«Это был смертный бой»
Бои на улицах Берлина. Фото: Иван Шагин / Фотохроника ТАСС

Бои на улицах Берлина. Фото: Иван Шагин / Фотохроника ТАСС

Воспоминания пехотинца Петра Александровича Косаковского

Штурм Берлина. Это был смертный бой. С помощью прожекторов мы ослепили врага, и пошли в атаку. К утру мы заняли первую линию обороны. В Берлине же была кромешная битва. Пацаны 12-14 лет, сволочи, стреляли из «фаустпатронов» по нашим танкам. Сидели на балконах и сверху лупили по танкам. Танкисты горели, как спички. 2 мая 1945-го года мы окружили группировку немецких войск юго-восточнее Берлина. В этот день меня сильно контузило, как оклемался в госпитале, то отправили в 4-ю роту 1-го стрелкового батальона 390-го запасного стрелкового полка. Там я встретил Победу.

Петр Косаковский

Петр Косаковский. Фото из личного архива.

Затем, уже на Эльбе, мы встретились с американцами. Нахальный народ. Сдирает с тебя орден, мол, дай мне на память, а что ты мне дашь? Показывает какой-то американский военный значок, типа нашей звездочки. На такой обмен я не согласился. Только поздоровался со всеми за руку. Американцы все были молодые ребята, как на подбор, такие крепкие, холеные, не то, что мы – нищие в ботинках с обмотками. Союзники же все в сапогах, видно, что хорошая обувь. А может быть, нарочно так одели их, чтобы мы видели, как американцы хорошо снаряжены.

Некоторые в Берлине, когда бои закончились, ходили по брошенным магазинам и искали там трофеи – кто рулон ткани возьмет, кто еще что. Я посмотрел, и решил, что мне этого не нужно. Меня ротный спрашивал: «А что ты туда не ходишь и не берешь трофеи?» Но я только отмахивался: «На х…р оно мне нужно?!»

После Победы над Германией я записался на войну с Японией, хотел посмотреть Дальний Восток, тогда вся наша рота согласилась ехать, и вдруг пришел отбой – с японцами быстро справились. Прослужил в Германии до 1946-го года. Перед демобилизацией нас вызывали по одному, меня приглашали остаться на сверхсрочной службе по охране трофейных немецких складов, спрятанных под землей. И я, глупый, отказался, хотя знал, что это 1946-й год, в СССР голодают. Некоторые ребята оставались, но большинство уезжали.

«Я оставил надпись на Рейхстаге» Далее в рубрике «Я оставил надпись на Рейхстаге»Воспоминания самоходчика Петра Дмитриевича Пудова

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях. Только экспертный взгляд на события
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»