Дочь полка
Елена Маркова. Фото: Ирина Егорова / «Русская планета»

Елена Маркова. Фото: Ирина Егорова / «Русская планета»

Воспоминания ветерана Великой Отечественной Елены Марковой

Сегодня в Белгороде осталось всего 20 участников Сталинградской битвы. Среди бойцов была и Елена Алексеевна Маркова, которая уже в 14 лет стала связисткой. Во время войны командир батальона связи взял ее, сироту, на поруки. Теперь Елена Маркова ― ветеран, кавалер ордена Отечественной войны 2-й степени, рассказала корреспонденту «РП» о своей военной юности.

Елена Алексеевна встретила меня при полном параде.

— Это я специально для вас надела китель, чтобы вы знали, что я действительно ветеран войны, ― говорит она у порога.

Скромная «двушка» очень аккуратная и очень чистая – нигде ни пылинки. В зале: книжный шкаф и сервант, купленные в былые годы в комиссионке за 140 рублей, телевизор ― в кредит. Над сервантом репродукция портрета «Неизвестной» Крамского. На книжном шкафу трехтомник о Сталинградской битве, который прислали в подарок от губернатора Волгоградской области к юбилею Сталинградской битвы и повсюду цветы настоящие и искусственные. Тут же накрыт чайный стол ― яблоки, сыр, печенье.

— Семь человек из нашей семьи ушли добровольцами на фронт: три офицера, четыре солдата, я последняя ушла. Вот извещение на отца Маркова Алексея Сергеевича, что он погиб 20 февраля 1942 года и похоронен в братской могиле в Орловской области. Один дядя погиб в Эстонии неизвестно где, другой ― умер от ран уже в послевоенные годы, тетя ― капитан медицинской службы, тоже погибла на юге неизвестно где. Еще один дядя танкистом был, я его нашла через 50 лет, и потом забрала к себе.

На пожелтевших фотографиях сосредоточенные люди в военной форме. Есть несколько карточек Елены Алексеевны, сделанных уже после войны. С фотокарточки 1949 года смотрит кокетка в шляпке, чуть повернув головку в сторону. Невозможно поверить, что к этому моменту у нее позади семь лет службы связисткой на трех фронтах Великой Отечественной.

— Сама я из Большетроицы Шебекинского района, ― рассказывает она. ― Мама трагически погибла, когда мне было пять лет. Я осталась у тети, потому что родители жили раздельно. У папы была большая семья из 10 человек и только одна комната и кухня. Они даже по очереди в школу ходили ― передавали друг другу вещи, обувь. Потом и тетя умерла, я осталась одна и жила по соседям. За мое койко–место платили 20 рублей, колхоз давал на меня продукты. Когда началась война, мне было 14 лет. Я тогда жила у одной женщины, ее муж ― командир партизанского отряда. В 1942 году в деревню приехал наш батальон, начальство остановилось у нее на квартире. «Ребята, я жена командира партизанского отряда, меня могут расстрелять, если немцы придут, но девочку жалко, она сирота, заберите», ― говорит она им. А в годы войны сирот подбирали в батальоны. И начальник связи забрал меня в свое подразделение. Я быстро обучилась и 12 сентября 1942 года я ― уже солдат, связист 372-го батальона аэродромного обслуживания 27-го района базирования 8-й воздушной армии, с позывными «Игрушка» и «Катушка». Дежурю на аэродроме, обеспечиваю связью боевые полеты — я «Катушка». Обслуживаю гарнизон — я «Игрушка». Меня не по имени ни по фамилии не называли. Я в этом батальоне прошла Южный фронт, Сталинградский, Белорусский.

В строю со Сталиным, Покрышкиным и Султаном

— Батальон у нас большой был. Там и связь, и медчасть, и пищеблок, и метеостанция, и технический отдел, пищевой и продовольственный, много подразделений. Меня поселили вместе с женщиной, которая работала на кухне, и ее двухлетней дочкой. Пока временно отступали после Большетроицы, перебазировались под Сталинград.  Меня летчики называли дочерью полка. Кушать садятся — зовут с собой. Годы войны ― тяжелое время, усталость с ног валит. В землянке мы жили, когда стояли на берегу Волги. Я прислонилась к стенке землянки и уснула, сбили немецкий самолет, а мне даже не до него было, бежать смотреть, так уставали. Тяжело было, не дай Господи!

Под Сталинградом мы обслуживали полк Василия Сталина, а когда пошли в наступление, то первая точка ― где был полк Александра Покрышкина. Тогда он еще не был знаменитостью, Героем Советского Союза, а был молодой, неженатый. Я дежурю на аэродроме, мы обслуживаем боевые полеты, на аэродроме стоит санитарка встречает самолеты, и я со своей связью. Иной раз надо к нему обратиться: «Товарищ майор….», а он говорит: «Девочки, не называйте меня товарищ майор, называйте Сашей». Настолько он простой человек был! И Нормандию–Неман обслуживали, разные полки были.

Василий Сталин запомнился мне, как на снимке журнала «Огонек», в кожаном черном пальто. Говорят, такой был «хулиганистый» в воздухе, боевой, как Чкалов. Но мы, конечно, этого не видели.

Удивительно, хоть Елена Алексеевна летчицей и не была, но знала многих и все виды военных и довоенных самолетов. Приземлялись и истребители, и штурмовики, и бомбардировщики. Порой только позавтракать, а обедать ― уже на другом аэродроме.

— Случай был, когда за Волгой стояли. Машины все погорели, машин не было, и привезли нам завтрак на аэродром на арбе, запряженной верблюдами. Летчики увидели, кричат: «Ура! Авиация на вервблюдАх!». Сложно было вовремя приготовить пищу.

Помню, обслуживали 9-й гвардейский полк под Ростовом, село называлось Табунцы. Я на аэродроме, дневные полеты. Летчики улетели на задание, а с задания не вернулся Амет-Хан Султан (гвардии капитан Амет-Хан Султан за годы войны совершил 603 боевых вылета, в 150-ти воздушных боях лично сбил 30 самолетов противника, Герой Советского Союза ― примеч. РП). Все шею свернули, вдруг появится, вдруг появится! И вдруг, наземные войска передают, что летит Амет-Хан Султан на немецком одноместном самолете. Он, оказывается, сбил немецкий самолет, но и его сбили, и они упали на одном поле. Наш самолет поднять нельзя, и он прилетел на немецком самолете одноместном, вдвоем. А еще помню трагический случай, улетели штурмовики на задание, там экипаж четыре человека. Прилетели с задания, а сесть на своем аэродроме не могут ― и летчики раненые, и самолет «раненый». Крутились, крутились, упали и разбились все четверо.

Следы сталинградской битвы до сих пор дают о себе знать. Серьезные ранения получила Елена Маркова. Находилась в самом пекле событий и чудом была спасена.

— Дежурила на аэродроме, а у подножия аэродрома железная дорога, там стоял наш эшелон с боеприпасами. Налетели «коршуны», разбомбили аэродром, железную дорогу, ну, и мне досталось. Потом ребята рассказывали, увидели, как меня землей засыпало, кричат: «Скорее лопаты несите! Лена маленькая, Лена маленькая!». Меня откопали, собрали раненых и убитых, и командир части объявил, что кто, как может, добирается до пункта сбора в Средней Ахтубе. И меня на санитарке привезли до главной переправы у тракторного завода в Сталинграде, и с врачом на горящем пароме по горящей Волге под черным небом переправляли. Я и слепая, глухая, не разговаривала, вся оборванная, контужена.

«Родина моя дороже всего»

 Работая после войны в Германии, Елена Маркова мечтала вернуться в Россию

Работая после войны в Германии, Елена Маркова мечтала вернуться в Россию. Фото из семейного архива

Вслед за фронтом перебазировался и батальон Елены.

— Нам никто ничего не говорил. Нам запрещено было, интересоваться, разглашать, куда мы едем. Командир батальона, начальник штаба, командиры ― знают, а мы нет. Когда перебазируемся, тогда и узнавали, куда приехали. Я сейчас уже в мирное время думаю, а чего я не записывала в дневник, куда мы передвигались от Большетроицы? Но, кстати сказать, и нельзя было этого делать. Потому что это считалось, я разглашаю информацию ― где в каких точках мы были. Это сейчас мы можем об этом говорить.

В 1945 году дошли до Восточной Пруссии, точка называлась Шопенбайли. Там граница немецко-польская. Когда приехали, там и руины были, и трудности были. Сейчас уже не все вспоминается, столько лет прошло.

— Был случай неприятный. Наши войска стоят, все рядом, и поляки кричали немцам «Комрат, комрат, там русиш, не ходи»! Мы же вас защищаем, а вы предупреждаете наших врагов!

Конечно, День Победы 1945 года запомнился Елене Алексеевне очень.

— 8 мая 1945 года дежурю на аэродроме в Восточной Пруссии, ночные полеты. И вдруг Левитан: «Внимание, внимание! Предаем важное сообщение ТАСС. Подписан договор о капитуляции Германии». Можете представить, что было на аэродроме? У кого пистолеты, у кого автоматы, все стали палить в воздух, а у меня аппарат. Но рядом стояли ящики с ракетницами для взлета и посадки самолетов. Я подскочила к этим ящикам и ― с ракетницы. Тут уже ― радость и слезы, все танцуют, обнимаются, целуются.

После войны меня по директиве Генштаба направили в Германию. Я три года работала при управлении штаба ГСОх. Время было неспокойное, нас предупреждали, чтобы с местными меньше контактировали, мы же на военном положении. Были случаи, приезжают новенькие из России и стараются одеться, как-то выглядеть ― и в 24 часа, или в 8 часов до Бреста с сопровождением. Я была не то что послушной, а как нас учили ― не «язычничать», нигде ни о чем не рассказывать, ни с кем не общаться, так и вела себя.

В Германии мы знали только Дом офицеров, дом, работу и столовую. Несмотря на то, что у меня не было ни дома, ни квартиры, ни родных, ни родственников, никого, я так скучала по родине! Кто-то едет из офицеров в отпуск, даешь ему деньги, просишь, чтобы привезли «Красную Москву» или зубную пасту. Потому что там зубная паста ― это мел, одеколон не сравнить с нашей «Красной Москвой». Кто-то приезжает из отпуска ― будто кусок родины привез. И даже сейчас, кто-то уезжает за границу в отпуск, а я никогда бы никуда не поехала, а поехала бы только в свои санатории. Я предана своей стране и своим людям. Мне они дороже всего!

«Сестричка, сделай укол, чтобы нас не было» Далее в рубрике «Сестричка, сделай укол, чтобы нас не было»Воспоминания ветерана Великой Отечественной Генриетты Буевой

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»