«Мы угощали немцев хлебом и сахаром»
Леонид Мельников. Фото: Александр Молчанов // «Русская планета»

Леонид Мельников. Фото: Александр Молчанов // «Русская планета»

Воспоминания ветерана Леонида Мельникова

Леониду Мельникову 1 мая исполнилось 92 года. Он все еще в отличной форме и занимает общественный пост зампредседателя совета ветеранов Центрального района Челябинска. Не подводит и память: события войны Леонид Иванович помнит так, будто все это было вчера.

— Леонид Иванович, как и когда вы узнали, что началась война?

— Я был студентом второго курса сельскохозяйственного института. В тот день, 22 июня, пришел откуда-то домой и услышал по радио выступление Молотова. Отнесся я к этому сообщению, как и многие, не слишком серьезно: была уверенность, что немцев разобьют буквально за пару недель. Но даже когда война затянулась, у меня ни разу не было мысли, что мы можем проиграть — ни в тылу, ни потом на фронте. В июне мы с однокурсниками уехали в колхоз и работали там комбайнерами до октября. А вернувшись, я вынужден был забрать документы из вуза: семья оказалась в очень трудном материальном положении, необходимо было устраиваться на работу. Меня взяли на лакокрасочный завод.

— Жили трудно, голодали?

— С питанием дело обстояло очень плохо. Нас у родителей было пятеро: три брата и две сестры. Я самый младший. Мать занималась домом, отец работал бухгалтером. Уже и не помню, что мы тогда ели, помню лишь, что еды не хватало. Приходилось даже брать тайком хлеб из заводской столовой. Несколько раз я ходил в военкомат, просился добровольцем, но не брали, говорили, бронь. К тому же мать каждый день плакала: старший брат долго не писал с фронта, и она просила меня пока не уходить. Потом он объявился, прислал весточку, что ранен и лежит в госпитале. Он командовал взводом в Ельце, ему раздробило стопу, после чего на фронт он уже не вернулся. А весной 1943-го мне прислали повестку. 6 июня я был на призывном пункте.

— Что вы взяли с собой?

— По-моему, ничего. С пустыми руками пришел. Оттуда на две недели нас отправили в лагеря под Чебаркулем. И там мы ничего не делали, просто ждали. Однажды за бойцами приехали командиры, ко мне подошел какой-то офицер с солдатами и спрашивает, мол, вы кто, какое у вас образование? Второй курс института, отвечаю. «Вы нам подходите, хотим вас взять в разведку». Ну, а я с удовольствием. Думал, буду за «языком» ходить. Оказалось, что надо было наблюдать с деревьев за расположением и передвижением вражеских войск. Так я стал рядовым 35-го стрелкового корпуса Третьей армии. Расквартирована она была в то время под Орлом, захваченным немцами.

Мы существовали отдельно от корпуса — примерно в километре от передовой и в 3–4 км от штаба и основного войска, которые располагались глубже в тылу. Лично я все время на дереве сидел со стереотрубой. Передвигались пешком. Была, правда, лошадка, запряженная в повозку, но на ней мы везли обмундирование, противогазы, что-то из провизии. Спали обычно в траншеях, старались найти лесок, в нем и останавливались. Если леса не было, искали на местности какую-то высокую точку, откуда можно было вести наблюдение. Среди нас был повар, он и готовил еду. Продуктами нас не особо снабжали. Иногда привозили консервы, раз или два раза в месяц. Гречка была. Ловили кур или гусей в деревнях — они все были полупустые, а домашней птицы бегало много.

— А зимой, когда холодно, неужели тоже ночевали в траншеях?

— Да, но нас тепло одевали. Выдавали белые шубы. Никто никогда не болел. Молодые были.

— А спирт выдавали?

— С этим проблем не было. Все-таки, когда на дереве сидишь, там зимой холодище, а пару глотков сделал — и согрелся.

— Наверное, и для храбрости он был не лишним. Вам во время войны часто бывало страшно?

— Не помню такого. Была какая-то уверенность, что не убьют. Хотя пару раз меня ранило, но не сильно. Однажды, когда освободили Орел и уже шли по Белоруссии, нам отдали приказ взять город Рогачев. Там, кстати, я даже видел Жукова. Он приехал, чтобы вместе с командующим армией генерал-лейтенантом Горбатовым наблюдать за ходом боя. И вот во время освобождения Рогачева я вел наблюдение не с дерева, как обычно, а из блиндажа. И прямо передо мной разорвался снаряд. Осколки полетели выше, а вот лед вперемешку с грязью — прямо в меня. Это месиво разодрало лицо до крови. Но я остался на месте. Мне позвонил командир, спросил, что случилось, и поручил срочно установить местоположение орудия. С третьего удара я его засек, передал координаты, и минут через десять оно было уничтожено. После этого мне дали медаль «За отвагу», значок «Отличный разведчик», приняли в партию и присвоили звание ефрейтора.

А второе ранение я получил, когда мы с товарищем нарвались на мину. Раздался взрыв. И моему напарнику пробило ногу. Я побежал за ребятами, а они заметили, что у меня самого штанина промокла от крови. Я этого даже не чувствовал. Видимо, осколком задело, до сих пор остался шрам. А товарища нашего отправили в медсанбат, и больше мы его не видели.

— Вы наблюдали, как громят немцев, которых вы засекали? Какие чувства испытывали?

— Да, иногда доводилось видеть, как наши бьют по ним. Мы, конечно, радовались этому! На немцев были очень злы.

— Леонид Иванович, за что вам присвоили орден Красной звезды?

— Дело было около Кёнигсберга. Командир дал мне приказ вычислить, откуда в нас летят снаряды. Я со своей стереотрубой залез на самое высокое здание, проделал дырку в крыше и вскоре засек огневую точку: около какого-то сарайчика из земли торчал ствол. Передал координаты, и его тут же разбомбили. Оказалось, там был закопан танк. И рядом полегли два фрица. Вот вскоре после этого случая мне дали орден. Шел уже последний месяц войны.

— Как вы его провели, этот последний месяц?

— После взятия Кёнигсберга нас отправили в Берлин. Передвигались на машине вместе со штабом. Пока ехали по Восточной Пруссии, местное население почти не видели: все прятались, боялись русских. Вскоре оказались в предместьях немецкой столицы. Два дня дали на передышку и ожидание пополнения: во время боев в Восточной Пруссии наших полегло немало. А затем пошли в атаку на Берлин. Я уже был связистом, так как разведывать там было нечего. Шли по траншеям. Справа была третья ударная армия, которая брала штаб Гитлера и Рейхстаг. А нашей задачей было дойти до Эльбы и не пустить на этот берег американцев. Мы должны были соединиться с армией Конева, которая шла с юга. И в результате нам удалось взять немцев в кольцо. У них уже не было никаких шансов, но они выполняли приказ, ожесточенно оборонялись. В общем, какое-то время простояли, а потом стали сдаваться целыми сотнями.

Меня 24 апреля вызвали в штаб и назначили телохранителем начальника штаба артиллерии корпуса. С ним в машине я и проездил почти до самой Победы, о которой нам сообщили то ли 8-го, то ли 9 мая. Что тут началось! Все стреляли вверх — каждый из своего оружия до последнего патрона! Обнимались, плакали.

Как только стало известно об окончании войны, на улицах появилось много голодных немцев: стариков, женщин, детей. Мы угощали их тем, что было, — хлебом и сахаром. Понимали, что они ни в чем не виноваты. А они кричали: «Гитлер капут!»

— Праздник был?

— Нет, никакого праздника не было. В тот же день мы сели в машины и отправились обратно. По дороге на пару месяцев задержались в польском Вроцлаве, там отдохнули. Потом доехали до Борисова под Минском, где я и ушел в увольнение. В декабре приехал домой. К сожалению, ни с кем из ребят нашего отряда связь не сохранилась — я их не видел с тех пор, как меня назначили телохранителем. Ничего не осталось на память и из вещей. Как приехал, шинель сразу бросил, надоела она мне. И тем не менее все, что было тогда, отлично помню. А 9 мая считаю главным праздником — и лично своим, и всей нашей страны.

 «9 мая встретил в Праге» Далее в рубрике  «9 мая встретил в Праге»Воспоминания артиллериста Ивана Тимофеевича Лыжина

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»