По состоянию на 25 мая 10:35
Заболевших353 427
За последние сутки8 946
Выздоровело118 798
Умерло3 633
Донбасс
Лента новостей
Лента новостей
Сегодня
Политика
Общество
Бизнес
Культура
Сделано Русскими
Личные связи
О проекте
Редакция
Контакты
Размещение рекламы
Использование материалов
Свидетельство о регистрации СМИ ЭЛ № ФС 77 – 65733 выдано Роскомнадзором 20.05.2016.
Лента главных новостей
Русская планета
Донбасс

В Казани выгоняют беженцев

Оставшимся без дома семьям из Донбасса предлагают ехать на Сахалин или возвращаться в зону боевых действий
Игорь Молотов
25 мая, 2015 17:40
7 мин
Беженцы с юго-востока Украины. Фото: Алексей Павлишак / ТАСС
На двух пунктах временного размещения (ПВР) вынужденных переселенцев из Украины в Казани, находящихся в профилактории технического университета — КАИ — и в лагере «Солнечный», начались мероприятия по выселению. Беженцы должны освободить занимаемые площади, а в качестве альтернативы им предложили переселиться на Сахалин или вернуться на Донбасс, где, как известно, проходят боевые действия.
Официальной причиной для освобождения лагеря «Солнечный» стало начало приема детей на летние смены, об этом сообщают в мэрии Казани. К сожалению, мэрия не стала предпринимать шагов для разрешения проблемы беженцев, которые должны быть рады, что у них пока не аннулировали прописку. Сегодня там находится порядка 150 человек.
«Мы хотим домой. Но не готовы, на родине нет работы. У кого-то уже нет и домов. Наконец, просто нет денег. Татарстанские работодатели, как выяснилось, не ждут с распростертыми объятиями людей с украинскими паспортами. Из всех крупных заводов беженцев согласился взять лишь один — Казанское мотостроительное производственное объединение (КМПО). В центрах занятости заверяют, что вакансий тысячи. Но когда доходит до собеседования, работодатели прямо сообщают, что люди с Донбасса им не нужны», — рассказали о тяжелой ситуации переселенцы.
Председатель правления фонда защиты прав потребителей «Гражданский патруль» Ростислав Антонов отметил, что в данном вопросе есть две составляющих: правовая и человеческая. С правовой точки зрения ПВР беженцев — это не бюро добрых услуг.
«Люди там живут вовсе не потому, что доброта директора санатория не знает границ, а потому, что за это платит государство. Поэтому, чтобы ответить на вопрос о правомочности директора лагеря выставлять людей на улицу, нужно смотреть документы. Но то, что руководство лагеря точно не имело права делать, так это оказывать давление на людей, перенесших психологическую травму, и тем более предлагать им вернуться в зону боевых действий, откуда они бежали, спасая свою жизнь. Если все так и было, то подобным действиям найти оправдание невозможно», — считает Антонов.
 Член президиума Государственного совета Республики Татарстан Хафиз Миргалимов не располагает информацией о выселении беженцев, но обещал разобраться в вопиющей ситуации и принять все необходимые меры по решению данного вопроса. Депутат рассказал, что его фракция, КПРФ, всегда помогала вынужденным переселенцам из Донбасса и организовывала сбор гуманитарной помощи.
Куда идти беженцам
Эксперт Института национальной стратегии Раис Сулейманов пояснил, что изгнание беженцев в Татарстане лишний раз демонстрирует отношение местных властей к «Русской весне» на юго-востоке Украины:
«Люди, оказавшиеся в тяжелой ситуации, приехали в этот российский регион, полагая, что им будет оказана помощь. Тем более что Россия приняла уже до полумиллиона человек, распределив их по российским субъектам, чтобы социальная нагрузка была менее тяжелая. Татарстан не бедная республика, однако именно здесь беженцам стали открыто указывать на дверь, то советовали им уезжать на Сахалин, то обратно возвращаться в пылающий войной Донбасс, откуда они уехали».
Раис Сулейманов
Раис Сулейманов. Фото: из личного архива
Случаи и факты, когда юридическое оформление беженцев и вынужденных переселенцев с юго-востока Украины всячески тормозилось в Казани по сравнению с соседними регионами Поволжья, натыкаясь на бюрократические препоны, волокиту, отфутболивание, уже были летом 2014 года, когда пошла первая большая волна людей. Об этом тогда активно писали местные и федеральные СМИ. Раис Сулейманов подчеркнул, что беженцы готовы работать, но без регистрирующих их пребывание документов это крайне затруднительно, поскольку без них на работу не берут.
«Сложность ситуации заключается еще в том, что значительная часть беженцев приехала с детьми и родителями-пенсионерами. Приезжает одна мать с маленьким ребенком, вот куда она пойдет? На кого оставит ребенка? Оформить в детский сад в Казани для жителей города крайне сложно, существует целая система очередности, а тут детей беженцев в детский сад необходимо поместить! И вот что делать такой матери-одиночке? И куда теперь беженцам идти? Убираться на Сахалин или возвращаться на Донбасс, как советуют местные чиновники?» — сетует политолог.
Сулейманов раскрыл интересную деталь — деньги, выделяемые на пособия беженцам, сами беженцы не получают. Их передают в администрацию лагеря «Солнечный», который принадлежит крупному предприятию «Казаньоргсинтез», входящий в огромный холдинг ТАИФ («Татаро-американские инвестиции и финансы»). У беженцев есть информация, что одним из собственников холдинга является сын бывшего президента Татарстана Минтимера Шаймиева Радик Шаймиев, и они невольно задаются вопросом: неужели деньги, которые за нас выделяет российское правительство, уходит в карманы столь богатому человеку (входит в список Forbes. — РП.), а нам ничего не достается?
Этнократия хочет видеть русских меньшинством?
Из разговоров с беженцами, которые оказались в лагере «Солнечный» под Казанью, «не под запись», поскольку опасаются еще большего самоуправства со стороны местных бюрократов, выяснилось, что татарстанские чиновники не прямым текстом, но недвусмысленными намеками дают понять, что, дескать, республика у нас мусульманская, вы не мусульмане, соответственно, вам будет тяжело здесь, потом тут ваших детей будут заставлять учить татарский язык, а это будет им сложно, меньше будет русского языка в школах, а вот где-нибудь на Сахалине — там нет этих проблем.
«Беженцы недоумевают от таких намеков, поскольку убеждены, что Татарстан все-таки пока часть России. Регион очень условно можно назвать мусульманской республикой, поскольку здесь только титульное население и мигранты исповедуют ислам, а татар всего 52% от всего населения, да и то большая часть татар — светские люди. И даже если республика мусульманская, она все равно остается частью России. Учитывая, как в Татарстан охотно принимает мигрантов из Центральной Азии и даже часто в местной прессе звучат призывы переселить в регион уйгуров из Китая, создается ощущение, что прибывшему славянскому населению в виде беженцев из Новороссии здесь не особенно рады», — отметил Раис Сулейманов.
Факт, что те же уйгуры ментально сильно далеки от современных казанских татар, в расчет не принимается, главное, что они тюрки-мусульмане и тем самым ближе татарам Поволжья. Что касается беженцев Донбасса, то  очевидно, что далеко не все из них смогут вернуться обратно домой. Часть Луганской и Донецкой областей заняты Киевом, и к приехавшим в свои города и деревни людям украинские власти будут относиться крайне недоброжелательно, поскольку они жили в России. Но и в Татарстане, как считает Раис Сулейманов, они не могут найти свое место.
«Постепенно беженцы начинают смиряться со своей судьбой, подумывают уже осесть в тех регионах России, в которые они прибыли. Такое создается впечатление, что кто-то не хочет, чтобы в Татарстане численность славянского населения увеличилась. По-видимому, Казанский Кремль устраивает, что русские стали за последние четверть века национальным меньшинством в Татарстане. Соответственно, изменять эту демографию местная этнократия явно не стремится. Отсюда и циничные советы к беженцам из Новороссии, оказавшимся в Казани», — уверен эксперт.
темы
7 мин