Как предавали Россию. Березовский. Часть 3

21 ноября 2012, 07:44
Как предавали Россию. Березовский. Часть 3

Дмитрий Трунов

После того как Березовский развинтил «АвтоВАЗ», он понял, что при этой власти в этой стране можно все. И взял выше: стал прицениваться к «Аэрофлоту»

«Нива» для дочери президента

В ноябре 1994 года в вечных дрязгах между соотечественниками Гусинским и Березовским случилось обострение. Счета крупнейшей в России авиакомпании были переведены из «Мост-банка» первого в «АвтоВАЗ-банк» второго. Поначалу Борис Абрамович попросту оттянул у заклятого друга крупного клиента, но, присмотревшись поближе, быстро смекнул, что за ценная птица попала к нему в руки. Чтобы прибрать к рукам все финансовые потоки «Аэрофлота», нужно было всего ничего — убрать строптивого гендиректора, который оказался на удивление честным служакой старой закалки. С помощью Олега Сосковца и Александра Коржакова этот вопрос удалось утрясти: тут как раз под руку подвернулся безработный маршал авиации Евгений Шапошников, который очень кстати ровно ничего не смыслил в финансах.

Маршалу авиации, вероятно, был обещан пост министра обороны, и в ожидании назначения он не слишком-то вникал в дела. Весной 1997 года его таки определят, хоть и всего лишь помощником президента по вопросам авиации, но уже по той простой причине, что «Аэрофлот» натуральным образом надо было спасать. Авиакомпания оказалась опутанной различными структурами Березовского, которые пили ее кровь и доедали ее печень. В управлении к тому моменту сидели люди «ЛогоВАЗа», матерые соратники Бориса Абрамовича, который формально не имел к компании вообще никакого отношения. Однако он «приватизировал директора», и дутые фирмы Березовского замкнули на себе юридическое, рекламное, транспортное обслуживание «Аэрофлота», обслуживание его счетов, продажу билетов, собирали выручку с заграничных представительств перевозчика и даже пролетные сборы, которые со времен СССР и по сей день платят «Аэрофлоту» иностранные авиакомпании за перелеты над территорией России. Достаточно сказать, что за три года прибыль авиаперевозчика в сумме 65 млн долларов превратилась в убытки в сумме 93 млн долларов. По данным Генпрокуратуры, лишь прямой ущерб «логовазовских» хозяйственников составил 300 млн долларов.

После ухода Шапошникова Борис Абрамович сильно надеялся посадить на его место своего подручного Николая Глушкова, однако в кресле гендиректора «Аэрофлота» появился ельцинский зять Валерий Окулов, который хоть и не начал сразу же чистку рядов, но со временем вытеснил Березовского из компании. Было это уже ближе к концу 90-х, когда даже при дворе древнего царя Бориса звезда Бориса Абрамовича стала закатываться.

А поначалу в кремлевских коридорах Березовскому фартило Жизнь подкинула ему в разные годы несколько судьбоносных встреч, которые вывели аферы сгорбленного фарцовщика на государственный уровень.

Одна из таких встреч произошла еще в НИИ, где оппонентом молодого ученого Бориса при защите диссертации стал профессор Олег Иванович Авен. Березовский коротко сойдется с его сыном, Петром Авеном, который и введет его в большую политику — например, познакомит с президентским зятем Валентином Юмашевым, в другой раз и с питерским чиновником Владимиром Путиным, в третий — с Романом Абрамовичем.

В бытность Авена министром внешнеэкономических связей в правительстве Гайдара, по его собственным словам, согбенный предприниматель шаркал за ним следом, таскал чемоданы, носил над ним зонт. Но когда Петр Олегович лишился министерского поста, тут же куда-то подевался. Он, впрочем, по-своему отблагодарил Авена, взяв его к себе в «ЛогоВАЗ» консультантом, и даже дал ему белый «Мерседес» с водителем. Но тот прослужил у товарища не больше года. Всю свою жизнь Березовский бросал и напрочь забывал людей, которые переставали быть ему полезны.

И с Юмашевым, и с Татьяной Дьяченко Борис Абрамович сошелся на ниве спекуляции автомобилями. По словам Александра Коржакова, президентской дочке Березовский презентовал для начала экспортную «Ниву» с кондиционером, стереозвуком и велюровым салоном, а следом — «Шевроле-Блэйзер».

Дочь царя Бориса долго ждала человека вроде Бориса Абрамовича. Она истосковалась в безвестности и пренебрежении ельцинского круга: дочери президента хотелось власти и очень не терпелось войти в историю. И она туда вошла.

Как вспоминает один из тех, кто в те годы игнорировал Татьянины амбиции, бывший шеф охраны Ельцина Александр Коржаков, в 96 году президент побывал с официальным визитом во Франции. Тамошние журналисты активно зубоскалили по поводу дебюта в политике дочери президента Жака Ширака — Клод. Девушка активно работала на победу отца в последних выборах и стала признанным авторитетом в области PR.

Образ Клод был благополучно пересажен на русскую почву, ибо окружение Ельцина — Березовский, Юмашев, Чубайс — давно нуждалось в рычагах воздействия на Ельцина. По их представлениям, это должен был быть человек честолюбивый, непрофессиональный, внушаемый, но которого Борис Николаевич ни при каких обстоятельствах не отдалил бы от себя. Упивавшаяся собственной значимостью Таня, доносившая до ушей президента чужие интересы и мнения, вполне годилась на эту роль.

Поначалу президент встретил Бориса Абрамовича настороженно Но тут подвернулся случай. 7 июня 1994 года у дома № 40 по Новокузнецкой улице в центре Москвы, где располагался дом приемов «ЛогоВАЗа», на Березовского было совершено покушение. Бомба взорвалась в «Мерседесе» представительского класса, в котором Борис Абрамович выезжал из ворот. В результате погиб водитель автомобиля, были ранены охранник и восемь случайных прохожих.

Соратник Березовского по «ЛогоВАЗу» Самат Жабоев вспоминает, как тот первым делом помчался в президентский клуб, зная, когда там будет Ельцин, чтобы явиться перед ним во всей красе: обожженным, забинтованным, с повязкой на глазу. Лишь убедившись, что президент совершенно потрясен, он махнул лечиться в Швейцарию. После этого гарант начал воспринимать Березовского с долей сострадания. А тут еще и петиция деятелей культуры подоспела, в котором Рихтер, Вознесенский, Ахмадулина, Табаков, Спиваков и другие писали о том, что в лице Бориса Абрамовича «убивали ростки новой экономики, первые усилия поднять страну из паралича, убивали одного из выдающихся меценатов из когорты нынешних Морозовых, Третьяковых, Мамонтовых».

Через пару месяцев на 3-й Тверской-Ямской улице в Москве в своей автомашине был взорван известный московский криминальный авторитет, лидер Ореховской преступной группировки Сергей Тимофеев по кличке Сильвестр, которого считали организатором покушения на Березовского. «Когорта нынешних Морозовых, Третьяковых, Мамонтовых» не дала себя в обиду.

Продолжение читайте в следующей части, материал из цикла статей "Как предавали Россию"

0
15293
Комментарии
От имени
Авторизуйтесь
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!