Титульная страница
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Запрещенные организации
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Титульная страница

«Овощи» из сирот

Детей-сирот, сбегающих из детдомов от побоев педагогов, возвращают и «лечат» психотропными препаратами
Елена Коваленко
21 июня, 2013 16:07
4 мин
Ребенок в детском доме // фото © РИА Новости, Владимир Песня
В Челябинской области разгорается очередной скандал вокруг сирот. Двое подростков, воспитанников миасского детского дома «Радуга», обратились за помощью к Павлу Астахову — ребята утверждают, что их отправляют в «психушку» за нарушения дисциплины. И превращают их там в «овощи».
Роман Корнилов и Павел Коробовский — парни уже довольно взрослые, 16 и 17 лет. Будь они помладше, возможно, эта история так и осталась бы нераскрытой. Но в таком возрасте уже есть силы отстаивать свои права — даже если за спиной нет родительской поддержки. А возможно, именно по этой причине.
Жительница Миасса Жанна Кунгурцева случайно узнала о том, что двое мальчишек пытаются отправить письмо Павлу Астахову с жалобой на принудительное лечение в психиатрической клинике. Как рассказала Жанна «Русской планете», ребята пришли к ней не одни, с ними было еще несколько воспитанников того же детского дома — от 13 до 17 лет, но они, в отличие от Паши и Ромы, не готовы называть свои имена. Однако на условиях анонимности поведали Жанне о том, что их тоже помещали в «психушку». Жаловались на то, что там их пичкали таблетками, а тех, кто отказывался, привязывали к кроватям и делали уколы. После такого «лечения» ребята чувствовали себя заторможенными, вялыми, ничего не соображающими. Это пренеприятнейшее состояние проходило только через пару недель после выписки.
Впоследствии выяснилось, что речь идет об «Аминазине» — старом, выпущенном в середине прошлого века нейролептике, который применялся поначалу для усиления наркоза в хирургии, потом перекочевал в психиатрию, но вот уже около 20 лет запрещен к применению в Европе из-за своей нейротоксичности и большого количества побочных эффектов. В России он по-прежнему разрешен и широко применяется для снятия психомоторного возбуждения при целом ряде психических расстройств, несмотря на появление новых препаратов той же группы, оказывающих гораздо более мягкий эффект и лишенных таких неприятных «побочек».
– Я видела этих ребят, общалась с ними. Никаких признаков психических отклонений и даже намека на них я не заметила. Все они уверены, что их помещают в больницу только в связи с нарушениями дисциплины, в частности побегами из детдома. Но, по их словам, бегут они не просто так, из тяги к приключениям: кто-то из членов коллектива постоянно их унижает, оскорбляет родителей, называя тех бомжами и алкоголиками и проча ту же самую судьбу самим парням. Одного из них недавно побил физрук — ударил несколько раз по лицу. По словам Паши и Ромы, в челябинские клиники — психиатрическую и наркологическую — их привезли обманом. Когда они поняли, где оказались, разумеется, спросили у врачей о причине госпитализации. И им ответили, что так решила директор детского дома, — рассказала Жанна Кунгурцева.
Благодаря помощи и вмешательству взрослых, в том числе и Жанны, о проблемах ребят узнали в Челябинске и Москве. Павел Астахов попросил разобраться в ситуации губернатора Челябинской области Михаила Юревича и прокурора региона Александра Войтовича. Разумеется, тут же об этом были проинформированы взрослый и детский омбудсмены — Алексей Севастьянов и Маргарита Павлова. Им обоим уже доводилось сталкиваться со случаями систематической госпитализации сирот в психиатрическую клинику. В 2011 году такие факты во время своей проверки в челябинском интернате № 13 обнаружила прокуратура и забила тревогу: детей там отправляли «подлечиться» за пропуски уроков, например. С подачи надзорного ведомства и благодаря усилиям омбудсменов была проведена большая работа, привлекались эксперты со стороны, в психбольнице и интернате тщательно проверили все документы, но… никаких нарушений не нашли.
– По сути, врачи на все наши вопросы отвечают одно и то же: «Аминазин» разрешен к применению у детей с трех лет, вот если его запретят — тогда не будем применять. А то, что этот препарат давно запрещен в Европе, что иностранные специалисты в один голос говорят о его вреде и что дети после него, по их собственным словам, превращаются в зомби, это в данном случае роли, увы, не играет. Одну 15-летнюю девочку из 13-го интерната, у которой стоял диагноз «легкое когнитивное расстройство», лечили «Аминазином» два месяца в условиях стационара. Я спрашиваю у педагогов: такое лечение помогает решать вопрос дисциплины? Нет, не помогает, говорят. Ну а тогда в чем смысл?? На мой взгляд, «Аминазин» необходимо запретить на федеральном уровне — это будет началом решения проблемы, — прокомментировала ситуацию в интервью «Русской планете» Маргарита Павлова.
По мнению детского омбудсмена, проблема насильственного «лечения» детей-сирот в психиатрических больницах со временем будет только обостряться и нарастать. Случай с «Радугой» в Челябинской области за последние годы — уже не первый и не второй. Причем дети воспринимают госпитализацию исключительно как наказание за какие-то проступки — и никак иначе. Взрослые это, разумеется, отрицают и ссылаются на диагнозы.
Директор детского дома «Радуга» Светлана Густова во время короткой беседы с «Русской планетой» соглашалась, что со стороны эта история выглядит очень неприглядно. Но, по ее словам, не она назначает воспитанникам препараты. И не она ставила их на учет. Вот отрывок беседы со Светланой Борисовной:
– И Роман, и Павел давно состоят на специализированном учете. Если в целом все в порядке, они просто время от времени принимают глицин, поливитамины, но если врач считает, что наступило обострение, их госпитализируют…
– Скажите, а как в повседневной жизни проявляются те проблемы, о которых вы говорите? Как это сказывается на общении ребят с товарищами, педагогами, администрацией?
– (Замявшись) Я не могу обсуждать этот вопрос, это неэтично. Ребята и так расстроены шумихой в прессе. Извините, я сейчас занята, давайте дождемся результатов проверки.
Маргарита Павлова побывала в «Радуге» и пообщалась с Пашей, Ромой и несколькими другими воспитанниками детского дома. Как и Жанна Кунгурцева, никаких признаков психических отклонений она не заметила. В ходе визита у нее возникла масса вопросов, на которые только предстоит ответить. В частности, был ли соблюден закон о психиатрической помощи — согласно ему, таковая может оказываться лишь на добровольных началах. Если пациент младше 15 лет, за него это решают взрослые — родители или опекуны. С 15 лет человек принимает такое решение самостоятельно. И лишь суд может назначить принудительное лечение — когда доказано, что пациент представляет опасность для самого себя или окружающих. И Роме и Паше 15 лет уже исполнилось. Давали ли они согласие на госпитализацию? Точного ответа пока нет.
В скором времени в Челябинской области будет создана независимая экспертная комиссия, в которую войдут врачи из других регионов. Им предстоит решить, была ли госпитализация оправданной, а также оценить тактику лечения. Кроме того, Михаил Юревич отдал распоряжение провести тщательную проверку всех учреждений, где содержатся сироты, на предмет насильственных мер, применяемых к ним, в том числе таких вот принудительных госпитализаций. А Маргарита Павлова тем временем готовится к докладу, который ее попросили представить на всероссийском семинаре-совещании «Охрана психического здоровья детей и защита прав несовершеннолетних пациентов». Это мероприятие пройдет в ближайшее время на Байкале, в нем примут участие детские омбудсмены со всей страны, а также врачи и психологи. Челябинская делегация будет рассказывать коллегам о случаях принудительного лечения детей-сирот в психиатрических стационарах, а также о применении к ним «Аминазина». Учитывая, что такие истории происходят по всей стране, Маргарита Павлова надеется на выработку обобщенного документа, в котором будут содержаться замечания и предложения, связанные с коррекцией психического здоровья детей-сирот.
В частности, речь наверняка пойдет о необходимости выйти во властные структуры с инициативой о запрете «Аминазина» на территории России. А также о том, чтобы лечение детей осуществлялось прежде всего амбулаторно или в условиях специализированных центров — таких, например, как челябинская «Семья», которая, в частности, занимается медико-социальной реабилитацией и социальной адаптацией детей с ограниченными возможностями, а также реадаптацией детей группы риска, оказавшихся в кризисной ситуации. Говорят, что ребята уходят оттуда со слезами на глазах, не желая расставаться с педагогами и новыми друзьями. Меняется их мировосприятие, отношение к людям, самим себе и жизни в целом. А главное — у такого «лечения» если и есть побочные эффекты, то только благотворные.
темы
4 мин