Как предавали Россию. Кох. Часть 2

09 октября 2012, 08:03
Как предавали Россию. Кох. Часть 2

Аудиторы Счетной палаты требовали судить главного распорядителя приватизации не за уголовное, а за государственное преступление

Недолюбленный страной

Слова и дела Альфреда Коха в течение всей его жизни, как гангреной, изъедены русофобией. Сын ссыльного немца и русской женщины затаил в себе некую особую национально-психологическую коллизию этого союза. «Восьмимартовская» запись о русских мужчинах в его блоге пронизана болезненным чувством соперничества и тяжелой, глубоко посаженной ненавистью (орфография источника сохранена. — «Русь».):

«С течением времени российские мужчины утратили главное, что олицетворяет мужчина: мужество, благородство, честь и достоинство. Став бесчестными, они легко врут и обманывают других. Утратив мужество — они бояться в открытую сразится с врагом, предпочитая действовать исподтишка. Потеряв достоинство, они превратились из работников в рвачей, которые только и норовят стянуть все, что плохо лежит. А утратив благородство, они перестали уважать своих противников и не могут теперь рассчитывать на ответное уважение. <…>

Русский мужчина не выдерживает сравнение ни с кем: ни с чеченцем, ни с китайцем, ни с американцем, ни с евреем. <…>

…Русский мужчина деградировал и превратился в малоинтересный отброс цивилизации — в самовлюбленного, обидчивого, трусливого подонка».

Очевидно, в этой клинической русофобии, в этом болезненном соперничестве и заключен пароль ко всем мотивам, которыми движим Кох. Сын сосланного в Восточный Казахстан поволжского немца, обиженное нелюбовью дитя Советского Союза, он в равной степени считает, что китаец, американец или зулус больше достойны владеть русской женщиной, чем русский мужчина, как китаец, американец или зулус (читай — немец) больше достойны владеть Россией, чем народ России.

Находясь за океаном в 1998 году, Альфред Кох говорил о том, что в обрушении российской экономики поучаствовало не только руководство страны, вложив в это дело всю мощь своей глупости, но и Запад. Российские власти, по его словам, взвалили на крайне ослабленное хозяйство 90 миллиардов долга СССР, и крах стал вопросом времени. Запад тогда обманул Россию — обещал помочь, реструктурировать долг, но ничего не сделал. Кох считает это стратегией Запада, которая направлена на ослабление России.

В закрытом докладе Счетной палаты о результатах проверки Госкомимущества за период с 1992 по 1995 год подробно освещена усердная помощь Чубайса и Коха этим самым усилиям по ослаблению России. Они проявлялись в торопливой и жадной отправке на Запад военных технологий «советской империи».

«Особую тревогу вызывает захват иностранными фирмами контрольных пакетов акций ведущих российских предприятий оборонного комплекса и даже целых его отраслей. Американские и английские фирмы приобрели контрольные пакеты акций МАПО "МИГ", "ОКБ Сухого", "ОКБ им. Яковлева", "Авиакомплекса им. Ильюшина", "ОКБ им. Антонова", производящих сложные комплексы и системы управления полетами летательных аппаратов. Германская фирма "Сименс" приобрела более 20% Калужского турбинного завода, производящего уникальное оборудование для атомных подводных лодок. Россия не только утрачивает право собственности на многие оборонные предприятия, но и теряет право управления их деятельностью в интересах государства...»

Публикации начала 2000-х говорят о том, что в результате распродажи предприятий военно-промышленного комплекса произошла массовая утечка новейших технологий, уникальных научно-технических достижений на Запад. Причем даже распродажей это сложно назвать, поскольку отдавалось все практически бесплатно. Как после Второй мировой войны от Германии, в 90-е Запад приобрел в России так много новых технологий, что НАТО пришлось учреждать для их обработки специальную программу.

Главный аудитор Счетной палаты Вениамин Соколов сказал однажды, что работой Коха в правительстве России его ведомство занимается уже в течение двух лет, и он убежден, что дело в отношении него должно было быть возбуждено не по уголовному, а по государственному преступлению.

Мародеры

Один из авторов политики «шоковой терапии» в Боливии, Польше и России, директор Института Земли Колумбийского университета, а с осени 1991 года по январь 1994-го руководитель группы экономических советников Президента России Бориса Ельцина Джеффри Сакс так сформулировал свое мнение о приватизации Чубайса – Коха: «Это не шоковая терапия. Это злостная, предумышленная, хорошо продуманная акция, имеющая своей целью широкомасштабное перераспределение богатств в интересах узкого круга людей».

Психология человека, который считает, что его страна обречена и в спешке распродает ее имущество выстроившимся в очередь соседям, — это психология мародера.

Уже на следующий год после амнистии, в 2000-м, власть поманила Коха еще раз, и он с готовностью приехал для так называемого разгрома НТВ. Кох был назначен генеральным директором холдинга «Газпром-Медиа» и всласть отомстил медиамагнату Владимиру Гусинскому за разоблачение своих «писательских» заработков.

«Он, в сущности, поступил так, как поступает полицай в разных фильмах про Великую Отечественную войну — если вы помните, часто эта ситуация встречается, — захотел стать полицаем? — вот тебе пистолет, убей партизана, — пишет об этом журналист Сергей Пархоменко. — Убьешь, будешь с нами. Он взял этот пистолет и принялся убивать партизана — абсолютно хладнокровно, цинично и открыто. И было понятно, что таким способом он пытается заработать себе билет в завтрашнюю российскую политику и, следовательно, в завтрашнюю российскую экономику.

Но его обманули. Сначала он сделал ту грязную работу, за которую он взялся, а потом его из этого поезда выбросили и в полицаи не взяли. В конечном итоге он оказался и без сенаторского места, на которое он очень рассчитывал, и без значительного количества своих активов. Оказался человеком в экономическом смысле слабым, в политическом смысле забытом».

«Эти люди не преступники, — пишет, рассуждая о полковнике Юрии Буданове, Альфред Кох. — Преступник — это тот, кто преступает. Кто способен всю жизнь нести тяжесть непрощенного греха. И ответить за него на Высшем Суде. А Буданов и Ко были убеждены, что они не совершили никакого преступления. Их бог (государство) — отменит их грех».

Это идеальная саморазоблачительная запись. Кох не считал и не считает себя преступником, зная, что его наниматель — его бог — простит и отменит его грех. Но власть избавилась от Коха, потому что сотрудничать с полицаями нельзя: они могут лишь предавать, убивать и грабить. Нынче он снова играет в оппозиционера и оправдывается за НТВ перед теми, кому теперь надеется послужить, но и тем он не нужен тоже. Предатели и мародеры не нужны никому.

14 сентября в Перми упал пассажирский «Боинг», погибли 88 человек. В ночь с 6 на 7 октября милиционер в чине прапорщика, Константин Плешивых, будучи мертвецки пьяным, вынес 60 драгоценных украшений мертвых пассажиров и оставшиеся от них деньги — полторы тысячи рублей и сотню евро из оружейной комнаты, где они хранились. За это его приговорили к полутора годам колонии-поселения.

Альфред Кох, его «Распродажа советской империи», его последующее «участь России печальна, безусловно» — это тот же пьяный, озирающийся Константин Плешивых с пакетом золотых побрякушек в кармане, только масштаб другой. В обоих случаях преступление вызывает больше омерзения, чем злости. В обоих случаях слабые приговоры нет никакого желания оспаривать. Да, надо бы, чтобы он получил свое. Но лучше бы просто не видеть больше этого человека, никогда.

Начало читайте в материале: "Кох. Часть 1" из цикла статей "Как предавали Россию"

текст: Дмитрий Трунов

фото: © РИА Новости, Илья Питалев

0
16919
Комментарии
От имени
Авторизуйтесь
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!