«Мы думали, одолеем врага за пару недель»
Михаил Николаевич Сусоров. Фото: Андрей Гудов/ «Русская планета»

Михаил Николаевич Сусоров. Фото: Андрей Гудов/ «Русская планета»

Воспоминания ветерана Михаила Николаевича Сусорова

Ветеран Михаил Николаевич Сусоров был на полях сражений с первых дней Великой Отечественной до самого конца. В составе 4-го гвардейского минометного полка участвовал в Битве под Москвой, Сталинграде, освобождал Крым и Донбасс, Польшу, Венгрию, прошел всю Германию, а победу встретил в Праге. У него пять орденов и несметное количество медалей. Сейчас Михаилу Николаевичу уже 93 года. О том, что такое для него Великая Отечественная война, он рассказал «Русской планете».

— Моя служба началась в 18 лет, когда я поступил в Ленинградское военно-медицинское училище. Война застала меня в тренировочном лагере в пригороде Ленинграда. Я тогда только закончил первый курс. На летние месяцы курсантов военных училищ вывозили за город на военную подготовку. Вот и летом 1941 мы оказались на учениях около городка Красное село под Ленинградом. Нас готовили очень серьезно, видимо, командование знало о скором начале войны. Нас обучали стрелять, собирать-разбирать пулеметы «Максим», Дегтярева, винтовки, автоматы. Была, конечно, и спортивная подготовка.

— А как вы узнали о начале войны?

— Два раза в неделю у нас обязательно были боевые тревоги. И 22 июня тоже объявили боевую тревогу. Мы очень удивились, ведь последняя была практически накануне. Мы по традиции выстроились в линейку и ждем команды, а команды нет! Только через полчаса нам сказали собирать палатки, в которых мы жили. Все удивились еще больше — середина лета, учения в самом разгаре, а нам говорят убирать палатки! А потом командир приказал идти к новому месту расположения.

Когда мы шли через город, женщины выходили к воротам своих домов, как-то по-особому на нас смотрели, многие плакали. Тогда я на это не обратил внимания, а сейчас понимаю, что они уже прекрасно знали, что началась война, и по-матерински жалели нас, пацанов. Когда мы дошли до места, объявили всеобщее построение. Вот только тогда перед нами выступил начальник политотдела нашего училища и сказал, что Германия напала на Советский Союз, что началась война. Мы ничуть не испугались, наоборот, настроение стало боевое: думали, что одолеем врага буквально за пару недель.

А потом в составе третьего взвода Михаила Николаевича направили к эстонской границе. В то время было много перебежчиков-диверсантов с вражеской стороны. Они подрывали мосты, подпиливали телеграфные столбы, лишая электричества и связи целые населенные пункты, поджигали колхозные поля, нередко убивали самих колхозников. И хотя взвод Михаила Николаевича пробыл там совсем недолго, буквально пару недель, молодым солдатам удалось захватить нескольких диверсантов: например, один из них с помощью ракетницы корректировал полеты фашистских самолетов, показывая, что именно надо бомбить, многие диверсанты вообще оказались местными жителями.

— После эстонской границы нас направили охранять военный аэродром, а потом на Карельский перешеек. Наш взвод там был не единственным, рядом расположились артиллеристы. Там я впервые и увидел фашистские танки. Тогда нам крупно повезло, а то война могла закончиться для нас уже там, так и не начавшись. Недалеко от нашего расположения протекала узенькая, но очень глубокая речушка, метров 10 глубиной. И вот однажды мы наблюдали, как на противоположный от нас берег выехало шесть вражеских танков. Видимо, танкисты не знали о глубине реки, потому что попытались переехать через нее, чтобы попасть к нам, а когда поняли, что это не получится, развернули свои башни в нашу сторону! Выручили артиллеристы: они смогли подбить два танка, остальные спешно ретировались.

В самом начале войны вышел приказ Сталина присвоить курсантам Ленинградского военно-медицинского училища, где учился Михаил Николаевич, офицерские звания, хотя на тот момент они проучились там всего год.

— Медицины мы, фактически, еще «не нюхали»: ее должны были начать преподавать нам только со второго курса. И все равно нам дали звание военфельдшеров, выдали офицерскую форму и отправили в Москву в штаб, откуда нас уже должны были забрать на фронт. Меня, и еще двадцать моих товарищей, определили в 4-й гвардейский минометный полк. А потом мы оказались на Украине, в Полтавской области в знаменитой гоголевской Диканьке, где был штаб полка.

Через несколько дней после нашего появления там нам сказали, что к Диканьке приближаются два венгерских эскадрона конницы и батальон пехоты. Мы приготовились их атаковать. У нас было 12 «Катюш» с 16-ю снарядами в каждой. И вот, все эти 192 снаряда обрушились на наступающих венгров! Такого моря огня я еще не видел! Первые снаряды начиняли термитной смесью, а это что-то типа напалма, и при взрыве такой снаряд разбрызгивал огонь, выжигая все вокруг себя. В общем, от венгерских эскадронов и батальона ничего не осталось. Потом пришлось уже отступать нам — было начало войны, тогда сдавали город за городом практически каждый день.

— Когда наметился перелом в войне?

— Конечно, после Сталинградской битвы. А «первой ласточкой» стало поражение Гитлера в Битве под Москвой, куда нас перебросили с Украины. Мы вступили в схватку за Москву с первого дня контрнаступления, 5 декабря 1941 года. Нам удалось прорвать линию обороны противника, захватить станцию Красная заря, через которую шло снабжение одного из впоследствии уничтоженных нами армейских корпусов немцев, входящих в армию под командованием знаменитого немецкого генерала Гудериана. За Битву под Москвой наш полк наградили Орденом Боевого Красного Знамени.

— А как вы получили свой первый орден?

— Это было во время Сталинградской эпопеи. Немцы бомбили нещадно, мы несли огромные потери, в том числе доставалось нашим «Катюшам». И однажды, в самом разгаре боя, я увидел, что очередную «Катюшу» вот-вот взорвут. Мне удалось забраться в кабину и вывести машину в поле, где я ее спрятал среди кукурузы и таким образом спас. Командование решило, что это героический поступок, и я получил Орден Красной Звезды. Позже я узнал, что сначала мне даже хотели дать Орден Боевого Красного Знамени, но потом, видимо, решили, что медику будет достаточно и Красной Звезды. Всего у меня пять орденов: три боевых и два трудовых. После Сталинграда наш полк освобождал от фашистов Донбасс, а затем Крым.

— Михаил Николаевич, а как закончилась война для вас? Вспомните последний месяц перед победой.

— Всего за один месяц, последний месяц войны, мы прошли юг Польши, север Венгрии, юг Германии, а потом уже оказались в Праге. Там же закончилась для меня и война, причем не 9 мая, а 12-го. Это случилось потому, что наместник Гитлера в Праге приказал всем сдать оружие и самим сдаться нашим войскам, однако фельдмаршал Шернер со своим корпусом решил пробиться в американскую зону оккупации. Нам же дали команду: «Не пустить ни одного немца к американцам». В то время снарядами нас снабжали очень хорошо, поэтому мы просто засыпали их огнем. Помню, наш командир еще сказал: «Слава Богу, поедем домой пустыми!»

А 12 мая в Праге был салют! Больше я такого салюта не видел! Может быть, сказалась усталость от войны и радость от того, что все это уже закончилось, не знаю. И, конечно, я был счастлив, что остался жив. Наверное, это чудо какое-то: прошел всю войну, и ни одного серьезного ранения! А вот наш полк за войну потерял 492 человека из 1 414, то есть треть. Сейчас в живых осталось всего несколько человек моих однополчан. Надеюсь, встретиться с ними 9 мая. Даст Бог, и 80-летие Победы встретим!

В мировой истории не было сражения крупнее Далее в рубрике В мировой истории не было сражения крупнееДетали Берлинской наступательной операции, завершившейся 2 мая 1945 года

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»