Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

Недовоевал

Чиновники решили, что фронтовику не положено жилье, потому что у него есть комната в богадельне
Елена Коваленко
8 ноября, 2013 11:20
3 мин
Николай Черкасов и Валентина Давыдова в Орловском областном геронтологическом центре ветеранов войны и труда. Фото: Владимир Голиков
Николай Черкасов, участник Великой Отечественной войны, оставивший автограф на Рейхстаге в мае 1945 года, вот уже семь лет живет в доме престарелых. Пусть и самом лучшем в Орловской области, но богадельня — она и есть богадельня, куда большинство стариков, героических и не очень, отправляют родственники. Здесь, в геронтологическом центре ветеранов войны и труда, что находится под Орлом, хорошо кормят и обеспечивают самый лучший уход. Сюда и попасть-то нелегко. Постояльцы знают друг друга в лицо, и у них давно закончились темы для разговоров. А самое большое событие, кроме участия в самодеятельности, — уход из жизни одного из них. Отверженных.
Смертями 89-летнего Черкасова, служившего на фронте сапером, не удивить. В 1944 году под Бобруйском на его глазах погибли 11 однополчан, вместе с которыми он отправился разминировать поле. Погиб и лучший его фронтовой друг — Васька Егоров. Накануне они сидели под березой и мечтали о мирной жизни. Васька тогда сказал: надо, мол, Коля, после войны ехать на Урал — там барышень много, обязательно женимся. А на следующий день видел Коля Черкасов, как сработала мина перед идущим впереди Васькой, как оторвала ему голову.
– Справился я с заданием, — вздыхает фронтовик. — Только в ногу меня ранило, когда с поля выходил. Командир все меня обнимал и повторял: «Голубчик ты мой!»
За эту операцию получил Черкасов самую дорогую для себя награду — орден Отечественной войны I степени.
После войны, как и мечтал, обзавелся Черкасов семьей, домом в д. Боевка Урицкого района Орловской области, хорошей работой. Всюду пользовался фронтовик почетом и уважением. По школам ходил, про войну детишкам рассказывал. Подарила ему супруга трех сыновей. Да вот беда: сама рано ушла из жизни, а вслед за ней и один из сыновей. Двум же другим как-то не нашлось для отца места в жизни, наполненной своими заботами и хлопотами.
Так и оказался в доме престарелых, куда привезла Николая Тихоновича невестка: не можем ухаживать за стариком, пусть государство заботится. На родных фронтовик не ропщет — навещают его время от времени и дети, и внуки с невестками. Да и переезд воспринял, как нечто должное: куда ж деваться?
В богадельне фронтовик повстречал такую же одинокую душу — Валентину Давыдову. Оба оказались товарищами по несчастью. Пожилая женщина перебралась в дом престарелых из Орла, чтобы не быть обузой сыну, который с семьей ютится в однокомнатной квартире.
– Жили мы вшестером, места мало, спать мне приходилось на полу, — рассказывает «Русской планете» Валентина Трофимовна. — Дом наш по ул. Русанова шел под снос, и планировалось расселить нас еще в 2008 году. Но что-то у городских чиновников не заладилось, снос долго переносили, а когда пришло время, то предложили большой семье Давыдовых снова поселиться в однокомнатной квартире.
Так и нашли друг друга старики в доме престарелых. Валентина Давыдова пожалела фронтовика, стала за ним ухаживать. Да и сам Черкасов, видя такое к себе отношение, приободрился. Отбросил в сторону мысли о приближающейся кончине и пошел к руководству геронтологического центра: «выбил» для себя и Валентины Трофимовны двухместную комнату.
О том, что может быть обеспечен жильем, фронтовик и понятия не имел. Жил скромно, никогда лишнего себе не просил. И даже заволновался, когда сын Василий приехал к нему с этой вестью. Обрадовался, стал собирать нужные документы.
Да только опять незадача: по мнению чиновников, живет старик хорошо и ни в чем не нуждается.
Как сообщила начальник управления соцзащиты населения департамента здравоохранения и социального развития Орловской области Татьяна Воробьева, «участник Великой Отечественной войны Черкасов Н. Т. нуждается в постороннем уходе, ему предоставлена двухместная комната в БСУСО ОО “Орловский геронтологический центр ветеранов войны и труда”, где он имеет временную регистрацию, обеспечен надлежащий уход и необходимая медицинская помощь». То, что делит эту комнату фронтовик с подругой, которая заслужила место в центре как ветеран труда, чиновница в расчет не берет.
Оказывается, владеет Черкасов домом в Урицком районе, где сейчас живет его сын с семьей, и «обеспечен жильем более учетной нормы». Площадь избы в его деревне — 68 м2, а то, что живет старик уже семь лет в доме престарелых, роли для чиновников не играет. Хочет — пусть едет в деревню, к сыну, которому он не нужен. Хочет — пусть сидит себе в «двухместной комнате» и радуется, что хоть такое пристанище есть.
– Я начал было собирать документы, чтобы отец получил отдельную квартиру, — рассказывает «Русской планете» сын фронтовика Василий Черкасов. — Да оказалось, что отец может претендовать только на получение субсидии для улучшения жилищных условий. А для этого нужна экспертиза, и стоит она немалых денег. Да еще и комиссию убедить надо, что дом мой, где отец не живет, для его проживания не пригоден!
Засомневались в том, что нужна фронтовику отдельная квартира, и чиновники соцзащиты: кто ухаживать за ним будет? Кто в магазин за продуктами пойдет? Да и возраст солидный, долго он пейзажем из окна своего отдельного жилья не налюбуется — чего деньги тратить?
В 2012 году в Орловской области получили субсидии на 297,6 млн рублей 329 ветеранов и членов их семей. В 2013 году из федерального бюджета на эти цели выделено 267,3 млн рублей, жильем обеспечили 253 человека. Однако в настоящее время в списках лиц, имеющих право на получение субсидии на приобретение жилья в рамках Указа президента РФ от 07 мая 2008 года № 714 «Об обеспечении жильем ветеранов Великой Отечественной войны 1941-1945 годов», по области числятся еще 211 человек.
Чиновники прибегают к различным ухищрениям, только бы не включать ветеранов в списки нуждающихся. Везет тем, на чью сторону становится прокуратура.
– В 2013 году прокуратурой области было рассмотрено десять заявлений от ветеранов Великой Отечественной войны и членов их семей по вопросам нарушения прав в указанной сфере, — рассказывает «Русской планете» старший помощник прокурора области по взаимодействию со средствами массовой информации Елена Семина. — По трем обращениям установлены нарушения закона, в связи с чем приняты меры прокурорского реагирования. Права этих лиц были восстановлены. В прошлом году внесено пять представлений, по результатам их рассмотрения четыре должностных лица привлечены к дисциплинарной ответственности, в интересах ветеранов и членов их семей в суд направлено три исковых заявления, которые рассмотрены и удовлетворены.
Николай Черкасов же доживает свой век в богадельне. И только мечтает пока, как вышел бы на улицу из своей квартиры, закрыл бы дверь на ключ. Посудачил бы с пенсионерами на лавочке о погоде и решениях президента, которые по телевизору слышал. И как смотрел бы, не отрываясь, в окно на бегающих по детской площадке детишек, как радовался бы рассказам своей спутницы, хлопочущей на кухне, и как время от времени с гордостью говорил бы ей, радуясь собственному углу: «Вот, Валюша, не забыла ведь меня Родина!»
темы
3 мин