«Мы взяли в руки оружие, но мечтаем о мире»
4 мин чтения
Виталий «Прокурор». Фото: Николай Сидоров

Виталий «Прокурор». Фото: Николай Сидоров

Лидер луганского филиала «Ночных волков» Виталий «Прокурор» рассказал РП о войне, вере и идеологии русских мотоциклистов

Отделение мотоклуба «Ночные волки» еще в самом начале войны вошло в состав ополчения и наряду с остальными принимало участие в освобождении населенных пунктов ЛНР, с августа 2014 года оккупированных украинскими националистами из территориальных батальонов. Многие байкеры участвовали и в гуманитарных миссиях — доставляли помощь жителям Новосветловки и Хрящеватого.

В начале интервью Виталий сразу меня поправляет:

— Мы не байкеры, мы русские мотоциклисты. Краеугольные камни нашей жизненной философии — это православие и любовь к Родине, уважение к предкам. И гибель каждого брата для нас — непрекращающаяся боль. Боль, с которой тоже приходится жить. Мы помним о подвиге «Вампира», который сгорел в танке, о подвиге «Ялты», погибшего во время одного из боев. Все наши погибшие братья остались в памяти, их фотографии на видном месте в центральном зале клуба «Ночных волков».

— Виталий, прежде всего хотелось бы услышать рассказ об освобождении Новосветловки и Хрящеватого…

— Говорить исключительно от своего имени не стану. А то получится так, будто Новосветловку взяли исключительно «Ночные волки», а остальное ополчение прохлаждалось, что будет откровенной ложью. Поэтому давай договоримся: я расскажу то, что видел и знаю сам. А в дальнейшем пусть будет цикл материалов по этой теме.

Мы, «Ночные волки» и подразделения «Хулигана», он — один из наиболее знаковых командиров ополчения, дислоцировались в населенном пункте Вишневый Дол. На первом этапе перед нами стояла задача сдерживать наступление противника на Луганск. Когда это было выполнено, пришло время «вгрызаться» в направлении Новосветловки и Хрящеватого. Соотношение сил сначала было просто нереальным: порядка 30 наших бойцов против трех батальонов наемников из «Айдара», «Азова» и «Днепра». Причем действовать приходилось на два фронта — и на Новосветловку, и на Хрящеватое. Лишь накопив силы, смогли начать наступательные действия.

Виталий «Прокурор» во время встречи с жителями Новосветловки

Виталий «Прокурор» во время встречи с жителями Новосветловки. Фото: Николай Сидоров

— А с чего началось наступление?

— Вообще, любому наступлению предшествует разведка. Долгая, изнурительная разведка: выявление позиций противника, аккуратное, осторожное позиционирование и лишь потом плановое, неумолимое наступление. В нашем случае речь идет о трех неделях — с момента первых «касаний» до выдавливания наемников и ВСУшников за пределы Новосветловки в сторону луганского аэропорта. Три недели практически без нормального сна, на адреналине и понимании простого факта — если не мы, то кто же?

— Можешь описать какой-нибудь эпизод из боевого столкновения с противником?

— О контактном бое в привычном смысле этого слова рассказывать сложно. Сражения сейчас носят другую форму. Поэтому когда ты просишь рассказать о том или ином боевом эпизоде, мне на ум приходят лишь внешние ощущения — стрельба, рев техники и запах! Жуткая смесь из выхлопных газов и запаха трупного разложения, приторно-сладкого, сводящего с ума запаха смерти. Под одежду, в уши и рот набивается пыль. В бою нет никакой романтики, это потом, после, идет обмен впечатлениями. Это потом рождаются истории. А в момент боя есть лишь злость и желание выжить любой ценой.

Наступление осложнялось тем, что противник согнал оставшихся жителей Новосветловки в подвал местной церкви и, прикрываясь мирным населением, укрепил позиции вокруг. И вести огонь в ту сторону для нас было невозможно. Также серьезные укрепрайоны враг соорудил в парковой зоне и вокруг больницы. Очень характерный для врага момент: из Новосветловской церкви были похищены все иконы. Позже, когда гнали противника в сторону луганского аэропорта, захватили «уазик», в котором и обнаружили похищенные фашистами иконы.

— Наступательные действия были успешными. Тебе, наверное, помог прежний боевой опыт?

— О каком опыте ты говоришь?! Все мы из «волков» — обычные гражданские люди! Да, в армии, которая уже тогда искусственно и целенаправленно уничтожалась, служил, научился собирать и разбирать автомат. Вот и весь полученный армейский опыт. Это потом, позже, когда удалось захватить вооружение противника, научился стрелять из РПГ, АГС, ПТУР, СПГ. А знаешь, какой самое мощное оружие? Противотанковое ружье времен Великой Отечественной! Сколько лет прошло, казалось бы, но его эффективность ни на грамм не снизилась.

— Страшно в бою?

— Страх присутствует всегда. В какой-то момент просто начинаешь с ним уживаться, он становится твоим постоянным спутником, эдаким внутренним голосом. Главное, чтобы страх не довлел над тобой. И еще движет особое чувство. Одно дело — понимать, что твое дело правое. И другое — укрепляться в этой мысли, идя освободительной тропой своих дедов и прадедов. Чувство патриотизма просто зашкаливает. Оно загоняет страх куда-то в потаенный уголок сознания, а понимание долга, чести становится превалирующим, с этим живешь, с этим дышишь, с этим ненадолго засыпаешь. Жалею, что мои деды, прошедшие ту войну, умерли рано и я мало с ними общался, но горжусь тем, что не опорочил их память. А еще постоянно обращаюсь к Господу, прошу дать мне сил и укрепить мою Веру.

— И все-таки, были же интересные случаи?

— Во время обстрела наших позиций в Вишневом Доле пострадала пожилая женщина, а ее муж погиб прямо на месте. Медсестра Татьяна взялась на автомобиле вывезти старушку в Луганск, в областную больницу — через вражеские позиции. Неделю от них не было вестей. А потом Татьяна вернулась — пробиралась из Луганска полями. Какие слова она нашла для взявших Новосветловку в кольцо противников?! Ведь она поехала в нашей форме! Но проехала! И вернулась живой, невредимой. Что это — чудо? Или все-таки воля Божья, ниспосланная ей, чтобы наша сестра продолжила свою миссию?

— Как сложилась судьба жителей оккупированных сел?

— Люди, пережившие оккупацию Новосветловки и Хрящеватого, прошли через ад. Это скажу без всяких преувеличений. До сих пор неизвестна судьба десятков девушек, которых оккупанты насильно вывезли из сел. А скольких жителей «нацики» подвергли унижениям, скольких просто расстреляли?! Вояки из террбатальонов чуть ли не поголовно постоянно под наркотой были. Уже после взятия Новосветловки в одном из подвалов мы нашли женщину и 13-летнего пацана. К ним в дом вломился совершенно невменяемый от наркотиков «освободитель», начал насиловать мать на глазах у сына. Пацан хватает нож и начинает колоть «нацика», а тот, весь окровавленный, невинно спрашивает: «Что ты делаешь?» В итоге пацан добил-таки ту тварь, и вместе с матерью они спрятались в подвале, где безвылазно просидели пять дней. Нашим ополченцам, попавшим в плен, на глазах у местного населения отрубили руки, потом расстреляли.

— Скажи, кто твой враг, против кого ты воюешь? В чем видишь свою миссию?

— Против кого мы воюем? Это не совсем точное определение. Мы не просто воюем, а освобождаем свою землю. Освобождаем от нацистской нечисти — от людей, которых и людьми-то назвать сложно. Трусы, наркоманы, пьяные от вседозволенности и смелые только с беззащитными мирными жителями. Вот тебе эпизод: ВСУшники, которых мы взяли в плен после взятия аэропорта, рассказали, что командный состав их просто бросил, командиры драпали на чем придется в Георгиевку. Я не оправдываю брошенных бойцов, они тоже нам горя принесли немало. Но сам факт — разве командир, который верит в правоту своего дела, бросит своих солдат?

— Почему Новосветловка имеет для тебя, для «волков» такое большое значение?

— Потому что для нас Новосветловка — это новый Сталинград, последний рубеж, до которого мы отступали. И как наши деды потом от Волги гнали врага до Берлина, так и мы сегодня готовы гнать захватчика до самого его логова. Вся идеология «нациков» лжива и бесчеловечна, ее нужно просто искоренить под корень. По-другому победить просто не получится.

— Но воинственным человеком тебя не назовешь…

— Да, потому что мы вынужденно воюем, так сложились обстоятельства. А свою гуманитарную миссию видим в оказании помощи населению Хрящеватого и Новосветловки, других городов. Осенью привозили пострадавших жителям пищу и одежду. Особо хотелось бы отметить проведенные под эгидой «Ночных волков» новогодние праздники в Луганске. Откровенно сказать, сердце теплом обжигало, когда видел радостные лица ребятишек на праздниках.

Я ведь очень мирный человек. Да, мы взяли в руки оружие, но мечтаем о мире.

Если у Вас возник вопрос по материалу, то Вы можете задать его специальной рубрике Задать вопрос В Казани выгоняют беженцев Далее в рубрике В Казани выгоняют беженцевОставшимся без дома семьям из Донбасса предлагают ехать на Сахалин или возвращаться в зону боевых действий Читайте в рубрике «Все у него было хорошо…»Чемпион мира по каратэ Антон Кривошеев найден мертвым на свалке «Все у него было хорошо…»
Комментарии
26 мая 2015, 20:03
Читая подобные интервью, понимаешь, насколько тяжело людям, и на сколько правда многолика, почти такая же многоликая, как и ложь. Но Сейчас, в этой статье перед нами встает смелый человек, со своими убеждениями и принципами, которого можно уважать за то, что он защищает своих.
26 мая 2015, 12:45
Помогают ополченцам молодцы, надо в этом направлении и двигаться, освобождать нашу землю от супостатов
26 мая 2015, 13:28
Ага, только зачем все эти обозначалова, типа "ночные волки" и все такое? Уже воротит от этого лейбла. Волки то, волки сё...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Загрузка...
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!