«Недавно нас с Иваном Дмитриевичем прескверно обстреляли разрывными ружейными пулями»
Русская артиллерия. Фото: Agence Rol / Gallica.bnf.fr / Bibliotheque nationale de France

Русская артиллерия. Фото: Agence Rol / Gallica.bnf.fr / Bibliotheque nationale de France

Какой увидел Первую мировую артиллерист и философ Федор Степун

Федор Степун (1884-1965) — русский философ, социолог, историк, литературный критик, представитель школы неокантианства. До войны успел защитить докторскую диссертацию, издавал философский журнал «Логос». В 1914 году был мобилизован и отправлен на фронт офицером в артиллерийские части. После Февральской революции Степун сотрудничал с эсерами, был депутатом Всероссийского Совета рабочих, крестьянских и солдатских депутатов, занимал пост начальника политуправления Военного министерства во Временном правительстве. В 1922 году был выслан из России на известном «философском пароходе», жил и работал в Германии. «Русская планеты» публикует выдержки из «Писем прапорщика-артиллериста», которые Степун писал с фронтов Первой мировой жене и матери и издал еще до отъезда из России.

25 сентября [1914 года]. Иркутск

Была у меня и одна забавная неприятность: за «бестактный» ответ и «развращающую армию» улыбку я был посажен после смотра на сутки под арест. Из этого сообщения ты не заключай, что я особенно скверный офицер, или что у меня плохие отношения с сослуживцами и начальством. Напротив, офицер я приличный, все больше вхожу в службу, отношусь ко всему не в пример лагерному сбору, серьезно и внимательно стараюсь вполне приготовить себя к той тяжелой и ответственной роли, которая может в наши дни выпасть каждому из нас на долю <…>

Странная и совсем непонятная вещь война. Мы готовимся к выступлению, а временами кажется, что организуется пикник. Вчера офицер, заведующий у нас в батарее хозяйством, ездил в город и закупил разных вещей для похода: чайник, сахарницу, ножи, вилки, кружки... Привез все — радуется, — хорошее все, новое, блестящее, практичное... Он радуется, и мы радуемся. Для чего все это — мы знаем, но зная — не понимаем, и силясь понять — понять не можем. <…>

Все самое злое, грешное и смрадное, запрещаемое элементарною совестью в отношении одного человека к другому, является ныне правдою и геройством в отношении одного народа к другому. Каждая сторона беспамятно предает проклятию и отрицанию все великое, что некогда было создано духом и гением враждующей с нею стороны.

В России неблагодарное забвение того, что сделала германская мысль в построении русской культуры. Бездарное и безвкусное переименование Петербурга Петра и Пушкина в Шишковско-националистический Петроград. В Германии, стране философии и музыки, еще того хуже, еще того преступнее и позорнее. Немецкие журналисты и писатели протестуют против переводов на немецкий язык величайших произведений враждующих с Германией сторон. Немецкие ученые отказываются от почетных знаков, дарованных им научными институтами Франции и Англии.

Федор Степун "Из писем прапорщика артиллериста". - Издательство Пламя в Праге, 1926 год

Немецкая армия безумно и бездарно расстреливает величайшее произведение искусства, собор в Реймсе (разрушение реймсского собора 13-го века на Северо-востоке Франции во время немецких бомбардировок в сентябре 1914 года вызвало волну возмущения в мире — РП), изменяя тем самым той благодарной «вечной памяти» потомства, которую мы обещаем нашим любимым покойникам, когда отпетое церковью тело опускаем в открытую землю.

Но это еще не все. Более, чем вся эта ложь, смущает и мучает меня та тень правды, которая ныне, очевидно, лежит на всей этой лжи. Правда же эта заключается в том, что вражда к врагу рождает громадную любовь к своему народу, к своей родине. Сейчас у нас, наверное, и в Германии тоже, действительно наблюдается такое преодоление косности, своекорыстия и эгоизма, о котором в мирное время даже и подумать было невозможно. <...>

27 октября [1914 года]. Радзивилов

Вот уже шестой час стоим мы у австрийской границы и не можем переправиться ввиду заваленности дороги военным грузом. Следы войны здесь как открытые раны. Сожженные постройки, опаленные кусты, разбитые бронзовые пушки австрийцев, поезда с ранеными, пленными, и на каждой станции страшные рассказы санитаров и врачей. Все эти впечатления я уже не воспринимаю, а умело топлю в своей душе, привязывая каждому к шее тяжелый груз моего упорного нежелания знать. <…>

Кроме своего трагического облика война явила мне здесь и свой отвратительный лик. Угнетающая забитость серых солдатских масс, что уныло поют в скотских вагонах. Бесконечное хамство некоторых «благородий», блистательная глупость блестящих генералов, врачи стратеги и сестры кокотессы. <...> Впрочем, все это исключения, общий дух безусловно чист, хорош и бодр.

10 ноября. Галиция

<…> Паршивый в первую минуту, Луков полюбился, все стало знакомым, уютным. Вдруг приказ: через полтора часа выступление. Собрались — и обратно на станцию; начали грузиться с вечера и прогрузились целую ночь. Устали страшно. Вагончик дали дрянной, маленький-маленький, с короткими лавочками, но милый, такой, какой ходил из Боржома в Бакурьяны, останавливаясь в бесконечно милом моему сердцу «Цеми», где на низком балконе, между двумя окнами, занавешенными зелеными шторками, уже с поезда виднелась ты, то белым, то желтым, то красным пятном.

Из Лукова через Радзивилов поехали на Львов. В Галицию мы с Романом Георгиевичем въезжали победителями, стоя на передней площадке паровоза. Край совершенно русский, правильнее, польско-русский. Население встречало с искренним расположением и явным любопытством. Белые мазанки, пирамидальные тополя, соломенные крыши, православные церкви — одним словом типичная Малороссия, по всему своему облику и существу глубоко чуждая Германии и германскому духу Австрии. Все это, бесспорно, должно принадлежать России, не по праву войны, а по естеству и облику всего края. <…>

Из Львова мы пошли походом на Гродек, Садову-Вышню и Мостиску. Шли три дня и пришли под Перемышль. Тут мы узнали, что наше назначение блокировать Перемышль. На переходе Садова-Вышня, Гродек — мы впервые увидели следы войны: окопы, поломанные леса, дохлые лошади, ломаные винтовки и кое-где на кустарниках патронташи, фуражки и окровавленное белье. <…> Из Родохонец мы пошли дальше, пошли по неокончательно убранным полям сражения. Я знал уже накануне, что мы пойдем по ним, ждал страшного впечатления, боялся его и заранее подготовлялся ко всему предстоящему.


Федор Степун (справа). 1914 год. Фото: Beinecke Library

И вот странно, вот чего я до сих пор не пойму: впечатление было, конечно, большое, но все же совершенно не столь большое, как я того ожидал. А картины были крайне тяжелые. Трупы лежали и слева, и справа, лежали и наши, и вражьи, лежали свежие и многодневные, цельные и изуродованные. Особенно тяжело было смотреть на волосы, проборы, ногти, руки... Кое-где из земли торчали недостаточно глубоко зарытые ноги. Тяжелые колеса моего орудия прошли как раз по таким торчащим из земли ногам. Один австриец был, очевидно, похоронен заживо, но похоронен не глубоко. Придя в сознание, он стал отрывать себя, успел высвободить голову и руки, и так и умер с торчащими из травы руками и головой. Кое-кого наши батарейцы хоронили, подобрали также четырех брошенных на поле сражения раненых. Ну скажи же мне, ради Бога, разве это можно видеть и не сойти с ума? Оказывается, что можно, и можно не только не сойти с ума, можно гораздо больше, можно в тот же день есть, пить, спать и даже ничего не видеть во сне. <…>

23 ноября [1914 года]. Галиция

Выступили мы рано утром, в 6 часов, и шли ровно 24 часа. Шли, не съев куска хлеба, не выпив кружки чая. Шли, не поив лошадей и раздав им только по охапке сена. Уже к вечеру 18-го числа люди и лошади окончательно выбились из сил и решительно отказывались идти.

К ночи поднялся страшный ветер. Пошел снег. В глаза попадали острые мерзлые иглы. Дорога поднималась все круче и круче. Снег наваливался все глубже и глубже. Каждую запряжку приходилось втаскивать вверх на десяти лошадях, сгоняя измерзших людей к колесам. При всем этом — всюду громадное движение, страшное скопление маневрирующих частей, обозов, автомобилей. <…>

3 декабря. Галиция

Недавно мы вошли в город, только что покинутый отброшенными неприятельскими войсками. Ужасное впечатление. Весь город буквально перевернут вверх дном. Улицы и вокзал завалены, загромождены всяким домашним скарбом. Очевидно, жители пытались кое-что вывезти и не успели. На привокзальных путях стояло пять поездов. Внутри вагонов и на путях: кровати, диваны, матрацы, альбомы, портреты, женские платья, муфты, шляпы, книги, все больше еврейские, еврейские налобники для молитв, кофе, подсвечники, детские качки, чепчики, котлетные машинки, письма и много, много, неисчислимо много других вещей. Все перерыто, перевернуто, разгромлено, разбито. Всюду, как шакалы над трупами, бродят оставшиеся нищие жители, солдаты, казаки и мы. <…>

У уличного фонаря дерутся из-за керосина две руссинских женщины. Их, восстановляя порядок, разгоняют казаки. У каждого под седлом бархатная скатерть или вместо седла шитая шелками диванная подушка. У многих в поводу по второй, по третьей лошади. Лихая публика. Какие они вояки, щадят или не щадят они себя в бою, об этом мнения расходятся, я своего мнения пока еще не имею, но о том, что они профессиональные мародеры, и никого и ни за что не пощадят — об этом двух мнений быть не может. Впрочем, разница между казаками и солдатами заключается в этом отношении лишь в том, что казаки с чистою совестью тащат все: нужное и ненужное; а солдаты, испытывая все же некоторые угрызения совести, берут лишь нужные им вещи. <…>

20 декабря [1914 года]. Галиция

Мы вышли темною ночью, в четыре часа, и двинулись в горы. Кругом лежали снега, шел снег, и решительно ничего не было видно. Наш капитан, несмотря на все доводы и уговоры Чаляпина и меня, повел батарею не по шоссе, а, перемудрив, избрал какие-то непроходимые для артиллерии тропы, продвижение по которым очевидно увлекало его каким-то сходством с Суворовскими переходами.

Русская артиллерия пересекает реку вброд. Фото: Agence Rol / Gallica.bnf.fr / Bibliotheque nationale de France

Не могу описать тебе всех трудностей пути. Скажу только, что шли мы беспрестанно с четырех ночи до одиннадцати вечера, проходя временами не более версты в три, четыре часа; шли, запрягая местами в орудие 10-12 лошадей, шли, таща орудия на лямках, строя мосты, прорывая глубокие колеи-рельсы для колес, дабы они, раскатываясь, не увлекали орудия в глубокие обрывы, которые открывались слева и справа. <…>

Передо мной остроконечные горы, кое-где в складках ущелий и на вершинах покрытые снегом. Горы эти сгорают в спектральном пламенении. Особенно ярки желтые, зеленые и красные тона. Ниже — долина, деревня, неприятельские окопы — все еще в тумане.

Позднее, когда туман поднялся и стало совсем светло, я уселся на лафет моего орудия, опер бинокль о щит и стал рассматривать до сих пор еще ни разу не виданного мною противника. Он жил полною хозяйственною жизнью: устраивался на зиму, и устраивался по мере сил уютно и с комфортом. Я отчетливо видел в бинокль, как серо-голубые австрийцы бродили по окопам и ходам сообщения, как они углубляли свои земляные коридоры, как золотились на утреннем солнце смолистые доски и лесины, которыми они выстилали и накрывали свои землянки. Предполагая, согласно ходившим в дивизии слухам, что нам придется стоять в Ростоках очень долго, а быть может, даже и зимовать, мы решили заняться тем же. Вместе с Черненко и еще несколькими расторопными ребятами мы облюбовали место для постройки трех землянок, одной для меня и двух для солдат. Протелефонили в резерв фельдфебелю, он прислал досок, окно, железную печь, и в тылу позиции, внизу под откосом закипела работа. <...>

С 16-го началось дикое, нелепое отступление. Наш отряд (один из полков нашей дивизии и наша пятая батарея) получил, как впоследствии оказалось, приказание отступать с некоторым запозданием; казачья дивизия, к которой мы были прикомандированы, ушла на рысях. Командующий ею генерал, начальник нашего отряда, оставил нас без всякой связи с кем бы то ни было, без карт, распоряжений и заданий. Командир полка и наш капитан повели нас на свой риск и страх. Отступление было крайне тяжелое: сзади австрийцы, спереди австрийцы, сбоку австрийцы. Но кроме австрийцев еще два злейших врага: полная нераспорядительность начальства и обозлившаяся на нас природа. Обледенелые горные тропы, а местами невылазная грязь окончательно вымотали лошадей, которые останавливались и решительно отказывались идти дальше. Во время переправы через [реку] Сан внезапно пошел лед: льдины сбили плохонький мост, по которому как раз переходило наше орудие; в одну минуту люди и лошади, орудие и зарядный ящик очутились в воде, и пошла невероятная неразбериха. Сан — река быстрая и глубокая. Спасти все стоило страшных усилий. Провозились долго, кое-как выбрались. Часть батареи пошла одним берегом, часть — другим. Пехота также распалась побатальонно. Несколькими верстами ниже нам пришлось вторично переходить Сан по только что наведенному нашими понтонерами мосту. Орудия и несколько ящиков благополучно прошли, но два зарядных ящика, обоз и кухню пришлось бросить на том берегу. <...> Новый мост внезапно дрогнул, оторвался от берегов и медленно и торжественно двинулся вниз по течению. Неожиданно разлученные, батарейцы и обозники перекликались и прощались друг с другом.

21января [1915 года]. Галиция

<…> Недавно нас с Иваном Дмитриевичем прескверно обстреляли разрывными ружейными пулями. Ты не можешь себе представить, какая громадная разница в переживании шрапнели и пули. Шрапнель — вещь вполне рыцарская. Устремляясь на тебя, она уже издали оповещает свистом о своем приближении, давая тем самым в твое распоряжение по крайней мере секунду, чтобы подготовиться и достойно встретить ее; да и ранит она тоже с благородной небрежностью, всего только одной или несколькими из своих двухсот пуль. В ней столько же фейерверочной праздности, сколько смертоносной действительности. Совсем не то ружейная пуля, вся энергия которой направлена на зло поранений и убийства. Она не слышна издали, когда она слышна, она уже не опасна: ее свист, ее разрыв — всегда жалоба на зря, без зла загубленную силу. Все это я пишу, конечно, так, приблизительно, но вот что я определенно чувствую: не дай Бог попасть под настоящий ружейный или пулеметный огонь. <…>

28 января. Венгрия

Слава Богу, ночь прошла благополучно. Нас никуда не потянули, и я снова могу писать тебе. С добрым весенним утром. Под окном слышны молодые голоса. Раздаются команды. Это к нам в дивизию пришло новобранское пополнение. Бесконечно жалко смотреть на молодых парней. Можно с уверенностью сказать, что мало кто вернется домой здоровым и неизувеченным, а многие уже в ближайшие дни будут убиты. Полки редеют ежедневно. В победоносных боях, о которых я уже писал тебе, наш полк потерял половину своих людей. Полк пополнят пришедшим пополнением; пополнение это снова перебьют; придет второе пополнение — месяцев через пять не станет и его и т. д.


Русские солдаты отдыхают в траншее. Восточный фронт. Фото: Agence Rol / Gallica.bnf.fr / Bibliotheque nationale de France

О, если бы кто-нибудь из пламенных защитников войны с национально-культурной точки зрения должен был бы взять на свою единоличную ответственность все эти молодые жизни, если бы он своею волею должен был бы заморозить дыханием смерти все эти молодые жизни и навек задушить все эти звонкие голоса, то, я уверен, в мире не нашлось бы ни одного защитника войны.  <…>

18 января. Венгрия

Я впервые самостоятельно стрелял; не только, значит, стоя у трубы [наблюдательная труба для корректировки огня — Р.П.] наблюдал разрывы, не только следил за правильным исполнением командирских команд на батарее, но сам единолично принимал решение выпустить или не выпустить снаряд, т.е. попытаться убить или не пытаться. Очень трудно мне объяснить тебе что-либо, очень трудно даже и самому понять это, только никаких нравственных сомнений я не испытывал и совершенно спокойно передавал на батарею нужные команды. Выпустил я сорок восемь снарядов, убил ли кого или нет — не знаю, но определенно держал австрийцев в страхе Божием и отнюдь не позволял им укрепляться. А укрепляться они мастера великие. В три дня у них любая местность превращается в полевую крепость. А наши, о Господи, ничего-то им не надо. Выроют себе, как куры в пыли, по ямке, бросят на дно охапку соломы, и ладно. Спрашивал я их сколько раз: «Отчего, ребята, не окапываетесь как следует?» — отвечают: «Нам, ваше благородие, не к чему. Ён оттого и бежит, что хороший окоп любит. Из хороших-то окопов больно неохота в атаку подыматься. А из наших мы завсегда готовы». Вот и пойми, где тут смешок, где лень, где святость. <…>

28 марта [1915 года]. Венгрия

В первый раз я видел пехотный штыковой бой, как «на ладони». Сначала завязалась перестрелка, потом на опушке леса показались австрийцы. Наши кинулись им навстречу. Раздалось «ура...а». Австрийцев, очевидно, было больше, и нашим приходилось трудно. Бросаясь вперед, они волной скатывались вниз и их «ура» сразу же превращалось в страдальчески воющее «а... а... а...». Потом жалобное «а... а...» снова вырастало в победное «ура... а...».

Отбой наших сил сменялся прибоем... В эту минуту через мою голову со страшным шумом и свистом пролетела тяжелая бомба и разорвалась, очевидно, у нас на батарее, которая стояла позади деревни. Одновременно с тяжелой открыла огонь и легкая артиллерия. Стрелял противник, стреляла и наша четвертая батарея. Пехотный поединок на высоте 356 затуманился артиллерийским дымом. Почти на одном и том же месте рвались наши белые и австрийские красные снаряды.

Австрийцы, очевидно, одерживали верх. Еще несколько минут — и обе деревни могли оказаться у них в руках. В Сосфюрете находился только полевой лазарет, телефонная станция одного из батальонов, командир которого, бледный и взволнованный, только что провел своих людей на подкрепление нашим частям, три наши офицерские двуколки при ездовых, денщики и я. Я приказал запрячь лошадей и оседлать свою. Но куда двигать двуколки? По шоссе назад, на батарею? Но батарея и, главное, шоссе, видимое неприятелю, обстреливаются тяжелыми снарядами...

Полевая станция русского Красного креста. Фото: Библиотека Конгресса США

Все уже готово, но я медлю и, не отрываясь, смотрю в бинокль на 356. Над головой свистят ружейные пули, но я прекрасно знаю, что там, где я стою, ни одна не может меня задеть, и в этом отношении я совершенно спокоен. Вдруг что-то со стоном падает к моим ногам. Наклоняюсь и вижу — раненый. Зову доктора, который находится тут же и, очевидно, лишь с трудом превозмогает свою робость. Санитары тащат раненого в халупу, и доктор прежде всего приказывает ему не выть: «жив остался, перевязку тебе делают, чего тебе еще? Чего орешь?»

Солдат рассказывает, что в то время, как он кричал ура, пуля пронизала ему обе щеки и выбила зубы. За первым раненым прибегает второй, третий... Четвертый, которому оторвало пальцы, отказывается от перевязки, говоря, что его послали за водой для тяжело раненного и что он забежит потом. В это время из штаба полка начинается явное бегство. Первою предвестницей нашего несчастья прискакала, очевидно, ошалевшая от тяжелых выстрелов лошадь полкового адъютанта. Ей вдогонку принесся еще более ее испуганный ординарец, сообщивший, что весь штаб переходит сейчас сюда, так как австрийцы грозят отрезать Радомку. Тяжелые все продолжают громить шоссе и нашу батарею. По Сосфюрету они, слава Богу, еще не ложатся. Я решаю потому двуколки пока не двигать, а самому ехать на батарею, так как Вильзар там один, а здесь мне делать нечего. Сажусь на лошадь и трогаюсь, приказав денщикам, как только австриец перестанет стрелять, подтягиваться к позиции. <…>

5 апреля [1915 года]. Венгрия

Я хочу сказать, что священная, да и просто честная война возможна исключительно при условии свободной и добровольной отдачи каждым воином своей жизни в жертву той идее, в осуществлении которой он видит единственный или, по крайней мере, высший смысл своей жизни.

Между войною, которую мы переживаем, и нарисованною мною войною, сходства нет. Одно из двух: или то, в чем я участвую, не есть война, а ужасная бойня, или то, что я определил как войну, не есть война, а есть некое теургическое действо, или называй как-нибудь иначе, это все равно.

Когда защитники духовного смысла войны «творчески горят о войне», они вряд ли достаточно ясно видят, что здесь у нас происходит. Они вряд ли узревают, что здесь над миллионами людей, поставленных в ряды защитников родины, отнюдь не созерцанием идеи, а принудительной силой государственной власти ежедневно приводятся в исполнение неизвестно кем по какому праву вынесенные смертные приговоры. Они не узревают, что подавляющее большинство воюет только потому, что попытка избежать вероятной смерти в бою ведет прямым путем к неминуемой смерти по суду через повешение.

Это «эмпирия», с которой нельзя не считаться. Пребывая в постоянном созерцании ее, я не могу не видеть, что о свободном приятии нашими солдатами в свою жизнь наджизненной идеи войны и жертвы могут говорить только самые неисправимые, слепые фанатики, или самые отъявленные, лицемерные мерзавцы.

Нет, я решительно отказываюсь религиозно или философски оправдывать не идею войны, а ее современное воплощение, и отказываюсь потому, что воочию вижу, как нашим «христолюбивым» воинам спускают штаны и как их секут прутьями по голому телу, «дабы не повадно было». Впрочем, зачем же сразу говорить о порке? Разве недостаточно того, что всех наших солдат ежедневно ругают самою гадкою руганью и что их постоянно бьют по лицу? Ну как же это так? Людей, доразвившихся до внутренней необходимости жертвенного подвига, да под ранец, да первым попавшимся грязным словом, да по зубам, да розгами... И все это иной раз за час до того, как бивший пошлет битого умирать и смертью сотен битых добьется чина или Георгия.

И это священная война? Нет, пусть ко мне не подходят с такими словами. Ей Богу, убью и рук своих омыть не пожелаю. <…>

18 апреля. Венгрия

<…> Читали мы тут тоже, как русские солдатики ухаживают за юными добровольцами, как берегут им лучшие порции, как покрывают их ночью всяким тряпьем, чтобы не мерзли хрупкие тельца. На самом же деле мы видели нечто совсем другое. В нашей же батарее было семь юных добровольцев (теперь ни одного не осталось, все «поутекали» обратно), что явились к нам с лозунгом «Или грудь в крестах, или голова в кустах».

Русские пулеметчики в Горлице. Фото: Imperial War Museums

Солдаты все, как один, относились к ним с решительным недоброжелательством, а подчас и с явным презреньем и ругали их самыми отборными словами. Я ни минуты не хочу сказать ничего скверного о наших солдатах. Прекрасные люди, нежные души. У меня с ними совершенно исключительно хорошие отношения. Но, прекрасные люди, они прежде всего настоящие реалисты, и им глубоко противно все зрящее и показное. Добровольцев они презирают потому, что добровольцы пришли в батарею «зря», потому что они ничего «настоящего» все равно делать не могут, потому что их привела в ряды защитников отечества не судьба, а фантазия, потому что для них театр военных действий в минуту отправления на него рисовался действительно всего только театром, потому, наконец, что добровольцы эти бежали от того глубоко чтимого солдатами священного, полезного и посильного им домашнего труда, который после их побега остался несвершенным на полях и в хозяйствах <…>

16 мая [1915 года]. Любачувка [река в Львовской области Украины и в Польше — Р.П.]

Недели три мы были в беспрерывных безумных боях. Пехота таяла как восковая свеча среди костров ада. В таких условиях и наша артиллерийская работа становилась невероятно тяжела. Мы занимали все время самые рискованные позиции. Все наблюдательные пункты были в самих пехотных окопах или впереди их. Все время мы имели дело с громадным количеством тяжелой и самой тяжелой артиллерии. Все время против нас были немцы (самым коренным образом отличающиеся от австрийцев). Все время бригада работала с громадным самоотвержением, и при всем этом, слава Богу, наши потери в сущности незначительны.

Устал я за период нашего отхода очень. В продолжение трех недель мы ни на секунду не только не раздевались, но даже не снимали сапог, спали не более 3-х, 4-х часов в сутки и были почти все время под угрозой самой реальной смертельной опасности. <...>

20 июня. Под Ригой

Хочу попытаться хотя бы несколькими словами рассказать тебе о днях нашего отступления. Тяжело было и физически и. в первые дни по крайней мере, пока еще не очень уставали, нравственно. Ты представь себе только. 6 месяцев завоевывали мы Галицию, 6 месяцев брали грудью сопку за сопкой. 6 самых тяжелых осенних и зимних месяцев мокла и стыла наша пехота в воде и грязи, мерзла в глубоких снегах. Без снарядов и без пулеметов, руководимая зачастую бессовестным и безграмотным начальством, разрывая голыми руками немецкую колючку, уставляя холмы за холмами белыми крестами братских могил, продвигалась она каким-то чудом вперед да вперед, страстно мечтая, что сгинут, наконец, проклятые горы и расстелется перед глазами родная гладь, хотя бы и чуждой, хотя и венгерской равнины.

К середине апреля мы заняли прекрасные позиции на господствующих холмах Венгрии. Австрийцы барахтались где-то у нас под ногами. С наших наблюдательных пунктов мы заглядывали им в тыл на 5-6 верст. На душе у большинства солдат и офицеров было легко. Ничто не предвещало беды. Наши артиллерийские позиции уставились чайными столиками. Каждый вечер раздавалась лихая, переливчатая гармоника. По приказанию высшего начальства наши второочередные полки завели на экономические суммы оркестры, которые частенько разыгрывали вальсы и марши в штабе дивизии, — и лишь крайне малое количество топоров и лопат нарушали эту весеннюю симфонию, изредка постукивая на заготовляемых на всякий случай тыловых позициях.

Русские войска разбивают лагерь. Фото: Imperial War Museums

И вдруг среди ночи непонятный приказ отступать! Сначала решили, что какое-нибудь маленькое тактическое передвижение — однако к утру, когда покидали Свидник, вокруг которого зимовала дивизия, — уже сердцем и предчувствием знали, что события разрастутся с невероятной быстротой в грандиозное поражение русской армии.

Так оно и вышло.

В 6 дней мы отдали все, что завоевывали 6 месяцев. Нельзя сказать, чтобы мы позорно бежали. Нет, мы дрались, и временами, как например на Сане, дрались геройски, но враг был настолько сильнее, его материальные средства были так сокрушительны, что мы все же не просто отступали, но бежали с невероятной быстротой, очищая в иные сутки до 60-75 верст.

Мы бежали сквозь кромешный ад. Вокруг нас все время пылали громадные костры поджигаемых и нами, и немецкими снарядами городов и селений. Разрывы тяжелых непрерывно вскидывали к небу сотни пудов черной земли, издали казалось, что всюду плещутся грандиозные нефтяные фонтаны. Пехота гибла без счета; много людей выбывало убитыми и ранеными, но гораздо значительнее были потери отстававшими, сдававшимися в плен, забивавшимися в халупы и утонувшими при переходах через реки. Когда мы уже отдали Сан, к нам начало поступать пополнение. Но было уже слишком поздно. Маршевые роты, скверно обученные, сразу же как мясо в котлетную машинку попадали в атаку, и гибли — без счета, без смысла и без пользы.

В самом начале этих тяжелых дней рядом с нами была разбита 48-я корниловская дивизия, защищавшаяся, говорят, с последнею отчаянностью и истинным героизмом. Во время одного из наших переходов прямо на нас сбоку из лесу выскочило несколько ездовых: перерубив постромки, они, очевидно, каким-то чудом спаслись из того горного ущелья, в котором немцы окружили и наголову разбили злосчастного Корнилова. Среди ездовых было два офицера, оба на неоседланных лошадях. Солдаты как угорелые проскакали мимо и скоро скрылись из вида; офицеры присоединились к нашей батарее. Я долго ехал рядом с ними. Они производили впечатление почти ненормальных людей. На первом плане в них чувствовалось ликующее «вырвались», и одна мечта «соснуть бы»; на втором кошмарное воспоминанье, очевидно, уже не боя, а бойни, и острый стыд за свою счастливую участь. Зато на болтливом языке все время вертелась какая-то сплошная истерическая ерунда. «Нет, ведь главное то, что все вещи пропали. А какой коньячишка: три звезды, первый сорт; а письма, письма... где ты, Маня, где ты, Таня... ай да тройка, снег пушистый... Ну, да все — все равно, важно дрыхнуть, да покрепче, суток на пять закатиться, а потом можно хоть опять на немца, хоть под суд»... Я ехал, и мне вспоминалась другая сцена... Вспоминалась взятая нами в плен во время отступления партия немецких разведчиков с офицером во главе. Строгие, сосредоточенные и спокойные немцы, все с железными крестами, сидели на пнях у штаба полка. На мои вопросы они отвечали односложными «да» и «нет», впрочем, я не очень расспрашивал их; моему праздному любопытству они решительно противопоставляли свою глубокую скорбь. При этом ни на одном лице не дрожал ни один мускул. Казалось, что у этих людей есть души, но нет нервов, и вспомнились слова Гинденбурга о том, что победит тот, кто крепче нервами.

Последний сербский триумф Далее в рубрике Последний сербский триумфБританский историк Макс Хейстингс считает, что роль балканского и галицийского театров военных действий сильно недооценена

Комментарии

06 сентября 2014, 23:25
Премию автору за самый бодрящий заголовок!!
07 сентября 2014, 23:30
Красивыми словами описали маленький кусок войны, забавно, но данная войны принесла России много горя
07 сентября 2014, 23:56
Все испортили заговорщики в феврале 1917 года, ну и Николай конечно тоже постарался, сделал все чтобы сдать страну толпе бездельников, да и лезть в войну не надо было, а заниматься внутренней политикой .. А так если бы переворот мы бы выиграли первую мировую
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Будущее за нами
Редакция «Русской планеты» работает над переводом и подбором статей, чтобы ежедневно рассказывать вам о событиях следующей недели Великой войны. Оставайтесь с нами, и вы прочтете о них уже завтра.
Подпишитесь на события
227 неделя Окончание Первой мировой войны5 ноября 1918 Время разбитых надежд 226 неделя Революция в Германии — предвестник капитуляции29 октября 1918 225 неделя Германия заявила о готовности к безоговорочному миру22 октября 1918 224 неделя Развал «лоскутной монархии»15 октября 1918 223 неделя Чехи в Австро-Венгрии требуют независимости8 октября 1918 222 неделя «Красные» отбили у «белых» Самару1 октября 1918 221 неделя Объявлена капитуляция первой из Центральных держав — Болгарии24 сентября 1918 220 неделя Создана Уфимская Директория17 сентября 1918 219 неделя Красноармейцы взяли Казань и Симбирск10 сентября 1918 218 неделя Издан декрет СНК о «красном терроре»3 сентября 1918 217 неделя Покушение на Владимира Ленина27 августа 1918 216 неделя Троцкий восстанавливает дисциплину в Красной армии20 августа 1918 215 неделя «Белые» заняли Екатеринодар13 августа 1918 214 неделя «Стодневное наступление» — последнее крупное сражение Великой войны6 августа 1918 213 неделя Турки начали наступление на Баку30 июля 1918 212 неделя Окончательный провал немцев на Западном фронте23 июля 1918 211 неделя В Екатеринбурге большевиками расстреляна царская семья16 июля 1918 210 неделя В Туркмении свергнута советская власть9 июля 1918 209 неделя В Москве открылся V Всероссийский съезд Советов2 июля 1918 208 неделя В Омске создано новое антибольшевистское правительство25 июня 1918 207 неделя В России продолжает разгораться Гражданская война18 июня 1918 206 неделя Провал австрийского наступления в Италии11 июня 1918 205 неделя Войска Чехословацкого корпуса взяли Самару4 июня 1918 204 неделя В Закавказье провозглашена независимость Армении и Азербайджана28 мая 1918 203 неделя Коста-Рика объявила войну Германии21 мая 1918 202 неделя В Советской России начиналось восстание Чехословацкого корпуса14 мая 1918 201 неделя В Советской России введена продразверстка7 мая 1918 200 неделя Сражение за Ростов-на-Дону30 апреля 1918 Высмеять и уничтожить 199 неделя Гаврило Принцип мертв23 апреля 1918 Усы, лапы и хвост — их оружие 198 неделя Падение «Красного Барона» фон Рихтгофена16 апреля 1918 Армия спасения 197 неделя Турки оккупировали Батум9 апреля 1918 196 неделя Провал германского наступления во Франции2 апреля 1918 Последняя битва престолов 195 неделя Ледяной поход «белой» гвардии26 марта 1918 194 неделя Последнее генеральное наступление Германии19 марта 1918 193 неделя Турция объявила о претензиях на русские земли12 марта 1918 Крылья Первой мировой 192 неделя В Мурманске высажен британский десант5 марта 1918 191 неделя Подписан «Брестский мир»26 февраля 1918 Все для фронта, все для победы 190 неделя Немцы заняли Псков и Минск19 февраля 1918 Крушение бастионов 189 неделя Новое германское наступление на Восточном фронте12 февраля 1918 188 неделя Центральные державы подписали мир с Украиной5 февраля 1918 187 неделя Советское правительство аннулировало царские долги29 января 1918 186 неделя Большевики объявили о создании «красной армии»22 января 1918 Окопные генералы 185 неделя Большевики разогнали Учредительное собрание15 января 1918 184 неделя «Шамхорская резня» в Азербайджане8 января 1918 183 неделя Рождение Белой армии1 января 1918
1917 год
182 неделя Россия признала независимость Финляндии25 декабря 1917 181 неделя Перемирие между Россией и Турцией18 декабря 1917 180 неделя Крупнейшая железнодорожная катастрофа во Франции11 декабря 1917 179 неделя Турки покинули Иерусалим4 декабря 1917 178 неделя Большевики начали сепаратные переговоры о мире с Германией27 ноября 1917 177 неделя Танковое наступление под Камбре20 ноября 1917 176 неделя Британские войска подошли к Иерусалиму13 ноября 1917 Окопная правда 175 неделя Кровавый финал Битвы при Пашендейле6 ноября 1917 174 неделя Создание в Палестине «очага еврейского народа»30 октября 1917 173 неделя Разгром итальянцев при Капоретто23 октября 1917 172 неделя Началась эвакуация Ревеля16 октября 1917 171 неделя Германцы высадили десант на Моонзундских островах9 октября 1917 170 неделя Вынесен приговор бывшему военному министру Сухомлинову2 октября 1917 169 неделя Турки потерпели поражение в Месопотамии25 сентября 1917 168 неделя Временное правительство начало переезд в Москву18 сентября 1917 167 неделя Александр Керенский назначил себя главнокомандующим11 сентября 1917 166 неделя Генерал Корнилов отправил войска на Петроград4 сентября 1917 165 неделя Германские войска заняли Ригу28 августа 1917 164 неделя Русская армия потеряла миллион снарядов21 августа 1917 163 неделя Николай II выслан с семьей в Тобольск14 августа 1917 162 неделя Немецкое наступление в Румынии7 августа 1917 161 неделя Британское наступление под Ипром утонуло в грязи31 июля 1917 160 неделя В Париже начался суд над Матой Хари24 июля 1917 Настоящее начало XX века 159 неделя В Петрограде подавлен путч большевиков17 июля 1917 158 неделя Немцы применили новый смертельный «горчичный» газ10 июля 1917 157 неделя Русское наступление на Львов увязло в митингах3 июля 1917 156 неделя Греция объявила войну Центральным державам26 июня 1917 Война на износ 155 неделя В Петрограде сформирован первый женский «батальон смерти»19 июня 1917 154 неделя Съезд рабочих и солдатских депутатов высмеял Ленина12 июня 1917 153 неделя Германцам подложили 600 тонн взрывчатки под Месеном5 июня 1917 152 неделя Назначен новый главнокомандующий русской армией29 мая 1917 151 неделя В России опубликована «Декларация прав солдата»22 мая 1917 150 неделя В США введена всеобщая воинская повинность15 мая 1917 149 неделя Начались бунты во французской армии8 мая 1917 148 неделя Большевики устроили беспорядки в Петрограде1 мая 1917 147 неделя Британия начала формирование морских конвоев24 апреля 1917 146 неделя Британцы потерпели поражение в секторе Газа17 апреля 1917 145 неделя Французские войска начали «Наступление Нивеля»10 апреля 1917 144 неделя США вступили в войну против Германии3 апреля 1917 143 неделя Евреи выселены из Тель-Авива27 марта 1917 142 неделя Николай II издал прощальный приказ по войскам20 марта 1917 141 неделя Николай II отрекся от престола13 марта 1917 140 неделя В Петрограде началась Февральская революция6 марта 1917 139 неделя В США обнародована телеграмма Циммермана27 февраля 1917 138 неделя Британцы начали новое наступление на Багдад20 февраля 1917 137 неделя Немцы начали отвод войск на Линию Гинденбурга13 февраля 1917 136 неделя В Петрограде запретили выпечку тортов и пирожных6 февраля 1917 135 неделя В Петрограде началась конференция союзников по Антанте30 января 1917 134 неделя Англичане потеряли 43 тонны золота23 января 1917 133 неделя Германия предложила Мексике союз16 января 1917 Последний парад наступает 132 неделя Английские войска начали наступление в Палестине9 января 1917 131 неделя Русское наступление и мятеж под Ригой2 января 1917
1916 год
130 неделя В Петрограде убит Григорий Распутин26 декабря 1916 129 неделя Британские войска взяли под контроль Синайский полуостров19 декабря 1916 128 неделя Германия предложила Антанте мир12 декабря 1916 127 неделя Германские войска вошли в Бухарест5 декабря 1916 126 неделя Начались бои в Афинах28 ноября 1916 125 неделя Скончался император Австро-Венгрии21 ноября 1916 124 неделя Завершено строительство Мурманской железной дороги14 ноября 1916 123 неделя В Петрограде расстреляны 150 солдат-бунтовщиков7 ноября 1916 122 неделя Центральные державы объявили о создании Королевства Польского31 октября 1916 121 неделя При взрыве в порту Архангельска погибли 600 человек24 октября 1916 120 неделя На рейде Севастополя затонул флагман Черноморского флота17 октября 1916 119 неделя Восставшие казахи ударили по русскому тылу10 октября 1916 118 неделя Румынская армия обращена в бегство3 октября 1916 117 неделя Восставшие арабы подошли к Медине26 сентября 1916 116 неделя Разгром румынской армии в Трансильвании19 сентября 1916 115 неделя Состоялась первая танковая атака12 сентября 1916 114 неделя Русские части вступили в первый бой с болгарами5 сентября 1916 113 неделя Гинденбург возглавил германский Генштаб29 августа 1916 112 неделя Румыния начала военные действия против Австро-Венгрии22 августа 1916 111 неделя Болгарская армия перешла в наступление в Греции15 августа 1916 110 неделя «Брусиловский прорыв» остановился8 августа 1916 109 неделя Немцы возобновили наступление под Верденом1 августа 1916 108 неделя Русские войска взяли турецкий город Эрзинджан25 июля 1916 107 неделя Отправлен в отставку министр иностранных дел Сазонов18 июля 1916 106 неделя В России введено военное положение в Туркестанском округе11 июля 1916 105 неделя Греции предъявлен ультиматум о роспуске армии4 июля 1916 104 неделя Началась битва на Сомме27 июня 1916 103 неделя Немцы применили под Верденом новый смертельный газ дифосген20 июня 1916 102 неделя Русские войска вошли в Черновцы13 июня 1916 101 неделя Русская армия форсировала Днестр6 июня 1916 100 неделя В Северном море произошло крупнейшее морское сражение30 мая 1916 99 неделя В Италии началась паника из-за наступления австрийцев23 мая 1916 98 неделя Франция, Великобритания и Россия договорились о разделе Турции16 мая 1916 97 неделя Австрийцы провели первую химическую атаку в Альпах9 мая 1916 96 неделя В Петрограде арестован бывший военный министр Владимир Сухомлинов2 мая 1916 95 неделя Во Франции начал высадку русский экспедиционный корпус25 апреля 1916 94 неделя Русские войска заняли Трапезунд18 апреля 1916 93 неделя Возобновились бои на Синайском полуострове11 апреля 1916 92 неделя Немцы возобновили наступление под Верденом4 апреля 1916 91 неделя В России отправлен в отставку военный министр Поливанов28 марта 1916 90 неделя В Ла-Манше немецкая подлодка торпедировала еще одно пассажирское судно21 марта 1916 89 неделя Русская армия начала наступление под Нарочью14 марта 1916 88 неделя Португалия вступает в войну7 марта 1916 87 неделя Германские войска начали новое наступление на Верден29 февраля 1916 86 неделя Англия и Франция договорились о разделе турецких владений22 февраля 1916 85 неделя Русские войска вошли в Эрзурум15 февраля 1916 84 неделя Немцы подготовили мощное наступление под Верденом8 февраля 1916 83 неделя Русские войска начали штурм Трапезунда1 февраля 1916 82 неделя Немецкие «цеппелины» совершили последний налет на Париж25 января 1916 81 неделя Сербская армия эвакуирована на Корфу18 января 1916 80 неделя Австрийские войска заняли столицу Черногории11 января 1916 79 неделя Русская армия начала наступление на Эрзурум4 января 1916
1915 год
78 неделя Русские войска начали новое наступление в Карпатах28 декабря 1915 77 неделя Австрийские войска вошли в Черногорию21 декабря 1915 76 неделя Назначен новый командующий английскими войсками во Франции14 декабря 1915 75 неделя Болгарские войска отбросили британцев в Грецию7 декабря 1915 74 неделя США выслали из страны за шпионаж германского атташе фон Папена30 ноября 1915 73 неделя Германский генштаб заявил, что сербской армии больше нет23 ноября 1915 72 неделя Турецкие войска разгромили англичан под Багдадом16 ноября 1915 71 неделя Cоздано движение за независимость Чехословакии9 ноября 1915 70 неделя Германские подводники потопили пассажирский пароход «Анкона»2 ноября 1915 69 неделя Правительство Сербии отправилось в эмиграцию26 октября 1915 68 неделя На Восточный фронт прибыли первые батальоны латышских стрелков19 октября 1915 67 неделя Болгария вступает в войну12 октября 1915 66 неделя Немецкие войска вошли в Белград5 октября 1915 65 неделя Русские войска отбросили немцев от Минска28 сентября 1915 64 неделя Cоюзники начали осеннее наступление на Западном фронте21 сентября 1915 63 неделя Германские войска вошли в Вильно14 сентября 1915 62 неделя Французский флот спас защитников горы Муса-Даг в Турции7 сентября 1915 61 неделя Николай II прибыл в ставку верховного главнокомандующего31 августа 1915 60 неделя Русские войска завершили «Великое отступление»24 августа 1915 59 неделя В России отменена черта оседлости17 августа 1915 58 неделя Немцы осадили крепость Новогеоргиевск под Варшавой10 августа 1915 57 неделя Немцы провели газовую атаку на русскую крепость Осовец3 августа 1915 56 неделя Германские части двинулись на Варшаву27 июля 1915 55 неделя Русские одержали долгожданную победу на Кавказском фронте20 июля 1915 54 неделя Германия и Австро-Венгрия заключили секретный договор с Болгарией13 июля 1915 53 неделя Турецкая армия перешла в наступление на Кавказском фронте6 июля 1915 52 неделя Английские войска выбили немцев из Намибии29 июня 1915 51 неделя Русские войска оставили Львов и отступают из Польши22 июня 1915 50 неделя Немецкие и австрийские армии вышли к Львову15 июня 1915 49 неделя Сербские войска начали оккупацию Албании8 июня 1915 48 неделя Русские войска покинули крепость Перемышль1 июня 1915 47 неделя Германские цеппелины совершили налет на Лондон25 мая 1915 46 неделя Италия объявила войну Австро-Венгрии18 мая 1915 45 неделя Германские войска снова прорвали русский фронт в Польше11 мая 1915 Памятники немцам 44 неделя Немецкая подлодка потопила один из крупнейших пассажирских трансатлантических лайнеров4 мая 1915 43 неделя Немецкие войска нанесли русским сокрушительный удар в Галиции27 апреля 1915 42 неделя Немцы провели под Ипром первую успешную газовую атаку20 апреля 1915 41 неделя Русские войска выступили на помощь восставшим в Турции армянам13 апреля 1915 40 неделя В Турции начались массовые депортации армян6 апреля 1915 39 неделя Немецкие части перешли в контрнаступление в Карпатах30 марта 1915 38 неделя Австрийцы остановили русское наступление на Венгрию23 марта 1915 37 неделя Австрийская крепость Перемышль капитулировала перед русскими16 марта 1915 36 неделя Английские части понесли тяжелые потери во Франции9 марта 1915 35 неделя Русские отбросили германские части в Восточной Пруссии2 марта 1915 34 неделя Германские войска потерпели в Польше жестокое поражение23 февраля 1915 33 неделя Немецкие войска начали новое наступление в Польше16 февраля 1915 32 неделя Более 40 тысяч русских солдат попали в окружение9 февраля 1915 31 неделя Немецкие части перешли в наступление на русском фронте2 февраля 1915 30 неделя Британские части отстояли Суэцкий канал26 января 1915 29 неделя Немецкие «цеппелины» сбросили первые бомбы на английские города19 января 1915 28 неделя Русские части завершили разгром турецкой армии на Кавказском фронте12 января 1915 27 неделя Турецких солдат победило русское оружие и голод5 января 1915
1914 год
26 неделя Германское командование готовит генеральное наступление на Русском фронте29 декабря 1914 25 неделя Русские войска отразили турецкое наступление в Закавказье22 декабря 1914 24 неделя Немецкий флот обстрелял британское побережье15 декабря 1914 23 неделя Британский флот одержал победу с далеко идущими последствиями8 декабря 1914 22 неделя Британские части взяли под контроль нефтепромыслы Персидского залива1 декабря 1914 21 неделя Турецкие войска перешли в наступление на Кавказском фронте24 ноября 1914 20 неделя Русские и немецкие войска закончили сражение под Лодзью вничью17 ноября 1914 19 неделя Германские войска сорвали русское наступление на Силезию10 ноября 1914 18 неделя Немецкие колонисты разгромили английские войска в Африке3 ноября 1914 17 неделя Немецкие войска начали опыты с отравляющими газами29 октября 1914 16 неделя Бельгийские части решили превратить свой фронт в болото20 октября 1914 15 неделя Русские выбили германские войска из-под Варшавы13 октября 1914 14 неделя Немецкие войска подошли к Варшаве6 октября 1914 13 неделя Русские войска начали первый штурм Перемышля29 сентября 1914 12 неделя Немецкие моряки ударили по кораблям и престижу британского флота22 сентября 1914 11 неделя На Западном фронте начался «Бег к морю»15 сентября 1914 10 неделя В воздушном бою подо Львовом погиб русский авиатор Петр Нестеров14 сентября 1914 9 неделя Французские войска отбросили немцев от Парижа7 сентября 1914 Вечные пленники 8 неделя Россия потерпела тяжелое поражение в Восточной Пруссии25 августа 1914 7 неделя Русские части начали наступление на австро-венгерском фронте для спасения Франции18 августа 1914 6 неделя Япония направила Германии ультиматум с требованием вывести войска из принадлежащего Германии порта Циндао в Китае11 августа 1914 5 неделя Начались первые столкновения на юге Польши между российскими и австро-венгерскими войсками4 августа 1914 4 неделя Императоры Германии и России не смогли договориться о сохранении мира28 июля 1914 3 неделя Как политики собирались обустраивать Россию в канун Первой мировой войны22 июля 1914 2 неделя Противники Антанты в России накануне Первой мировой войны17 июля 1914 1 неделя Русско-германская экономика как повод к Первой мировой войне6 июля 1914
Июнь 24 Русское командование принимает решение о «Великом отступлении»
Июнь 23 Провал итальянского наступления на реке Изонцо
Июнь 22 Немецкие войска заняли Львов
Июнь 10 Англо-французские войска разбили немцев при Гаруа в Камеруне
Июнь 2 Русские части оставили крепость Перемышль
Май 23 Вступление Италии в войну на стороне Антанты
Май 13 Английские войска захватили столицу немецкой Намибии город Виндхук
Май 9 Наступление французских войск в Артуа
Май 7 Потопление пассажирского лайнера «Лузитания» германской субмариной
Май 2 Начало немецкого наступления на Восточном фронте
Апр 25 Высадка экспедиционных войск союзников в Дарданеллах
Апр 22 Первое успешное применение немцами ядовитых газов у Ипра в Бельгии
Апр 12 Англичане разгромили турок в битве при Шайбе в Месопотамии
Апр 7 Начало армянского восстания против турок в городе Ван
Апр 2 Наступление турецкой армии на восставших армян Сасуна
Март 22 Захват русскими австро-венгерской крепости Перемышль
Март 20 Немецкие войска отбили наступление французов в Шампани
Март 14 У берегов Чили английский флот потопил немецкий крейсер
Март 7 Начало английского наступления во Франции в районе Нев-Шапель
Март 2 Успех русского контрнаступления под Сувалками
Фев 25 Успех русского контрнаступления под Праснышем
Фев 16 Начало бомбардировки Дарданелл англо-французским флотом
Фев 12 Французские войска перешли в наступление в Шампани
Фев 7 Начало зимнего Мазурского сражения между немцами и русскими
Фев 3 Английские части отбили наступление турок на Суэцкий канал
Янв 31 Сражение между русскими и немецкими войсками у города Болимов
Янв 19 Начало налетов немецких цеппелинов на Великобританию
Янв 17 Завершение разгрома русскими турецкой армии в битве при Сарыкамыше
Янв 14 Турки захватили город Тебриз на Северо-западе Персии
Янв 5 Поражение немцев в Камеруне в сражении близ Эдеа
1914 год
Дек 25 Неофициальное Рождественское перемирие в окопах
Дек 18 Немецкие войска оккупировали часть португальской Анголы
Дек 16 Египет объявил о выходе из состава Османской империи
Дек 8 У Фолклендских островов британским флотом потоплена немецкая эскадра
Ноя 30 Австрийские войска вошли в Белград
Ноя 11 Начало Лодзенского сражения на Русском фронте
Ноя 8 Японские войска захватили в Китае германский город Циндао
Ноя 3 Вступление Турции в войну на стороне Германии
Окт 23 Британские войска вошли в Иран
Окт 19 Начало Первой битвы на Ипре на Западном фронте
Окт 10 Немецкие войска заняли Антверпен
Окт 8 Английские самолеты совершили первый налет на Германию
Сент 28 Немцы начали наступление на Варшаву
Сент 22 В Северном море немецкая подлодка потопила три английских крейсера
Сент 15 Австралийские войска оккупировали немецкую Новую Гвинею
Сент 12 Немецкие войска заняли бельгиский Гент и французский Лилль
Сент 5 Члены Антанты обязались не заключать сепаратного мира
Авг 19 Сербская армия разгромила австрийскую на реке Цер
Авг 5 Немцы начали штурм бельгийской крепости Льеж
Авг 4 Великобритания вступила в войну на стороне Антанты
Авг 3 Германия объявила войну Франции
Авг 1 Германия объявила войну России
Июль 28 Объявление Австро-Венгрией войны Сербии
Июль 23 Вручение австро-венгерского ультиматума Сербии
Июль 20 Визит в Россию президента Франции Пуанкаре
Июль 11 Падение акций на Венской бирже
Июль 9 Австрия начинает борьбу с сербской агитацией
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»