Факт
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Факт

В конце 1920-х в РСФСР насчитывалось 127 национальных районов

В России политика коренизации привела к росту сепаратистских настроений

Елена Коваленко
8 ноября, 2013 09:08
3 мин

Семья чувашей, 1921 год. Фото: архив РИА Новости

Большевики не принимали в равной мере империализм и национализм и, для того чтобы их сделать управляемыми, пошли в начале 1920-х годов на создание уникальной политики коренизации. В ее фундаменте лежала идея о том, что любое этническое меньшинство имеет право на создание собственных органов самоуправления в рамках Советского Союза. Одним из основных инструментов такой политики стало образование автономий по этническому признаку и национальных советов на более низком уровне: район, город, село. Испытательным полигоном этой стратегии стала Украинская ССР.
Результаты мероприятий, проведенных на Украине, были признаны большевиками успешными, поэтому в середине 1920-х годов опыт создания национальных советов стал переноситься в другие союзные республики.
В РСФСР этот процесс шел сложно и весьма противоречиво из-за того, что это была огромная сложноустроенная территория федерации, искусственно созданная в 1918 году.
К организации национальных советов в РСФСР серьезно подошли только в конце 1925 года. В ноябре этого года в каждом российском регионе по поручению ВЦИК создается штат уполномоченных, обязанных следить за проведением коренизации. В следующем году на съезде национальных меньшинств российские руководители в один голос утверждали, что создание национальных советов является теперь их самой серьезной заботой.
Говорить об этом процессе как о едином не приходится. Каждый российский регион демонстрировал свой уникальный пример претворения в жизнь идеалов большевистской национальной политики.
Так, создание национальных советов в Ленинградской области было похоже на украинскую модель. Здесь также имелись зажиточные западные национальные меньшинства. К примеру, было создано 67 финских советов и два района, которые вели свои дела на финском языке. Также активно формировали свои национальные советы другие угро-финские народы: вепсы, карелы, саамы, эстонцы.
Но ленинградский опыт носил для РСФСР уникальный характер. Гораздо чаще процесс образования национальных советов встречал и порождал много сложностей. Основную проблему для большевиков составляла его быстрая политизация. Так, создание национального района или совета на границе с «материнской» республикой рассматривалось в последней как повод для аннексии этой территории.
Характерен пример с «мордовским вопросом», остро вставшим перед руководством РСФСР во время коренизации. В 1920-е годы мордвины составляли третье по численности коренное национальное меньшинство в РСФСР, но их автономная республика была образована только в 1929-м, когда коренизация уже заканчивалась. Мордвинские лидеры постоянно давили на партийное руководство с целью создания собственного большого территориального образования, но долгое время встречали только безразличие, странное для внимательных к проблемам меньшинств большевиков.
Причину такого поведения партийного и государственного руководства нужно искать в проблемах, вынудивших большевиков пойти на коренизацию. Она представляла собой компромисс между возросшим национализмом меньшинств и желанием использовать его в целях укрепления собственной власти. Мордвины, которые во время Гражданской войны мало сопротивлялись приходу большевиков, были сильно ассимилированы среди русского населения, рассеяно проживали по всему Поволжью, не представляли никакой угрозы. Отсюда проистекало желание высшего партийного руководства «не будить лиха, пока тихо».
Однако малочисленным национально настроенным мордвинским большевикам, вдохновленным примером соседних поволжских народов, удалось организовать серию протестных акций с требованием предоставить автономию. В результате большевики пошли на создание мордовских национальных районов и советов. Кульминацией этих процессов стало выделение из русских областей Мордовской Республики в 1929 году.
Иным образом развивалась ситуация в Чувашской Автономной Советской Социалистической Республике, образованной в 1925 году. Местное руководство очень быстро оценило экономические достоинства политики коренизации. Вскоре после того, как в РСФСР было запущено создание национальных районов и советов, местные руководители стали настойчиво продвигать идеи объединения всех чувашей в составе автономии. Чаще всего речь шла о наиболее экономически развитых территориях среднего Поволжья. Чувашских большевиков даже не смутила перспектива стать меньшинством в собственной республике. Если бы все их требования были выполнены, то в Чувашии доля титульного этноса снизилась бы с 82 % до 10 %. После частичного удовлетворения их требований этот показатель снизился до 74 %.
В свою очередь чувашам стали сопротивляться русские, мордвины и татары. Последние заявляли, что «раньше мы, татары, зависели от Ивана Грозного, а теперь мы зависим от чувашей и живем под их игом». Также поступали жалобы на то, что чуваши на всех присоединенных территориях уволили русских, заменив их своими представителями.
Эти примеры хорошо демонстрируют тот факт, что коренизация, призванная снизить градус национальной напряженности, напротив, вела к еще большей мобилизации меньшинств для отстаивания своих прав. Явления, подобные событиям на средней Волге, на пике коренизации в РСФСР в 1926—1928 годы, происходили повсеместно. Автономии активно вели борьбу за передел территорий, а существование в других регионах национальных районов и советов использовали как предлог к этому.
К концу 1920-х годов в РСФСР насчитывалось 127 национальных из 2017 районов и 4264 национальных из 52 844 сельских советов. По всем этим показателям Россия стала обгонять другие союзные республики. Поставленные в 1925 году задачи были полностью выполнены.
Источник: Мартин Т. Империя «положительной деятельности» нации и национализм в СССР, 1923—1939 — М.: РОССПЭН, 2011
темы
3 мин