он критиковал меня за то, что я не смог в полной мере реализовать свой талант. «Пересидел в провинции», — говорил директор. Но я на него не обижался, карьера-то, в общем, сложилась неплохо. Особенно учитывая ситуацию с провинциальным футболом в 90-х. Сколько уже прошло со дня смерти директора? Шестой месяц пошел? А я вот до сих пор на стадионе ищу его взглядом. Как и большинство его воспитанников, которых он заразил любовью к спорту.
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин