Александр Ручьев: «60% хороших ICO-проектов идут из России»
Александр Ручьев: «60% хороших ICO-проектов идут из России»

Секция «Блокчейн в системе государственного управления и коммерческом секторе» стала одним из наиболее интересных мероприятий прошедшего в Москве конгресса «#БЛОКЧЕЙНРФ-2018»

Модератором мероприятия выступил Сергей Поликанов, начальник отдела новой экономики ДКК Сбербанка CIB. Спикерами секции стали ведущий отечественный девелопер, инвестор, президент ГК «Основа» Александр Ручьёв, адвокат, старший партнер юридической фирмы «Алейников и Партнеры» Денис Алейников, управляющий партнер агентства «B2Chain» Денис Терехов. К ним присоединились руководитель блокчейн-проектов Департамента информационных технологий г. Москвы Кирилл Поляков, вице-президент по строительству РАКИБ Арам Айрапетян, управляющий партнер «Петролеум-Трейдинг» Максим Дьяченко и ведущий разработчик «Take Wing» Валерий Федотов.

В ходе дискуссии ее участникам были заданы три основных вопроса.

Куда мы движемся в сфере цифровых технологий? Где можем оказаться через три года с учетом использования блокчейн? И как мы должны прийти в эту точку?

В своем выступлении управляющий партнер агентства «B2Chain» Денис Терехов опирался на пример состоявшихся 18 марта 2018 года выборов Президента Российской Федерации. Он отметил, что голосование и подсчет его результатов — это сложный процесс, где есть много уровней верификации. Они, однозначно, необходимы, так как, по мнению господина Терехова, увеличивают доверие к процессу волеизъявления граждан.

Одной из ступеней этой верификации являются экзит-полы Всероссийского центра изучения общественного мнения. Бизнесмен выразил уверенность, что в обозримом будущем блокчейнизацией будут охвачены все электоральные процессы, что подтвердила и председатель ЦИК РФ Элла Панфилова. Однако на данном этапе развития блокчейн-технологий в России удалось охватить лишь опросы на выходе из избирательных участков, которые являются одним из ключевых факторов, подтверждающих достоверность результатов волеизъявления.

По мнению Дениса Терехова, благодаря использованной блокчейн-технологии, позволяющей убедиться в неприкосновенности программного кода, удалось убедиться в абсолютной беспочвенности суждений о так называемом «ручном регулировании» результатов выборов.

Денис Терехов рассказал также о том, как происходил эксперимент. В течение дня, 18 марта 2018 года, данные, получаемые от ВЦИОМ, загружались в блокчейн-хранилище. Каждому из файлов присваивался «хеш». Файлы не могли быть выгружены, а доступ к ним не мог быть открыт вплоть до 21.00, когда они стали доступны для скачивания и анализа. При этом некоторые сведения (явка, количество опрошенных, их пол, возраст и т.д.) были открытыми и публиковались в режиме реального времени.

Реализация этого проекта не только позволила убедиться в достоверности результатов выборов, но и заставила поверить многих скептиков из числа представителей политического истеблишмента России в то, что открытость, даруемая блокчейн-технологиями, — это их уникальное преимущество. Еще вчера выборы находились в плоскости доверия человеку, а сегодня – это уже вопрос доверия царице наук – математике.

Не менее интересные процессы, связанные с блокчейн-технологиями, происходят у одного из российских операторов связи. Об этом рассказал Дмитрий Петров, директор по связям с государственными органами «Мегафон», юрист по образованию, который, по собственному признанию, всегда удивлялся огромному количеству рутины у представителей своей профессии. Проводя исследования в части преобразований, которые ожидают профессию правоведа в ракурсе блокчейнизации российской экономики, Дмитрий Петров размышлял об автоматизации работы юриста компании в ближайшем будущем.

Подавляющим большинством представителей юридической профессии возможность автоматизации ряда процессов была принята скептически, прежде всего, в связи с подчеркнутой консервативностью данной аудитории. Как заявил Дмитрий Петров, в будущем блокчейн сможет многократно облегчить взаимоотношения юриста, представляющего интересы компании, и судебной инстанции. Через 10 лет функционал юристов будет полностью автоматизирован, что позволит им подавать около миллиона судебных исков в год. Уже сегодня в судах можно подавать заявления в электронном виде, однако этот процесс требует еще большего упрощения.

Специалист Департамента информационных технологий города Москвы Кирилл Поляков, рассказал о муниципальных проектах, уже переведенных на блокчейн.  Основным из них стал проект «Активный гражданин», с помощью которого уже сегодня происходят электронные референдумы и голосования. Перемещение сервиса на блокчейн-платформу позволило расширить диапазон потенциально возможных для осуществления операций, результат которых, благодаря внедренной технологии, не может быть подвергнут сомнению, если не имеется признаков вмешательства в код.

Кирилл Поляков отметил, что Москва предоставляет колоссальное количество государственных и муниципальных услуг. Правительство российской столицы готово к тому, чтобы сделать эти данные прозрачными с помощью блокчейн-технологий. Но существует ряд ограничений, предусмотренных, в том числе ФЗ № 52 «О персональных данных».

Однако новейшие цифровые технологии, с точки зрения Кирилла Полякова, идеально подходят для работы с оказанием услуг. Прозрачность, даруемая блокчейном, даст возможность населению убедиться в справедливом и непредвзятом соблюдении принципа очередности. Блокчейн решит и остроактуальную проблему реестров, позволит навсегда забыть о махинациях, связанных с попытками подделки документов на собственность жилья или сокрытия личностей подлинных владельцев.  

Есть ли трудности, с которыми сталкиваются представители Департамента информационных технологий в попытке перевода на блокчейн разного рода муниципальных услуг?

Как заявил Кирилл Поляков, одной из проблем является непонимание представителями государственного аппарата всесторонней целесообразности перехода на рельсы блокчейна. Многие проблемы, по мнению Кирилла Полякова, удается решать исключительно благодаря политической воле, Глава департамента информационных технологий мэрии Москвы, министра столичного правительства Артема Ермолаева.

Однако специалист ДИП российской столицы выразил уверенность, что блокчейн и криптовалюта неизбежно станут повседневностью завтрашнего дня и элементарным инструментом для пользования всеми жителями столицы, а услуги, предоставляемые на основе технологии блокчейн, будут восприниматься, как априорно достоверные. Имеет ли место криптовалюта в проектах Москвы? На данный момент нет.

Многих волнует вопрос защиты персональных данных, интересующий, в том числе, представителей отечественных спецслужб. Кирилл Поляков заверил, что утечки персональных данных в блокчейн в открытой форме нет. В любом из проектов города Москвы они обезличены и представлены лишь в форме «User-ID», с помощью которого можно идентифицировать пользователя.

Большие надежды специалист возлагает на адекватный законопроект, регулирующий вопросы применения блокчейн-технологий. Надлежащая нормативно-правовая база позволит расширить возможности развития услуг, оказываемых гражданам. 

Ключевым моментом дискуссии стало выступление ведущего российского девелопера, президента Группы компаний «Основа» Александра Ручьёва, который, отвечая на вопрос о своем личном участии в развитии технологии блокчейн в России, заявил:

— Время больших девелоперов в России закончилось. Все знают, что приняты поправки в законодательство, которые, по сути, большой девелопмент выдавливают в область среднего. Новые возможности для развития я вижу в области цифровой экономики и цифровых технологий, прежде всего, блокчейна и децентрализованного хранения данных. Дмитрий Петров сегодня рассказал нам в ходе своего выступления о личном опыте взаимодействия с судебными инстанциями… В феврале этого года мы выступали в Гонконге. Нами были представлены свои проекты. И нас познакомили с интересными проектами гонконгских коллег. Как оказалось, у них уже создана система, которая позволяет мелким и средним компаниям не иметь в штате юристов, а пользоваться стандартными решениями. Они постоянно эволюционируют, позволяя предприятиям экономить на юридических услугах.

Но основная проблема такой платформы в России, – продолжил А.В. Ручьёв, —вовсе не какое-либо недоверие к документам, которые подаются в суд, и даже не упрощенный формат их подачи. Ведь у всех, кто занимается бизнесом в России, есть вопрос: «Как судья выносит это решение?». Корень проблемы в этой истории! Все уже научились подавать иски на бумаге и в электронном формате. А проблема, тем временем, кроется в том, как добиться справедливости с точки зрения бизнеса. И проблему эту блокчейн, в ближайшее время, не решит.

Но, тем не менее, тот факт, что государство идет в этом направлении, то, что появляются кейсы для голосования, хранения архивных данных, это, безусловно, хорошо, но, с моей точки зрения, в полной мере развитие блокчейн-технологий в России невозможно, - поделился своим мнением российский инвестор и девелопер.

Все команды, в которые мы сегодня инвестируем, доходя до определенного уровня, вынуждены уезжать из России, меняя юрисдикцию. Ведь монетизироваться они могут только через токены. Хождение токена, если он является средством платежа, согласно новому законодательству, может стать уголовным преступлением уже после майских заседаний Госдумы.

Поэтому Россия, как страна, которая «генерит» технологии и потом эти технологии хочет монетизировать в мировом масштабе, в данный момент сделать этого не может в связи с имеющимися законодательными ограничениями, — сказал Александр Ручьёв. — Изменить эту историю, мне кажется, очень важно, — продолжил он. — Есть Москва, которая видит в этом преимущество. Правительство, которое тоже видит в этом позитивный момент. Много министерств, с которыми мы вели консультации в части создания цифровой личности, что позволило бы сразу же видеть, какими компетенциями обладает человек. Все это очевидные и нужные вещи, которые повышают уровень доверия к системе и непосредственно к человеку, его персональным данным! Но вот монетизировать эти технологии внутри России, сделать нормальное законодательство, которое позволяет этим технологиям работать, это и есть — основной вызов! Сегодня часто вспоминают эфир и Виталика Бутерина. Он работает за пределами нашей страны. Его компания зарегистрирована не в российской юрисдикции, и 30 миллиардов эфиров тоже находятся не здесь.

Сегодня коллега говорил о транзакциях, о том, как можно хорошо их осуществлять и подтверждать. Действительно – много технологий! Nem запустил «Catapult» — миллион транзакций в секунду! Но если это запрещено на территории России, какой от этого прок?

Поэтому сегодня уникальный момент, - считает Александр Ручьёв. — Момент, когда сообщества могут консолидироваться. Появилось новое направление, в котором идут мировые гиганты. Обратимся к опыту «Telegram». Человек собрал более чем 1,5 миллиарда долларов под фьючерс того, что он создаст в будущем технологию распределенного хранения персональных данных.

Но, опять-таки, он собрал их не в российской юрисдикции. Вот в этом нужно консолидироваться! Здесь необходимо сделать рабочую группу, и РАКИБ уже делает в этом направлении много прогрессивного. И прогрессивное сообщество готово его поддержать.

В ближайшее время почти вся экономика токенизируется, потому что это удобно, потому что таким образом любой предмет в реальном мире получит своего цифрового двойника и свою реальную стоимость. Это будет индивидуальная цифровая стоимость, и в это верят многие корифеи блокчейна и цифровых технологий. И я в этом плане с ними солидарен, потому что, действительно, это скорое будущее.

Сергей Поликанов (СП): Александр Валерьевич, можно ли уже сегодня говорить о проекте «Цифровая личность»?

Александр Ручьёв (АР): Да, конечно.

СП: Приватность, ощущение мира в человеке не изменится, если каждый из нас будет обладать определенным кодом, по которому нас можно будет идентифицировать, проследить всю нашу историю? Здесь больше плюсов или минусов?

АР: Раньше мы были оседлыми людьми, редко меняли место проживания и работу. И, в основном, люди знали ребят со двора, понимали, кто чего стоит. И если мне нужно было что-то узнать о тебе, я находил знакомого и спрашивал у него: «Слушай, а можно с ним в бар пойти?». Но сейчас другой век, другие скорости. И очень мало персональных данных, которые мы можем друг о друге знать. А эти данные важны! Ведь, порой, мы видим человек в первый раз. Но можно ли кому-то верить, доподлинно знать, что у кого-то есть опыт? Мы же не знаем!

Сервис, который позволяет анализировать какое-то количество приватных данных, которые ты сам о себе разрешил публиковать, он был бы очень востребован. И это подтверждают консультации, которые мы провели не только в России, но и в Таиланде, Гонконге, Америке.

Все сходятся во мнении, что монополию персональных данных, которая сейчас находится в руках крупнейших банков и IT-гигантов, как, например, Facebook, нужно разрушать. Оттуда периодически происходят утечки. Это вызывает скандалы! Но проходит какое-то время, и все продолжают жить с этим дальше.

Поэтому какое-то количество данных о человеке обязано быть в публичном доступе, чтобы мы понимали, с кем мы имеем дело. Важно подчеркнуть, эти данные сейчас не в общем доступе, они монополизированы корпорациями, которые на них зарабатывают, а вот сделать их доступными – это задача одного из наших проектов.

СП: Вы сказали, что текущее законодательство в том виде, в котором оно внесено в Госдуму, не предполагает возможности развития технологий так, как они сейчас развиваются в мире. Есть определенные ограничения. Когда они будут сняты, пока никто не понимает, если рассматривать вопрос сквозь призму легализации криптовалют. Вы считаете, что действительно – это та вещь, которая будет сдерживать развитие технологий в России?

АР: Я приведу пример из нашего богатого опыта. Сейчас у нас рождается проект «Блокчейн блокчейнов», когда человек с помощью специальных атомарных каналов может совершить транзакцию из эфира в «Nem», и поменять там учетную запись. На развитие этого проекта нужно 30 миллионов долларов. Есть работающая модель, есть NPV. Как эти 30 миллионов долларов привлечь стандартным способом? Практически невозможно. Уйдет полтора года. Но за полтора года кто-то уже придумает эту технологию! Соответственно нужно провести ICO, собрать эти деньги. В мире есть большое количество криптофондов, которые — уже на старте! — подтвердили и сказали: «Мы дадим тебе эти деньги. Регистрируйся!».

Куда мы идем регистрироваться? Я в России могу выпустить токены и привлечь на них деньги? Нет, не могу. Я в России могу обменять токены через какую-нибудь российскую биржу или брокера на рубли? Тоже не могу. Куда же я иду? Я иду в разрешенную юрисдикцию, например, в Швейцарию.

Швейцария говорит после отравления Скрипаля: «Коллеги, вы русские? За вами же след Путина стоит. Вы сейчас дадите технологию. И будете с этой технологией не только на выборы влиять, но еще и транзакции нам гробить? Мы вам счет не откроем». Хорошо. Идем в Литву.

«Литва, откроешь счет?» - «Гражданство поменяйте - откроем!». И что делать команде? Переставать быть гражданами России? Где-то покупать другое гражданство, уезжать туда, делать проект, собирать деньги? Мы теряем, таким образом, и технологию, и команду. Вот что получается! С другой стороны, если бы этот сервис был здесь, никуда бы они не уехали. Мы бы сделали этот проект и дальше с этой технологией шли туда, в мир! Кто-то бы ею пользовался, а кто-то нет. Но это уже чистейшей воды экономика, а не политика: «У нас сервис в 10 раз дешевле, чем на бирже! Хочешь? Пользуйся – экономь деньги! Хочешь – не пользуйся!».

СП: Я вернулся из Цуга, из Швейцарии. Мы общались с большим количеством банков, о том, как они смотрят на процессы развития криптовалют, ICO внутри Швейцарии. И мы пришли к выводу, что все банки обладают достаточно консервативным отношением к открытию счетов для молодых компаний, которые занимаются ICO. На уровне регулятора есть осторожность, распространяющаяся на всю банковскую систему. Основные проблемы — это KYC тех людей, которые инвестируют непосредственно в ICO. Плюс есть ощущение, что 2017 год наполнил этот рынок большим количеством scam-проектов и это ударит по инвестору. Настроение в Швейцарии настороженное, и ее резиденты смотрят на другие юрисдикции…

АР: Цуг – это сложная юрисдикция. У нас тоже там есть ряд компаний. И есть одна местная фирма. Она выпустила инструкцию. Действуешь строго по инструкции? Тратишь на 6 месяцев больше, но голова уже ни о чем не болит. Но если проект хороший и требует большого уровня доверия со стороны инвесторов, то Цуг – одна из лучших юрисдикций, хотя точно знаю, что немцы уже проводят транзакции крипты и евро. В ближайшее время ФРГ тоже примет ряд законов, которые позволят проектам успешно существовать. Германия с точки зрения доверия – очень хорошая юрисдикция. Но все это упирается в ту проблему, о которой я говорю. Цуг идет? Да, идет осторожно! Никто же не против. Давайте идти осторожно. Необходимо проходить KYC? Давайте проходить KYC. Мы же все за открытость. Скрывать-то особенно нечего! Все хотят делать хорошие красивые проекты, быть открытыми. Безусловно, есть и жулики. Но в большинстве своем — это ребята-энтузиасты. Они хотят сделать свой проект, который станет вторым Google-ом. Процентов 60 % хороших проектов приходят из России, но в нашей стране они не коммерциализируются!

СП: Как вы видите темпы развития блокчейн-технологий в России. Это будет медленно? Это будет быстро? Будет ли большое количество препятствий, какие ощущения складываются у вас?

АР: Я с интересом наблюдал, как Москва переходила в режим «Одного окна». «Активный гражданин», все эти вещи. К чему это привело? Если ты обращаешься сегодня в эту «Цифровую Москву», то отказ ты получишь вовремя! По любому вопросу. А если ты хочешь этот вопрос, все же, решить,  то ты должен приехать и «решать» его. И это ментальность нашего бытия. Мы, безусловно, внедрим блокчейн в Торгово-промышленную палату, в Росреестр, но – все равно! – это будет «Блокчейн с человеческими руками».

СП: Не с лицом, а с руками?

АР: С руками! Лицо может быть где-то спрятано, но руки там будут человеческие. Потому что… как же, в противном случае, будут решаться вопросы? Если они будут решаться без «непосредственного участия чиновника» - куда ж мы дальше-то пойдем? Катастрофа будет для нынешнего технологического уклада. Видимо, будет такое разделение «Блокчейн с человеческими руками в государстве» и «Блокчейн, как передовая технология в бизнесе», о которой рассказали в ходе Конгресса коллеги. Мне, действительно, понравился ряд нестандартных решений, позволяющих ускорить процесс подписания документов, контрактов, которые я подписываю с некоторыми госорганами по полтора месяца.

СП: Правильно ли я понимаю, что есть конфликт интересов между государством, тем, как оно привыкло работать и той технологией, которую мы пытаемся интегрировать в него?

АР: Конечно, она и не нужна. Все и так прекрасно! На каждый вопрос у нас есть комитет. Я сегодня с удивлением узнал, что у нас в России 240 технических комитетов, которые занимаются… стандартизацией. На любой вопрос у нас в стране имеется или комиссия, или комитет, или министерство. Все вопросы перехвачены, все вопросы «решаются». Зачем еще блокчейн в этой истории нужен? Так, для того, чтобы просто показать, что мы в ногу со временем идем? «Вот видите, я документы храню на блокчейне. Здорово?» — «Здорово!»…

Но цифровое будущее, с моей точки зрения, неизбежно. Вопрос, будем ли мы в нем – персонально или компаниями, страной? – все зависит от нас. В последнее время такая тенденция развивается, когда у народа наступила атрофия собственных усилий. Период, когда народ вообще ничего делать не хочет. У него единственный формат, когда он собирается в толпу и что-то требует. А сделать что-то самостоятельно для того, чтобы изменить свое бытие – здесь политической воли нет.

Приведу простой пример: вырубили в прошлом году у нас в деревне, где я живу, больной лес. Я говорю мужикам: «Давайте заберем эти пни, порубим, лес почистим. И себе, вроде как, хорошо – дровами разживемся, и лесу хорошо». Мне отвечают: «Да нет, нет! Давай требовать от губернатора, пусть приедет, пусть уберет, пусть лесников заставит. Это их дело!». Вот такая тенденция пошла. И эта тенденция очень пагубная. Надо подняться и консолидироваться. Чем хорош блокчейн? У него очень сильное комьюнити. Не только внутри страны, но и по всему миру. Это люди, энтузиасты, которые стараются что-то сделать сами, ничего не ожидая от государства, фондов. Как к ним относились эти крупные инвестиционные фонды? «Какая-то мелочь, что-то там бегает». А сейчас?

«Опа, ничего себе! А как нам вас проинвестировать? Давайте, придумайте цифровой депозитарий! Давайте, придумайте платформу, через которую наши деньги к вам можно загнать». Почему так происходит? Потому что все стало очень быстро, на глазах расти! И вот эта цифровая экономика, которая умножается на усилия именно людей, именно комьюнити, мне кажется, именно это — единственный залог новой волны, к которой сегодня применялся термин «технологическая сингулярность», а завтра назовут громкими терминами «Новая волна экономики», «Переход на цифру». Я считаю, что, безусловно, в этом направлении необходимо двигаться. Чем больше будет энтузиастов, чем больше будет желающих, чем больше людей – любого уровня! – будет туда вовлечено, тем быстрее начнутся эти изменения.

«Русская Планета» (РП): Александр Валерьевич, хотелось бы узнать, как блокчейн поможет реализоваться технологии строительного «UBER» и  каков Ваш прогноз применения блокчейна в строительстве на ближайшие 2-3 года?

АР: Мы уже делаем платформу для строителей «Construction Net», которая состоит из нескольких блоков. Один блок — это библиотека типовых решений, проектов узлов, которая построена по принципу блокчейна, где люди смогут дорабатывать узлы, сводить соавторство. И вот там, как раз, внедрена технология «Блокчейн». Разрабатываются технологии цифрового проектирования. Технология проверки цифрового проектирования. Технология цифрового строй-контроля. Вот эти 4 технологии, мы совмещаем на своей платформе. Я думаю, что это будет достаточно успешный проект!

РП: Какие, на ваш взгляд, отрасли станут драйверами для блокчейнизации российской экономики?

АР: Финансы, хранение персональных данных и любые типы голосования.

РП: Спасибо за ваши ответы.

Напомним, что в ходе конгресса РАКИБ «#БЛОКЧЕЙНРФ-2018» стало известно, что председатель Государственной Думы Вячеслав Володин и председатель Комитета по государственному строительству и законодательству Павел Крашенинников внесли на рассмотрение депутатов законопроект, согласно которому в Гражданский кодекс Российской Федерации произойдут исторические изменения.

В главном законодательном акте, регулирующем нормы гражданского права, будет закреплено понятие цифры, как имущества. Это станет тем долгожданным импульсом для развития цифровой экономической отрасли России, который даст возможность сохранить за нами пальму первенства в мировой криптоэкономике и блокчейне.

Будущее в стиле блокчейн Далее в рубрике Будущее в стиле блокчейнВ Москве состоялась церемония награждения международной премией «Блокчейн-Экономика» Читайте в рубрике «Цифровая Россия» Робот вместо водителя и машинистаКак общественный транспорт становится беспилотным Робот вместо водителя и машиниста

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»