Как предавали Россию. Грачев. Часть 1

03 декабря 2012, 07:49
Как предавали Россию. Грачев. Часть 1

Дмитрий Трунов

«Хороший командир дивизии, так и не поднявшийся выше этого уровня», возглавил всю российскую армию

За несколько месяцев до своей внезапной смерти бывший министр обороны Павел Грачев, руководитель группы советников генерального директора Омского производственного объединения «Радиозавод им. А. С. Попова», дал интервью Альфреду Коху и Петру Авену. От начала до конца получилось оно бравым, непреклонным и честным, каковым и должен быть в словах и делах своих российский офицер.

«Ну, я вывожу танк на этот мост каменный около “Украины”, сам подхожу к танку, сажаю как наводчика-оператора капитана, за механика-водителя — старшего лейтенанта, подхожу к танку, пули так цокают — цок, цок, цок, цок, — рассказывал Павел Сергеевич, к примеру, про расстрел Белого дома в 1993-м. — “На излете, — думаю, — не достанут”».

Так мультфильм и вспоминается: «Пули свистели у нас над головой!»

Жаль, но в жизни и карьере Павла Грачева далеко не все выходило так залихватски, как в том интервью. И если за некомпетентность экономистов и политиков мы платили какими-то как будто неявными потерями — крушением экономики, потерей ключевых предприятий, унижением на мировой арене, то за глупость и непрофессионализм министра обороны 1992–1996 годов заплачено напрямую самой страшной ценой — кровью солдат.

Хороший командир дивизии

Павел Грачев — прежде всего настоящий советский боевой офицер, из народа, честно и безо всяких уловок дослужившийся до командующего ВДВ. Родился он в 1948 году в деревне Рвы Тульской области, в самой простой семье. Отец Павла участвовал в войне артиллеристом, командиром минометного расчета, а после стал слесарем Косогорского металлургического завода. Мать была дояркой.

Путь Павла к должности самого главного десантника был крутым и коротким. Он с отличием окончил Рязанское высшее воздушно-десантное командное училище, в Афганистан попал уже майором и вернулся оттуда через пять лет и три месяца генерал-майором. «За выполнение боевых задач при минимальных людских потерях» Павел Сергеевич в 1988 году был удостоен звания Героя Советского Союза. В 1990 году, окончив Академию Генерального штаба Вооруженных Сил СССР, в 42 года стал самым молодым на тот момент командующим ВДВ.

В высшие сферы Грачев шагнул в 1991-м, во время ГКЧП, когда щедрая на подарки судьба свела его с Ельциным. Сначала Борис Николаевич предусмотрительно сам приехал с визитом в Тульскую дивизию ВДВ. Там они познакомились, выпили водки и поговорили. По части алкоголя, кстати, между Грачевым и Ельциным была абсолютная гармония в отношениях, не в пример другим. Кроме того, Борис Николаевич был первым руководителем такого ранга, доверительно обратившимся к генералу, и простому деревенскому парню это вскружило голову почище всякой водки.

В августовские дни Павлу Сергеевичу по приказу министра СССР пришлось вводить в Москву два десантных полка — якобы для охраны объектов в условиях чрезвычайного положения. Ельцин поддерживал с ним связь все эти дни, и в конце концов Грачев прислал к Белому дому, где находился Борис Николаевич, роту десантников под командованием генерала Лебедя.

Ждал ли он тогда, чья возьмет, и не подослал ли этих десантников на тот случай, если придется арестовывать Ельцина, — теперь уже никто не узнает. Так или иначе, бойцы вошли в само здание Белого дома и расположились в спортзале, так что арестовать первого президента России могли легко. Сам Грачев говорил, что приказ взять Ельцина у него был, но устный, а он потребовал письменного, что позволило затянуть время и дождаться момента, когда решимость ГКЧП окончательно улетучится.

Забыть такой услуги Ельцин не мог. После крушения Советского Союза Борис Николаевич настойчиво уговаривает его возглавить Минобороны и жалует ему, первому в России, звание генерала армии. Так, по словам другого министра обороны, Игоря Родионова, «хороший командир дивизии, так и не поднявшийся выше этого уровня» возглавил всю российскую армию.

Бегство победителей

Грачеву выпало собирать российскую армию из обломков советской. По его собственным словам, Вооруженные силы, дислоцировавшиеся на территории России, — это были войска второго стратегического эшелона. Они были хуже вооружены, слабее по части кадров. Лучшие войска, первого стратегического эшелона, которые должны встречать противника у границы — это Прибалтийский, Белорусский, Украинский, Закавказский округа, в этот момент оказались на территории независимых государств, которые в то время не были даже в составе СНГ. Необходимо было выводить их, вместе с оружием и имуществом, но задача эта оказалась непосильной для грачевского ведомства.

Сам министр поначалу твердо выступил против спешки, ссылаясь на то, что Россия пока не располагает ресурсами, необходимыми для решения социально-бытовых проблем военнослужащих и членов их семей. Для них не построено жилье, не подготовлены части для дислокации и прочая, и прочая.

Но, как это часто бывало у Грачева, выступив громко и твердо, он тут же вынужден был сдаться раз, потом другой, потом третий. Стоило Ельцину подписать с прибалтийскими республиками договор об ускоренном выводе частей Северо-Западной группы войск, как уже в 1994 году Россия вывела оттуда своих солдат и офицеров практически в чистое поле. 144-я мотострелковая дивизия раскинулась на пустырях под Ельней, а вытолканная из Европы 10-я танковая дивизия — в бескрайних черноземах Воронежской области, под Богучарами.

Генерал армии, прошедший Афган, как мальчишка терялся на паркете кремлевских кабинетов и на указание вывести войска в никуда, в снег, лишь козырнул. Сворачивание и переезд российских войск сопровождались массовыми потерями техники и вооружений, не говоря уже об оборудованных городках и ведомственном жилье. Оружие продавали куда только можно: на воюющие Балканы, на Кавказ, в Азию.

30 июля 1992 года начальник Генерального штаба Дубинин утвердил документ, согласно которому 943-й и 217-й артиллерийские полки должны были передислоцироваться из Армении в российский гарнизон Урюпинск. Однако буквально через несколько месяцев вскрылось, что обе части подчистую переданы армянским Вооруженным силам в соответствии с перечнем, утвержденным практически в то же самое время министром обороны Павлом Грачевым.

Самым позорным для страны выглядел вывод войск из Германии, который сильно напоминал бегство. Победители в Великой Отечественной войне, лучшие части бывшей Советской армии покидали Германию и в основном возвращались в никуда. Той боеготовности и таких условий для службы и жизни они больше не увидят никогда.

На церемонию досрочного вывода войск приехали и Ельцин с Грачевым. Приехав из аэропорта и расположившись в резиденции, президент и министр обороны принялись бороться с бессонницей. Обычно одиночество Ельцина скрашивал шеф охраны Коржаков, который знал, как наливать, чтобы не было плачевных последствий. Генерал армии же с каждой рюмкой, выпитой с главнокомандующим, как будто подрастал в звании еще на одну ступень, и разошлись они под утро.

На следующий день Ельцин был пьян с утра, дирижировал оркестром, ругался с фашистами и пел «Калинку». Так президент и министр обороны подвели черту под Второй мировой войной.

Материал из цикла статей «Как предавали Россию», продолжение читайте здесь.

0
4557
Комментарии
От имени
Авторизуйтесь
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!