«До сих пор ликвидируем следы войны»
Вид на разрушенный бомбами Екатерининский дворец, 1945 год.Фото: Фотохроника ТАСС

Вид на разрушенный бомбами Екатерининский дворец, 1945 год.Фото: Фотохроника ТАСС

Как возрождали музеи и памятники в освобожденном от блокады Ленинграде

За время фашистской оккупации в пригородах Ленинграда было разрушено и разграблено более 116 тыс. музейных предметов и памятников. Многие предметы оказались утеряны безвозвратно. Потери могли быть больше, если бы не мужество, стойкость и профессионализм музейных работников, реставраторов. Петергоф, Царское село, Гатчина — многое удалось сохранить и восстановить благодаря несгибаемому духу ленинградцев. В 2015 году юбилей Победы совпал с юбилеем ленинградской реставрационной школы. О том, как знаменитые петербургские дворцы встретят 9 мая, рассказывает «Русская планета».

«Этот праздник у нас будет особый, учитывая, что одновременно с юбилеем отмечается юбилей создания ленинградской реставрационной школы», — заявил Александр Леонтьев, зампредседателя Комитета по охране памятников Петербурга. 

В одном из залов Екатерининского дворца в Пушкине

В одном из залов Екатерининского дворца в Пушкине. Фото: Руслан Шамуков/ТАСС

Уже в 1944 году на восстановление Ленинграда советское правительство выделило 790 млн. рублей. Весной 1945 года началась масштабная реставрация. В архивах ТАСС сохранилась информация: 17 марта восстановители пришли в Эрмитаж, 11 апреля к ленинградцам вернулся Медный всадник — с него сняли защитные ограждения, 17 апреля демаскировали шпиль Адмиралтейства, в июле открылись фонтаны Петергофа.

Впрочем, восстановлением памятников ленинградцы начинали заниматься, не дожидаясь приказов сверху.

«Пушкин освободили 24 января 1944 года, —  рассказывает директор государственного музея-заповедника «Царское село» Ольга Таратынова, —  Буквально сразу начались работы по разборке завалов, попытки найти ценные фрагменты, камины, мраморы, куски паркета. Руководили научные работники, а основной рабочей силой были девушки из подразделения воздушной обороны»

Параллельно шло разминирование парков, дворцов и павильонов.

В конце 1944 года был создан специальный участок Ленинградского cтроительного управления №3, на который легли первые заботы о разрушенном наследии. Через полгода, в 1945-м, появилась Ленинградская архитектурно-реставрационная мастерская при Ленгорисполкоме.

Специальная комиссия Центрального хранилища музейных фондов составила акт наличия ценностей в пригородных дворцах Ленинграда. Оказалось, что Екатерининский дворец за войну утратил 30151 предмет, Александровский дворец — 22628 тысячи, Павловский — 8715.

Израненные и разграбленные памятники выглядели пугающе. Например, немцы сожгли Екатерининский дворец в Пушкине. Он стоял без кровли, зияли окна, снег лежал прямо на паркете. Павловский и Большой Петергофский дворцы взорвали, любимый дворец Петра I — Монплезир — наполовину разрушили, разнесли минами дворец Марли, каскады фонтанов Золотая и Шахматная гора. Интересно, что фашисты не трогали только ту архитектуру, которая напоминала им о Германии — например, готические Императорские конюшни в Петергофе.

Одно время на уровне правительства даже стоял вопрос – не оставить ли исторические руины - в назидание и вечное напоминание потомкам, человечеству о фашизме. Но победили сторонники реставрации. Восстановление дворцов заняло десятилетия.

В 1959 для публики открылись первые залы дворцов в Пушкине. Павловский дворец открылся в 1977, а Петергофские императорские павильоны восстановили только в 1980 годах.

Но в пригородных парках Петербурга и сейчас находят неразорвавшиеся мины и снаряды. Так, в прошлом году в парке Павловска нашли ржавую немецкую мину со взрывателем, до этого не раз находили неразорвавшиеся артиллерийские снаряды. То же самое происходит в Ораниенбауме, Гатчине, Петергофе.

Немало памятников, которые еще не отреставрированы со времен войны.

«До сих пор у нас в Александровском парке стоят руинированные павильоны, до сих пор пытаемся эти следы войны ликвидировать, — говорит Ольга Таратынова, —  Мы уже отреставрировали и открыли Белую башню, Ратную палату, в конце этого года завершим павильон «Арсенал», параллельно ведем проектирование Китайского театра…»

Музейщики Пушкина надеются, что в 2016 году в павильоне «Арсенал» откроется новый музей оружия. До революции в этом павильоне размещалась ружейная коллекция императора Николая I.

Музей «Царское село» к 9 мая представит интересный научный сборник, в котором рассказывается, что и как происходило в музеях Царского села во время войны. В книге собраны воспоминания немецких солдат, сотрудников музея, исследования, архивные данные. Подробнее о сборнике музей обещает рассказать на пресс-конференции 7 мая.

К юбилею Победы в пригородных дворцах Петербурга открывают экспозиции, посвященные людям, восстановившим памятники архитектуры. Посетители увидят фотографии, личные дневники, вещи, награды мастеров-реставраторов.

«Мне посчастливилось работать с людьми, которые пришли во дворец совсем молодыми, сразу после войны, — рассказывает Ольга Таратынова. — К сожалению, сейчас они все ушли из жизни. Это Александр Кедринский, который за свою жизнь посвятил Екатерининскому дворцу и сделал так много проектов восстановления нашего дворца, что мы до сих пор по ним работаем. Совершенно потрясающая бригада живописцев Якова Казаков, его коллеги Бориса Лебедева. Юрий Шитов, Виталий Журавлев, Иван Алексеев. Скульптор-реставратор Лилия Михайловна Швецкая. Она делала модели для залов дворца, работала до последнего, будучи очень пожилой. Реставратор-резчик Алексей Кочуев, перед работами которого до сих пор снимают шляпы мастера и музейные работники. Анна Ивановна Зеленова, легенда Ленинграда и всего музейного дела СССР».

По словам Таратыновой, это были люди самоотверженные, абсолютно другая генерация по сравнению с современными реставраторами. В ватниках (отопления не было) они забирались на леса высотой 6 этажного дома, ели и спали там же, работа шла по 10 часов в сутки.

«Это был подвиг, вся их жизнь состояла в нашем дворце», — говорит директор ГМЗ «Царское село».

Тем временем, в Исаакиевском соборе подготовили экспозицию «Чтобы помнили», которая рассказывает о подвиге музейщиков во время блокады.

«Сейчас экспозиция обновлена к 70-летию Победы, и мы с благодарностью вспомним всех, кто хранил бесконечные петербургские богатства там во время блокады», — говорит директор музея «Исаакиевский собор» Николай Буров.

Собор стал братом по крови пригородных музеев. Именно сюда, в подвалы Исаакия отвезли на хранение музейные ценности, которые не успели эвакуировать в тыл. Длинными рядами в подвалах стояли сотни ящиков с надписями «Пушкин», «Павловск», «Гатчина». Хранители пригородных музеев — Зеленова, Янченко, Турова, Тихомирова, многие другие, кого мы обязаны благодарить теперь за спасенные ценности, — трудились в соборе до конца войны. И встретили блокаду, как и все ленинградцы. Особенно тяжело пришлось им зимой 1942 года. Температура в соборе была ниже, чем на улице, вода грозила затопить ящики с экспонатами. Голодные, изможденные музейщики откачивали воду, под ледяным ветром, гулявшим в подвале, таскали тяжелые ящики, переносили их в сухие места.

Павловский дворец, разрушенный во время фашистской оккупации, 1944 год

Павловский дворец, разрушенный во время фашистской оккупации, 1944 год. Фото: Фотохроника ТАСС

Павловский дворец во время экскурсии в музей-заповедник «Павловск»

Павловский дворец во время экскурсии в музей-заповедник «Павловск». Фото: Руслан Шамуков/ТАСС

К юбилею Победы петербургские дворцы-музеи готовят выставки предметов искусства, украденных нацистами и возвращенных уже после войны. В Пушкине подобная экспозиция займет целый павильон «Верхняя ванна».

По словам музейщиков, процесс возвращения ценностей до сих пор не закончен. Более того, делаются попытки оправдать действия нацистов, грабивших и разрушавших культурное наследие России.

«Было несколько чёсов по дворцам, во время которых специальные зондеркоманды изымали всё ценное, —  рассказывает директор музея-заповедника «Павловск» Вера Дементьева. — Людям надо это помнить. Потому что сейчас нет-нет да вбрасывается такая подлая мысль, что грабеж произведений на самом деле был не грабежом, а изъятием культурных ценностей для их сохранения и создания грандиозного музея Гитлера в Линце. Он болел этой идеей».

Предметы искусства из пригородных музеев Ленинграда вывозили целыми грузовиками. Тащили все, что находили, не только картины, скульптуры, но и наборный паркет, старинную мебель и книги.

Что не брали, то разрушали. Любимым развлечением нацистов была стрельба по памятникам архитектуры. Не случайно знаменитая Анна Зеленова, хранитель павловского музея, в своем дневнике писала о «вандализме фашистских извергов».

«Борьба за сохранение памятников нашей культуры является составной частью той великой битвы, которую ведем мы сейчас», — напишет Зеленова в 1941 году.

Сейчас у музейщиков есть каталоги всех вещей, пропавших из дворцов во время войны. Министерство культуры контролирует все аукционные мировые продажи, и если находит украденные вещи, собирает доказательную базу. Затем следует обращение в правоохранительные органы, возбуждается уголовное дело, Генпрокуратура РФ с помощью российского бюро Интерпола выходит на зарубежных торговцев. Но не все так просто, иногда безвозмездное возвращение невозможно.

«Проблема в том, что вещи наши не только в Германии сейчас находятся, но и в других странах, — рассказала Дементьева «Русской планете». — Во многих странах есть срок давности, когда человек после перепродаж объявляется добросовестным владельцем. С одним из таких случаев мы столкнулись, когда возвращали нашу белую мраморную вазу из дворца. Судебный процесс проходил в Австрии, суд признал этого гражданина добросовестным приобретателем, который должен вернуть вазу, но получить полноценную достойную компенсацию. И что мы бы делали, если б не было денег? Сбербанк пришел нам на выручку».

Ваза вернулась в Павловск в целости и сохранности, вскоре она будет презентована общественности. В мае в дворец вернется полотно, которые российский меценат выкупил на аукционе в США. Кроме того, музейщики получили отреставрированный прижизненный портрет Петра I. Он принадлежит кисти Антуана Пэна, знаменитого прусского художника.  С 1801 года картина хранилась в Малом кабинете Павловского дворца. Таких портретов императора, в полный рост, сохранилось очень мало. Полотно пострадало от вандалов. В 1944 году его нашел в селе Антропшино, недалеко от Пушкина, хранитель павловского музея. На обратной стороне раскаленным гвоздем была выжжена надпись Heil Wache (Да здравствует часовой).

Напомним, в декабре 1992 года была создана Государственная комиссия по реституции культурных ценностей. Итогом ее работы стал каталог ценностей, утраченных во время войны. Процесс этот не прерывается. В Екатерининский музей вернулись флорентийская мозаика XVIII века и полотно Риччи «Свадебная церемония царя». В Павловский дворец – акварель неизвестного автора «Вид Монрепо», датируемая XVII веком. Ее обнаружили в Польше, во вроцлавском музее.

Четыре маршала и пулемет Далее в рубрике Четыре маршала и пулеметКак Кировская область готовится к празднованию Дня Победы

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
80 000 подписчиков уже с нами!
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в дискуссиях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»