«Немцы пришли, как только картошка зацвела»
Ветеран Иван Черепухин. Фото: Александр Нечаев/ «Русская планета»

Ветеран Иван Черепухин. Фото: Александр Нечаев/ «Русская планета»

Воспоминания ветерана Ивана Митрофановича Черепухина

Иван Митрофанович Черепухин уже знает, как будет отмечать свой скорый 90-летний юбилей. Пойти никуда не пойдет: нога, раненая еще в 1943 году, с возрастом совсем перестала слушаться. Но все родственники придут в гости. Супруга Татьяна Прокофьевна, с которой они вместе уже 62 года, соберет на стол, в родительский дом съедутся четверо детей, семеро внуков и столько же правнуков, зайдет кто-нибудь из соседей.

А вот свой 20-й день рождения Черепухин не отмечал. Не до того было: в это время он брал Берлин. Родился Иван Митрофанович 5 мая 1925 года, на 20 лет и 4 дня раньше Победы. Он уже привык, что два самых главных праздника в его жизни идут друг за другом. А в этом году у ветерана двойной «круглый» праздник.

«Война — она где-то далеко была»

Родился Черепухин в селе Нижнее Турово Нижнедевицкого района Воронежской области. Детство его, как сам рассказывает, было обыкновенным для той поры. Окончил начальную школу, начал работать в колхозе. На старой пожелтевшей фотографии — крепкий и красивый молодой человек. Жили, по его словам, небогато, но весело. Когда началась война, Черепухину было 16 лет.

— Мы сначала и не поняли толком, что это, — рассказывает ветеран. — Только работать стали больше: многих взрослых забрали на фронт, а нас, подростков, поставили им на замену. Война — она где-то далеко была, мы про нее только по радио слушали. Тревожно стало, когда фронт стал к нам приближаться.

Летом 1942 года немцы оккупировали Нижнее Турово. «Пришли, как только картошка зацвела, а потом забрали часть урожая», — вспоминает Иван Митрофанович. Он рассказывает, что местных жителей немцы особо не обижали, но очень боялись партизан, а физически развитый 17-летний Черепухин как раз вызывал у них подозрения.

— Я старался из дома днем не выходить, гулял только ночью, тайком, хотя тоже опасно было, — рассказывает он.

Освободили Нижнее Турово в феврале 1943 года в тяжелых боях. Каждый туровец хорошо знает историю 605-го стрелкового полка, отбившего село у врага. Нашим войскам под командованием подполковника Григория Васильева удалось зайти в тыл к немцам и заставить их отступить. Черепухин рассказывает: в последнем бою Васильев сам пошел в штыковую атаку на врага и получил смертельное ранение. Ему присвоено звание Героя Советского Союза, а в Нижнем Турове, прямо на месте гибели, установлен бюст героя. Кстати, от дома Черепухина до него буквально 500 метров.

«Хотел в десант, но отправили в танковый батальон»

Из личного архива Ивана Черепухина

Фото: Из личного архива Ивана Черепухина

Освобождение родного села для Ивана Митрофановича было только началом войны. Ему исполнилось 18 лет, и в 1943 году его призвали на фронт.

— Служить отправили в Саратовскую область, был выбор между десантом и танковым батальоном. Я хотел в десант, но отправили в танковый батальон, автоматчиком.

Однако в танковом батальоне Черепухин пробыл недолго. Уже в первом бою их подразделение попало в окружение. Потом была попытка пробиться к своим, которая закончилась успешно. Было много взрывов, стрельбы — а дальше Иван Митрофанович ничего не помнит.

Очнулся уже в госпитале, с прооперированной левой ногой, из которой достали большой осколок. Нога не сгибалась, Черепухин почти не ходил. Он остался в госпитале, где начал разрабатывать больную ногу. Гири, растяжка, физические упражнения — все это дало результат: к удивлению врачей, нога скоро начала сгибаться, а потом Черепухин стал ходить, правда хромота на левую ногу у него осталась на всю жизнь.

— Меня признали годным к службе, но отправили уже не в танковую часть, а в артиллерию, корректировщиком огня, — рассказывает он. — Забирался на высокие здания, деревья, засекал цели, передавал на батарею, а они по этим целям стреляли. Вот так и воевал. Сначала Россию освобождали, потом Латвию, Литву, Польшу, дошли до Германии. На одном из смотров видел Жукова, жаль, что так и не удалось с ним поговорить.

После первого ранения судьба словно оберегала Черепухина. Его подразделение часто участвовало в крупных сражениях и несло потери, но молодой ефрейтор оставался невредим.

— У нас в подразделении лошадь была. Не по штату, но мы ее часто использовали для разведки, чтобы не привлекать внимание и не заводить лишний раз технику. Однажды лейтенант меня вызвал и поставил задачу — съездить в деревню за полем и выведать расположение немцев. Я отправился на лошади. Дело было в марте. Поле оказалось замерзшим озером, и я провалился. Лошадь погибла, но я смог каким-то чудом выбраться. Добрался до хутора, хорошо, что немцев там не было, — местные жители помогли и дали согреться.

«Спасла немецкая основательность»

В апреле 1945 года Черепухин воевал уже в Германии. По его словам, это был самый тяжелый период: немцы отчаянно защищали свою землю. В одном из сражений Иван Митрофанович уже успел мысленно попрощаться с жизнью:

— Мы воевали в немецком селе, я устроил наблюдательный пункт на чердаке высокого сарая. Там было удобно: война войной, а немцы следили за скотиной. Чисто, опрятно, много сена. Я удобно расположился и передавал сообщения начальству. Даже подумал, что как-то все хорошо получается. Комфортно, спокойно. И вдруг авианалет! Немцы стали с самолетов сбрасывать бомбы, и почему-то именно в мой сарай, видимо засекли меня там. Первый снаряд — перелет, второй — недолет, а третий попал точно.

Спасла меня немецкая основательность, они много сена заготовили, и, когда перекрытия разрушились, я упал и не разбился. Сено же и защитило от осколков. Получил легкую контузию, но в остальном не пострадал, даже в госпиталь не пришлось обращаться.

Черепухин помнит бои за пригороды Берлина и сражения на окраине самого города. В рейхстаге, правда, он не был. В Берлине и получил известие об окончании войны.

Однако его служба на этом не закончилась. Солдат его года рождения оставили в Германии в составе советской военной группировки. Но это была уже не война: основным занятием стали тренировки и тактические учения. ЧП случилось только однажды: какой-то немец с чердака своего дома открыл огонь по советским солдатам. Нескольких человек успел ранить, но потом его обезвредили.

В 1948 году Черепухина демобилизовали, и он вернулся в родное село. После того как сгорел его родной дом, перебрался в другую хату, но в том же Нижнем Турове. Работал на почте, разносил письма и газеты. Женился. Прошел медицинскую комиссию, из-за ноги получил группу инвалидности, сначала третью, а потом и вторую. Нога сейчас больше всего донимает ветерана, хотя уже прошло более 70 лет. Дети его не бросают: младший сын с женой живут вместе с ним, а старшие дети часто навещают.

За войну Иван Митрофанович получил медали «За отвагу», «За взятие Берлина» и «За Победу над Германией», а уже после демобилизации ему прислали ордена Красной Звезды и Красного Знамени, давали награды и за мирный труд. Бравировать ими Черепухин не любит, надевает редко. Но на День Победы наденет: традиция.

По информации администрации Нижнетуровского сельского поселения, 70-летие Победы здесь встретят только два ветерана, включая Ивана Черепухина. Буквально еще на прошлую годовщину воинов-освободителей было больше. 

«Чехи встречали нас как родных, даже пивком угощали» Далее в рубрике «Чехи встречали нас как родных, даже пивком угощали»Воспоминания ветерана Павла Ивановича Мохова

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»