Наследство Ельцина

12 декабря 2012, 12:36
Наследство Ельцина

В очередную годовщину принятия действующей Конституции оживляется дискуссия по поводу ее замены

Сегодня российская демократия в 19-й по счету раз отмечает свой день рождения. Для начала «отменив» своими указами прежний конституционный строй, а потом расстреляв из танков его защитников, Ельцин дал отмашку на узаконивание всего вышеперечисленного. Родовая травма, полученная «ельцинской конституцией», закономерно привела к тому, что «проектная документация» по возведению здания российской государственности представляет собой набор прекраснодушных, но ничем реально не подкрепленных деклараций, сколь эклектичных, столь и лицемерных по сути. Очевидно, что в угаре антиконституционных разборок Ельцин спешил «развить успех». Так что околокремлевские законники в спешном порядке почти «на коленке» состряпали продукт нормативного официоза, собрав по принципу «с миру по нитке — голому рубаха» прогрессивные положения аналогичных конституций продвинутых стран. Видимо, бесконечные цитаты, заимствования и ссылки на передовой опыт должны были легитимировать конституционный проект.

В связи с этим вполне предсказуема общественная полемика, оживляющаяся к очередной годовщине принятия Конституции. Звучат мнения по вопросу необходимости ее капремонта или даже полной замены. На этот раз попытки заработать дополнительный имиджевый капитал на популярной теме предприняли деятели левой оппозиции — товарищи Геннадий Зюганов и Сергей Миронов. Выступая на международном парламентском форуме, лидер КПРФ в очередной раз призвал «отремонтировать Конституцию», которая «была принята третью голосов — 33 млн из 106 млн, под расстрел парламента» и отдала полномочия «в руки одного человека». В свою очередь, его коллега по цеху партийных функционеров высшего звена из «Справедливой России» отметил, что при ее корректировке нужно «обязательно» принять закон о конституционном собрании.

Своим мнением о плюсах и минусах ельцинской Конституции в интервью «Руси» поделились:

Известный общественный деятель, публицист, автор бестселлера «Почему Россия не Америка» Андрей Паршев:

– Античные историки, начиная рассказ о тех или иных легендарных персонажах, обычно упоминали о каких-то необычных природных явлениях, которые сопровождали и были предвестниками их появления на свет. Я помню, что в день проведения референдума о принятии ныне действующей Конституции над Москвой прогремела гроза. Что, согласимся, нехарактерно для середины декабря. Очевидно, что это примета из серии «не к добру». Обстоятельства появления Основного закона хорошо известны. Все делалось в спешке и, скажем так, не исходя из логики общенациональных интересов, а в целях решения г-ном Ельциным своих сиюминутных политических проблем. Так что минусов в Конституции предостаточно. Хотя есть и плюсы. Например, в ней декларируется, что природные ресурсы являются общенациональным достоянием. Так что по большому счету она может служить основанием в случае опротестования итогов приватизации в части природных ресурсов. Основные нарекания, с моей точки зрения, вызывает 15-я статья Конституции, в которой провозглашается приоритет международного законодательства над российским. То же самое касается тех положений, в которых говорится о возможности обращения в зарубежные суды в случае, если решение отечественной Фемиды кому-то показалось несправедливым. Вообще это сильно смахивает на отказ от суверенитета. Хотелось бы, чтобы наша Конституция в этом отношении напоминала американскую, в которой четко прописан приоритет национального законодательства.

Директор Института стран СНГ Константин Затулин:

– Наша Конституция, безусловно, не идеальна и нуждается в изменениях. Причем есть мнение, что необходимо будет разработать новый вариант Основного закона. На мой взгляд, спор может идти лишь о том, стоит ли изменять отдельные положения или начинать готовить новый проект. После того как в 2008 году в нее были внесены поправки, вопрос, нужно ли трогать Конституцию, больше не стоит. Не так давно Владимир Путин поднимал эту тему, когда говорил об изменении положений, которые закрывают возможность избрания членов Совета Федерации. Напомню: это положение было в самый последний момент внесено лично Ельциным перед тем, как проект Конституции был вынесен на так называемое всенародное обсуждение. Я бы также отметил, что в этом документе не прописана конституционная обязанность государства перед русским народом. Я не считаю, что речь идет о создании некоей «русской республики». Но российское государство так или иначе обязано вспомнить в Конституции о русском народе. Например, в ее преамбуле. Государство обязано взять на себя обязательства по сохранению и развитию того, что Путин в своей статье, посвященной национальному вопросу, назвал «культурной доминантой». Или, по сути, государствообразующим статусом.

Национальная политика в России не должна сводиться исключительно к политике в отношении нацменьшинств. Самый многочисленный народ также нуждается в политике по укреплению его идентичности и консолидации. К сожалению, авторы ныне действующей Конституции пошли по пути разработчиков ее советского аналога, ставивших задачу воспитать представителей «новой исторической общности». Только вместо советского человека теперь это некий «россиянин», который, по сути, антинационален. Однако на практике национальные меньшинства добиваются своего. В частности, права на национальное и этническое своеобразие. Получается, что в таком праве отказывается только русскому народу. Поскольку это относится к числу основополагающих положений Конституции, то такое изменение, по всей вероятности, приведет к подготовке новой Конституции. Совершенно очевидно, что основной документ писался под конкретное лицо, то есть под президента Ельцина. Последний в силу личных особенностей, с одной стороны, хотел держать в руках всю власть, а с другой — предпочитал не утруждать себя повседневными обязанностями. Именно так в Конституции появилась схема, при которой наряду с президентом существует еще и председатель правительства.

Опыт так называемого тандема и того, что сейчас происходит, лишний раз свидетельствует об опасности призрака двоевластия, который разрушает ткань российской государственности. Следует ввести более прозрачную схему, при которой президент назначает министров и снимает их, не прибегая к услугам посредника в виде премьера с отдельным аппаратом и политическими амбициями. Это не только множит финансовые расходы, но и создает почву для интриг, которые будоражат общество. Как мне представляется, нам нужно уходить от полупрезидентской системы к последовательной президентской модели наподобие той, которая реализована в США, где президент сам подбирает министров и сам же их увольняет. При этом было бы неплохо, если бы ключевые министры назначались после обсуждения и согласования их кандидатуры в парламенте.

Генеральный директор Центра политической конъюнктуры Сергей Михеев:

– Честно говоря, я достаточно критически отношусь к этому продукту ельцинского нормотворчества, поскольку считаю негативным сам процесс обретения Россией суверенитета в начале 1990-х годов. По сути, это какая-то странная независимость от самих себя. Главным недостатком ельцинской Конституции я считаю ассиметричный характер федеративного устройства, который был в ней закреплен. Фактически одни субъекты Федерации в лице нацреспублик имеют больше прав, чем другие регионы. У них есть собственные конституции и символы государственности. По сути, получается, что внутри одного государства существует несколько квазигосударств, образованных по этническому признаку. С одной стороны, власти отреклись от советских концептов, а с другой — воспроизводят самые спорные и неудачные положения советских конституций. Почему так произошло, вполне понятно.

Ельцин, как в свое время большевики, в борьбе за власть сделал ставку на нацменьшинства. То есть надо было либо создавать симметричную федерацию, либо прописывать особую роль русских, как государствообразующей нации. Что в дальнейшем породило массу проблем, как связанных с этнонациональным сепаратизмом, так и с ростом неконструктивного национализма в русской среде. Положения об общенародной собственности также просто переписали из советской конституции, при этом радикально изменив общественный строй. Спрашивается, какой смысл было писать про общенародную собственность, если практически сразу после принятия Конституции началась тотальная распродажа всего и вся в частные руки. Получается, что последующие события в 1990-е годы были антиконституционны.

0
310
Комментарии
От имени
Авторизуйтесь
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!