Здоровье
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Новости
Здоровье
Здоровье

«Проблема во взрослых-невротиках»

Откуда приходят детские страхи и как с ними бороться
Елена Коваленко
4 мин
Фото: Денис Русинов/ТАСС
Психолог Анна Аксенова работает в детской стоматологической поликлинике и специализируется на детских страхах: после беседы с ней маленькие пациенты перестают бояться даже самых сложных медицинских процедур. Специалист рассказала РП о детях-манипуляторах, об испуге, адекватных родителях и чрезмерно заботливых бабушках.
— Чего чаще всего боятся дети?
— Ничего. Если беременность и роды прошли нормально, то мы получаем ребенка, у которого нет ни страха, ни испуга. Ребенок просто не знает этого мира, окружающих объектов. Он их изучает. А реакцию на окружающее он считывает с родителей. Если мама бежит к нему и кричит: «Не трогай, это опасно», да еще пугает его так несколько раз — у ребенка выработается стойкий страх: но боится он при этом не опасного предмета, а маминой реакции. А если мама его еще и наказала, то у ребенка формируется схема: я трогаю электрическую розетку, например, мама начинает ругаться, и вот это и является страшным. Это страх наработанный, приобретенный в силу опыта. Дети до семи лет все реакции считывают с родителей.
Я постоянно родителям говорю: ребенок смотрит только на вас. Если вы ведете себя уверенно и спокойно, он будет воспринимать ситуацию соответственно. Это после 12 лет примерно появляется критичное отношение к поведению родителей.
— А если были сложности во время рождения ребенка?
— Это другое дело. Ребенок уже на своем опыте познал стресс, угрозу, дискомфорт. Неважно, в чем это выражалось — в долгих родах, обвитии пуповины или других осложнениях. Ребенок на уровне тела чувствовал угнетение. И тогда в нем есть то, что психологи называют «внутриутробный» страх. Но, опять же, тут развилка и два варианта. Первый — если мама адекватна, то поведение ребенка можно проработать и максимум — он лет до семи будет осторожничать. И второй — неадекватная мама начинает акцентировать внимание на страхе, и в грядущем мы можем получить человека, который боится замкнутых пространств, например. Или врачей. Мало ли на что будет спроецирован этот страх?
— А существуют ли страхи врожденные, еще от далеких диких предков? Боязнь пауков, змей, например?
—  Не существует. Это все передается через наблюдение. Через окружение, с которого ребенок берет пример. Сидит ребенок на диване, играет в игрушки. Мимо бежит, никого не трогая, жук-таракан. Маленький и безобидный. Но если мама, увидев его, завизжит, ребенок эту реакцию запомнит и будет воспроизводить ее. В следующий раз и сам покажет, что он боится жука.
А в самом неприятном случае он может сделать и другие выводы: «Так, а что будет, если я тоже имитирую страх?». И тут мама начинает его утешать, успокаивать, давать ему игрушки-сладости. Ребенок смекнул: «Ага, быть пугливым — выгодно». И это еще больше закрепляет страх в поведении.
—  Дети — манипуляторы?
—  Еще какие. Например, такая ситуация — зашли впервые к врачу, малыш заплакал. И доктор отправляет их за дверь — успокоиться. И мама начинает покупать спокойствие ребенка: «Если ты не будешь плакать, я тебе куплю шоколадку». А ребенок неглупый. Он осознает: «Я показал, что мне страшно, и получил шоколадку. В следующий раз снова надо испугаться, еще дадут». И продолжает эту игру.
—  Мама никогда не понимает, что ребенок манипулирует ею?
—  А в окружении ребенка всегда найдутся те, кто не поймет. В основном это бабушки. «Да ты мой хороший, доктор страшный тебя обидел, иди ко мне, я тебя пожалею…» Так ведь часто бывает, правда? Бабушка при этом чувствует себя великой спасительницей, которая помогла ребенку. А ребенок нашел себе соучастника. При этом мама может рядом сидеть и говорить: «Да ничего он не боится, перестань его жалеть, он играет». Но бабушка не слушает.
Психолог Анна Аксенова
Психолог Анна Аксенова. Фото: Павел Лавров / «Русская планета»
—  Итак, дети на самом деле смелые?
—  Дети не боятся ничего. Как правило, корень детских страхов — во взрослых-невротиках. Это родительские переживания. Это взрослые чувствуют себя неуверенно. У них проблемы на работе. Это они слушают страшные новости.
Взрослым в силу объективных причин не хватает времени отоспаться, поесть как следует, восстановить силы. Идет истощение организма. Устают на работе. В мире взрослых — невротики кругом, они сталкиваются друг с другом. И вот такие нервные мамочки и папочки приходят к ребенку. И начинают передавать ему свои нервы. А ребенок до 10 лет родителям вообще сопротивляться не может. У ребенка нет фильтра — правильно или нет. И только в подростковом возрасте ребенок, расширив свой круг общения, видит другие варианты поведения, другие реакции на одно и то же событие, и выбирает между ними.
—  Что касается влияния СМИ — телевидение, кино, радио, интернет? Мультики?
—  Дети смотрят, запоминают, а потом примеряют на себя действия, ситуации, поведение тех или иных персонажей. Как правило — в форме игры или даже во сне, во время перезагрузки психики и усвоения полученных за день опыта и эмоций. Допустим, ребенок посмотрел кино про роботов, которые друг с другом воюют. И он ассоциирует себя с одним из роботов. Примеряет на себя его роль. А робот — плохой, всех обижает. Доброму ребенку от этого не по себе. Ребенок не может сформулировать по-взрослому: «Мама, я проанализировал поведение персонажей фильма, и оно мне показалось чрезмерно агрессивным». Он скажет проще: «Мама, я робота боюсь». И умные родители должны понять — тут не страх, а чрезмерные переживания, ребенку плохо от таких мультиков и их надо убрать.
—  Когда дети кричат по ночам, если им приснилось что-то страшное из увиденного по телевизору?
—  Это они на своем детском языке говорят: «Эй, родители, я от телевизора тупею».
 Телевизор — выкидывать?
—  Лучше — да. Максимум, что можно позволить — не больше 30 минут в день добрых, проверенных мультиков.
—  Хорошо, свои страхи ребенку навязывать нельзя. Но и об опасностях малыша нужно предупреждать. Ребенка на самом деле нужно держать на безопасном расстоянии от электричества, высоты, огня и так далее. От прямых, безусловных угроз. Где грань между заботливым родителем и курицей-наседкой?
—  Не нужно делать из безопасности шоу. Реакции должны быть максимально спокойными. Ребенок подходит к электрической розетке? Спокойно надо подойти, объяснить: есть у нас хорошая семейная традиция — не трогать такие вещи. Если ты будешь трогать, мы будем с тобою вместе приседать, например. Ребенок раз присядет, другой, потом ему надоест, он устанет и потеряет интерес.
— А если ребенок совсем кроха и пока не понимает взаимосвязи?
— Тоже подходить спокойно и отвлекать, уводить его в сторону. Можно играть. Во что-нибудь другое, обозначив: как только начинаешь делать что-то нежелательное, нормальные игры прекращаются. И, в конце концов, ребенок берет пример с взрослых в любом возрасте.
Основная задача родителя — помочь ребенку изучать окружающий его мир. Позволить ему делать выводы касаемо тех или иных объектов, явлений, действий. Понять себя. Золотая середина тут — присутствовать рядом. У нас же обычно две крайности — либо вообще родителям безразлично, либо ничего не разрешать, лишить самостоятельности и окружить гиперопекой.
— Гиперопека — это плохо?
— Был в моей практике такой крайний случай, когда мама так сильно переживала, чтобы ребенок не ударился, что все углы в доме закрыла мягкими подушечками. К чему это привело? К тому, что ребенок в сознательном возрасте не замечал углов. И когда он выходил из дома, он не мог понять, что такое угол, чем он может быть опасен. Он просто не видит углов. И бился об них, стоило маме отвернуться.
— То есть, страх — не всегда плохо для самосохранения?
— Опыт — вот что всегда хорошо для самосохранения. У ребенка должен быть нормальный сон. Питание. Навыки самообслуживания. Обязанности, пусть даже символические. Если ребенка воспитывают родители, а не телевизор, и не гаджеты — мы получаем ребенка без страхов. У него не будет возникать испугов, у него будут появляться вопросы. И вместо: «Мама, мне страшно», — он будет говорить: «Мама, объясни мне это».
темы
Новости партнеров
Реклама
Реклама
4 мин