Война невыученных уроков
Американские солдаты в Саудовской аравии, 1990 год. Фото: AP

Американские солдаты в Саудовской аравии, 1990 год. Фото: AP

Как был побежден и уничтожен Саддам Хусейн

Второй по своему влиянию (после Вьетнамской войны) на развитие мировых ВС после 1945 года стала кампания в Персидском заливе 1990–1991 годов. В ней был ряд чрезвычайно примечательных моментов.

Оккупация Ираком Кувейта 2 августа 1990 года (Саддам Хусейн хотел захватить кувейтскую нефть и тем самым поправить катастрофическое финансовое положение, сложившееся после окончания войны с Ираном) продемонстрировала полную несостоятельность «профессиональных армий» монархий Персидского залива. ВС Кувейта были отнюдь не пренебрежимо малой величиной, однако практически не оказали сопротивления иракскому вторжению. После войны было придумано множество историй про героизм кувейтских воинов, противостоявших агрессии, про множество сбитых иракских самолетов и вертолетов, подбитых танках и другой бронетехники. Это очень напоминает легенду о французском Сопротивлении времен Второй мировой, которое в гораздо большей степени было придумано после войны, чем имело место в реальности. На самом деле, главным препятствием для иракских танковых колонн были дорожные пробки в Эль-Кувейте, а провода ЛЭП нанесли иракской авиации гораздо большие потери, чем кувейтская ПВО. Именно пробки и провода спасли эмира Кувейта от захвата иракцами. Почти вся техника сухопутных войск, половина боевых самолетов ВВС (14 истребителей «Мираж-F1», пять штурмовиков А-4, шесть учебных самолетов «Хок»), вся техника ПВО (пять батарей ЗРК «Усовершенствованный Хок» и батарея ЗРК «Скайгард») и шесть из восьми ракетных катеров ВМС Кувейта были захвачены иракцами в полностью боеспособном состоянии. Из 16 тысяч человек, составлявших личный состав ВС Кувейта, было убито примерно 200 и примерно 600 попали в плен, остальные (95%) бежали. Кувейтская ПВО в первые часы войны сбила два иракских самолета (Су-22 и МиГ-23БН), кроме того, было потеряно несколько вертолетов, в основном, как было сказано выше, от столкновений с проводами ЛЭП, больше никаких побед у кувейтских ВС не было. Саудовская Аравия и ОАЭ, имевшие очень сильные ВС, даже не попытались оказать помощь Кувейту, хотя обязаны были это сделать. При этом Ирак задействовал для захвата Кувейта силы отнюдь не запредельные, а всего четыре дивизии (танковую и три механизированные) и части спецназа. Здесь опять же нельзя не привести историческую аналогию — мифы о колоссальном превосходстве иракских сил над кувейтской армией очень напоминают рассказы Саакашвили о том, как 8 августа 2008 года в Грузию ворвались 1200 российских танков.

Тем не менее вторжение в Кувейт стало первой принципиальной ошибкой Саддама Хусейна: он считал, что Запад простит ему эту агрессию, как простил и даже поддержал агрессию против Ирана десятью годами раньше. Второй ошибкой стало то, что Хусейн не захватил все монархии Персидского залива. Как показал разгром Кувейта, а затем единственное в ходе «Бури в пустыне» наступление иракских войск на саудовский город Рас-Хафджи в январе 1991-го (об этом речь пойдет ниже), саудовские ВС распались бы точно так же, как кувейтские. В этом случае США и их союзникам просто негде было бы развертывать группировку, а проведение морской и воздушной десантной операции было бы задачей как минимум на порядок более сложной и грозившей весьма высокими потерями.

Американские солдаты во время высодки на военно-воздушной базе в Саудовской Аравии. Фото: AP

Американские солдаты во время высадки на военно-воздушной базе в Саудовской Аравии. Фото: AP

Вторую ошибку Хусейн мог исправить еще на протяжении примерно месяца после оккупации Кувейта, когда развертывание западной группировки на территории Саудовской Аравии только началось. Было уже понятно, что группировка разворачивается не для устрашения (хотя бы потому, что это слишком дорого), а для войны. Массированное наступление иракских ВС в тот момент еще было бы крайне сложно отразить. Однако здесь проявился психологический фактор переоценки военных возможностей противника, непонимание того, что можно поставить противника перед необходимостью платить непомерно высокую для него цену. Никак не помешав полноценному развертыванию группировки ВС США и их союзников, Хусейн естественным образом обрек себя на поражение.

За август 1990-го в Саудовскую Аравию прибыла лишь одна бригада 82-й воздушно-десантной дивизии США и несколько боевых эскадрилий американских ВВС, а также ряд французских десантных подразделений. А вот осенью началась массированная переброска иностранных войск в регион, для чего было задействовано 90% военно-транспортной авиации США (318 самолетов), 158 арендованных гражданских самолетов и более 200 штатных и зафрахтованных грузовых судов. По воздуху было переброшено 500 тысяч тонн грузов, по морю — 2,4 миллиона тонн грузов и 5 миллионов тонн ГСМ.

Всего к началу войны на саудовско-иракской и саудовско-кувейтской границах были развернуты 1-я и 3-я бронетанковые, 1-я бронекавалерийская, 1-я и 24-я механизированные, 82-я воздушно-десантная и 101-я воздушно-штурмовая дивизии, 197-я механизированная бригада, 18-я, 42-я, 75-я, 142-я, 196-я, 210-я, 212-я артиллерийские бригады, 1-я, 2-я дивизии морской пехоты США, 1-я бронетанковая дивизия Великобритании, 6-я легкая бронекавалерийская дивизия и ряд отдельных полков Франции, 4-я бронетанковая и 3-я механизированная дивизии Египта, 9-я бронетанковая дивизия и 45-я бригада коммандос Сирии, 45-я бронетанковая, 8-я, 10-я и 20-я механизированые бригады Саудовской Аравии, 15-я пехотная и 35-я механизированная бригады Кувейта, ряд частей из других стран Персидского залива. Общая численность группировки составила 600 тысяч человек. На вооружении сухопутных сил имелось до 4 тысяч танков (в том числе 1848 «Абрамсов»), примерно столько же БМП и БТР, 3,7 тысячи артсистем.

Не менее мощной получилась авиационная группировка. В Турции на авиабазе Инджирлик размещались 14 бомбардировщиков FB-111 и 70 бомбардировщиков F-111 (14 E, 56 F), по 24 истребителя-бомбардировщика F-15E и F-16, три самолета ДРЛО E-3А ВВС США. На базе Диярбакыр для обеспечения ПВО Турции, которая лишь предоставляла свои базы, но непосредственно в войне не участвовала, хотя и граничила с Ираком, были развернуты 18 штурмовиков «Альфа Джет» (ФРГ), 18 истребителей «Мираж-5» (Бельгия) и шесть перехватчиков F-104 «Старфайтер» (Италия).

Основная авиационная группировка была развернута на территории Саудовской Аравии. На ее аэродромах разместились 24 истребителя-бомбардировщика F-15E, 120 истребителей F-15C/D, 72 штурмовика А-10А, 24 истребителя-бомбардировщика F-16С, пять самолетов ДРЛО Е-3А ВВС США, 24 истребителя-бомбардировщика F/A-18 авиации морской пехоты США, 60 британских «Торнадо» (36 бомбардировщиков GR1/GR4, 24 перехватчика F3), десять истребителей «Мираж-2000С», 14 штурмовиков «Ягуар» и шесть разведчиков «Мираж-F1CR» ВВС Франции.

Кроме того, ВВС самой Саудовской Аравии имели в своем составе 91 истребитель F-5E, 71 F-15C/D, 24 «Торнадо» F3, 30 «Торнадо GR1».

Линкор «Висконсин» во время маневров в Персидском заливе. Фото: John Gaps III / AP

Линкор «Висконсин» во время маневров в Персидском заливе. Фото: John Gaps III / AP

В Катаре было развернуто 72 истребителя F-16С ВВС США, 24 канадских CF-188 (F-18) и восемь французских «Мираж-F1CR», в ОАЭ — 48 американских F-16C/D и восемь итальянских бомбардировщиков «Торнадо» IDS, в Омане — 24 истребителя-бомбардировщика F-15E ВВС США и три британских разведчика «Нимрод», в Бахрейне — 48 F/A-18 и 20 штурмовиков A-6E авиации морской пехоты США, 12 «Ягуаров» и 24 «Торнадо GR» ВВС Великобритании. Кроме того, в боевых действиях против Ирака использовались 26 стратегических бомбардировщиков В-52G, базировавшихся в Великобритании и на острове Диего-Гарсиа, а также 62 бомбардировщика F-111F, 44 бомбардировщика-невидимки F-117A, 48 штурмовиков A-10A и 36 противорадиолокационных самолетов F-4G «Уайлд Уизл», о месте базирования которых не сообщалось.

Кроме того, в Персидском заливе были развернуты американские авианосцы «Рэнджер», «Мидуэй» и «Теодор Рузвельт», в Красном море — «Саратога», «Джон Кеннеди», «Америка». На них базировались суммарно 68 истребителей F-14А, 80 истребителей-бомбардировщиков F/А-18, 44 штурмовика А-6Е и 24 А-7Е, по 13 самолетов РЭБ ЕА-6В и ДРЛО Е-2С. В Персидском заливе были также развернуты линкоры «Миссури» и «Висконсин», два ПЛА и 16 надводных кораблей (крейсеров и эсминцев) с КРМБ «Томагавк», 25 десантных кораблей, на которых базировались 60 истребителей-штурмовиков с вертикальным взлетом и посадкой AV-8 «Харриер».

ВС Ирака насчитывали 780 тысяч человек (65 дивизий и 50 бригад), более 5 тысяч танков, не менее 7 тысяч БМП и БТР, более 8 тысяч артсистем, более 700 боевых самолетов и имели опыт восьмилетней тяжелейшей войны с Ираном. Примерно треть боевой техники была вполне современной. Поэтому многие военные эксперты прогнозировали потери США и их союзников в 30 тысяч человек только убитыми. Но все вышло совсем по-другому.

США и их союзники одержали победу за счет воздушной кампании, которая в чистом виде продолжалась 38 дней. После этого короткая наземная операция была добиванием иракских сухопутных войск, понесших к этому времени огромные потери и полностью деморализованных.

ВС США во время «Бури в пустыне» имели автоматизированные командные пункты оперативного и стратегического уровня, обеспечивающие управление войсками и силами разнородной группировки войск. Войска вплоть до тактического звена и отдельного самолета обеспечивались космической связью, навигацией и разведданными в реальном масштабе времени. Чрезвычайно широко применялось различное высокоточное оружие (ракеты и авиабомбы), в том числе с системами наведения, использующими данные космической навигации. В массовом порядке использовались самолеты ДРЛО как воздушных, так и наземных целей, РТР и РЭБ. Все самолеты и вертолеты получили возможность вести боевые действия ночью и в сложных метеоусловиях с применением высокоточного оружия. У ВС Ирака ничего этого не было и в мечтах, что, конечно, очень поспособствовало их сокрушительному разгрому, хотя и не стало его главной причиной.

Воздушная операция началась в ночь с 16-го на 17 января и превратилась в методичное «раздавливание» иракских ВС, которые не оказывали почти никакого сопротивления. Авиация США и союзников сначала подавила систему ПВО Ирака, а затем начала сносить инфраструктуру, систему управления ВС и страной в целом, а также сухопутные войска в Кувейте и на юге Ирака. Всего авиация антииракской коалиции совершила за время войны 110 тысяч вылетов, в том числе 35 тысяч боевых, было израсходовано 88 тысяч тонн авиационных боеприпасов. Очень эффективными оказались «невидимки» F-117А, которые совершили около 1,3 тысячи вылетов (исключительно по ночам), при этом поразили до трети всех важнейших стратегических целей.

Истребитель F-117А на секретной базе в Саудовской Аравии, 1991 год. Фото: JSA / AP

Истребитель F-117А на секретной базе в Саудовской Аравии, 1991 год. Фото: JSA / AP

Дополнением к авиации стали 288 крылатых ракет «Томагавк», выпущенных с ПЛА, крейсеров и эсминцев. В свою очередь, стратегические бомбардировщики В-52 использовались не столько как носители крылатых ракет, сколько как бомбовозы, которые, благодаря разгрому иракской ПВО, безнаказанно занимались ковровыми бомбардировками иракских сухопутных войск на переднем крае и в ближнем тылу. В связи с этим был отмечен интересный парадокс — тактическая и палубная авиация решали стратегические задачи, уничтожая инфраструктуру и управление Ирака, а стратегическая авиация — тактические задачи, уничтожая иракские сухопутные войска. Причем безнаказанные ковровые бомбардировки не только убивали иракских солдат и офицеров, но и оказывали сильнейшее деморализующее воздействие на тех, кто оставался в живых.

При этом нельзя не отметить, что на момент начала воздушной кампании преимущество ВВС США и их союзников над ВВС Ирака (и количественное, и качественное) было гораздо меньшим, чем во время Вьетнамской войны превосходство ВВС и авиации ВМС США над ВВС Северного Вьетнама. Тем не менее, если над Ираком американцам удалось добиться полного господства в воздухе в первый же день войны, с Северным Вьетнамом этого не получилось за все четыре года (1965–1968 и 1972-й) воздушной кампании. Это нельзя объяснить только преимуществом в технике и тактике, налицо и принципиальная психологическая разница между военнослужащими Ирака и Вьетнама. Потенциал ПВО Ирака был очень высоким, даже в условиях полного хаоса и дезорганизации им удалось сбить от 30 до 50 самолетов противника. Однако абсолютная пассивность командования, отказавшегося от применения сухопутных войск и ВВС, ни к чему, кроме поражения, привести не могла.

Американские солдаты во время боя в городе Рас-Хафджи. Фото: Peter De Jong / AP

Американские солдаты во время боя в городе Рас-Хафджи. Фото: Peter De Jong / AP

Единственной попыткой иракского руководства хоть что-то сделать стало наступление на приграничный саудовский городок Рас-Хафджи. Оно началось 29 января весьма незначительными силами (не более двух тысяч человек), что изначально не давало шансов на успех. Тем не менее это вызвало заметное замешательство у американских морских пехотинцев, которые начали отражение нападения с того, что уничтожили собственный БТР LAV-25. Впрочем, если американцы оборонялись, то саудовцы сразу начали отступать, точнее – бежать, дав возможность иракцам захватить город. Однако ограниченность иракских сил при абсолютном господстве американцев воздухе решили дело: штурмовики А-10А и «ганшипы» АС-130 начали последовательно уничтожать иракскую бронетехнику. Под их прикрытием и при поддержке американского спецназа арабы перешли в контрнаступление. 30 января за город шли ожесточенные бои. В них, в частности, сошлись катарские танки французского производства АМХ-30 с иракскими Т-55. И те и другие уже были очень устаревшими. Единственный до сего дня бой катарской армии и единственный же в истории бой танков АМХ-30 закончился их победой со счетом 3:2. Из ПЗРК «Стрела-2» иракцы сбили американский «ганшип» АС-130, в котором погибло 14 человек, а на земле подбили саудовский БТР V-150. На следующий день было подбито еще семь таких БТР, тем не менее воздушная мощь дала себя знать. Потеряв до 300 человек убитыми, до 90 танков, БМП, БТР и автомобилей, иракцы отступили на свою территорию. Американцы потеряли убитыми 25 человек (в том числе 14 в «ганшипе»), БТР и АС-130, арабы (саудовцы и катарцы) –– 18 человек убитыми, два АМХ-30, от восьми до десяти БТР. Победа коалиции была достигнута лишь за счет абсолютного господства в воздухе (иракская авиация и не пыталась воевать), но все равно назвать победу выдающейся не получается. Начни иракская армия массированное наступление максимумом сил по всему фронту при поддержке авиации, –– весь ход войны был бы совсем другим. Но диктаторы очень редко бывают героями. Гораздо чаще они думают о спасении своей шкуры. И именно поэтому спасти ее почти никогда не удается. В частности, Хусейна повесили через 15 лет после описываемых событий.

Кроме наступления на Хафджи активным действием иракских ВС можно было считать атаки баллистическими ракетами Р-17 (гораздо больше известны под западной кличкой «Скад») по Саудовской Аравии (46 ракет) и Израилю (42 ракеты). Удары по Израилю наносились с целью втянуть эту страну в войну, тем самым заставив изменить свою позицию арабов, которые, за исключением Иордании и Йемена, выступили против Ирака. В Израиле погиб один человек, еще несколько умерли от сердечных приступов. В саудовском городе Дахран одна из Р-17 попала в казарму, убив 28 национальных гвардейцев США. Охота американской авиации и английского спецназа за мобильными пусковыми установками «Скадов» оказалась крайне неэффективной. То же относится и к действиям против уже выпущенных ракет Р-17 американского ЗРК «Пэтриот». Хотя официальные лица в США и Израиле заявляли об очень высокой эффективности этого ЗРК, сбившего якобы почти все «Скады», ученые из этих же стран признали, что эффективность «Пэтриота» не превышала 10%. Даже близкий разрыв зенитной ракеты не разрушал Р-17, а лишь слегка отклонял ее от курса, что было непринципиально из-за низкой точности этих ракет вообще. Соответственно, и с этими активными действиями Ирака коалиция не справилась, но действия были опять же слишком ограничены, то есть заведомо безрезультатны.

Уничтоженный иракский танк. Фото: David Longstreath / AP

Уничтоженный иракский танк. Фото: David Longstreath / AP

Через месяц после начала воздушной кампании командование коалиции логично решило, что противника пора добить в ходе наземной операции. При этом основная группировка, состоящая из американских, британских и французских войск, должна была наступать на юг Ирака, а вспомогательная, включавшая арабские войска (египетские и сирийские при посильной помощи саудовцев) и американскую морскую пехоту, наступала непосредственно на Кувейт. ВМС США проводили демонстративную операцию, имитировавшую высадку морского десанта в Кувейте, что отвлекло часть иракских сил. В реальности, как было сказано, морская пехота США наступала по суше.

Наземная операция началась в ночь с 23-го на 24 февраля. Разумеется, она сопровождалась не менее мощной, чем до этого, воздушной кампанией. Уже на второй день иракцы по всему фронту начали массированное отступление, переходящее либо в паническое бегство, либо в массовую сдачу в плен. Попытка иракского контрудара в Кувейте была легко отражена египтянами и сирийцами. В ночь на 27 февраля американская 3-я бронетанковая дивизия перерезала шоссе Багдад –– Басра. Утром 28 февраля иракские войска прекратили сопротивление. В этот момент ничто не мешало коалиции добить иракскую армию и сменить руководство страны. Но Вашингтон видел Ирак важнейшей сдерживающей силой по отношению к Ирану, поэтому добивать его было не велено, хотя военные этого требовали.

Война закончилось сокрушительным разгромом Ирака, что стало естественным следствием поведения Хусейна (сначала агрессия, потом полное бездействие). Именно интеллектуальная и психологическая несостоятельность военно-политического руководства Ирака обеспечила США возможность отработать применение нового оружия в условиях, близких к полигонным. В итоге США, во-первых, получили ценнейший боевой опыт, во-вторых, создали образ своей абсолютной непобедимости. Этому очень способствовал тот факт, что американское руководство сделало адекватные выводы из своего поражения в информационной войне с Северным Вьетнамом. В случае с Ираком информационное обеспечение операции оказалось на высочайшем уровне. И именно благодаря этому довольно сложно установить реальные потери сторон –– они очень тщательно фильтровали информацию, а независимых источников практически не было.

Относительно достоверно известны потери в воздухе. Американские F-15С сбили за войну четыре или пять иракских МиГ-29, два МиГ-25, шесть МиГ-23, два МиГ-21, шесть Су-22, два Су-25, семь «Мираж-F1», три вертолета. Еще два «Миража» сбили саудовские F-15С. F/А-18А американской морской авиации сбили два МиГ-21, истребитель F-14 –– один вертолет и даже штурмовики А-10 –– два вертолета (Ми-8 и ВО-105). Еще от 100 до 200 иракских самолетов были уничтожены на земле, но здесь с объективными подтверждениями уже большая проблема. Кроме того, больше 100 самолетов Ирак потерял «по собственному желанию». Вместо того чтобы отправить их в бой (как это когда-то делали вьетнамцы, невзирая на колоссальное количественное превосходство противника), командование переправило 22 бомбардировщика Су-24, семь штурмовиков Су-25 и 44 Су-20/22, 24 истребителя-бомбардировщика «Мираж-F1», 12 самолетов МиГ-23 (7 истребителей МЛ, четыре бомбардировщика БН, один учебно-боевой УБ), четыре истребителя МиГ-29 (в том числе один учебно-боевой УБ) в Иран. Видимо, в Багдаде решили руководствоваться принципом «враг моего врага –– мой друг». В Тегеране, однако, не забыли об иракской агрессии 1980 года и восьмилетней жесточайшей войне. Поэтому иранцы действительно спасли иракские самолеты от американских ударов, после чего их благополучно конфисковали в качестве компенсации (очень частичной) за агрессию. Разгромленному Хусейну осталось лишь утереться. Интересно, что в 2014 бывшие иракские Су-25 с иранскими опознавательными знаками и летчиками вернулись в Ирак ради совместной борьбы с «Исламским халифатом».

Авиация коалиции начала нести потери еще до начала боевых действий. С 4 сентября 1990 года по 13 января 1991 в Саудовской Аравии, Омане и Катаре разбились F-111F, F-15E, три F-16 (один A, два C), RF-4С ВВС США, «Торнадо» и «Ягуар» ВВС Великобритании.

В ходе боевых действий ПВО Ирака сбила АС-130, два А-6Е, пять AV-8В, шесть А-10 (в том числе два в варианте ОА-10), два самолета целеуказания и наведения OV-10А, один F-4G, один F-14, два F-15E, три F-16C, один F/A-18C ВВС и морской авиации США, семь-восемь «Торнадо» (пять или шесть английских, по одному итальянскому и саудовскому), один саудовский F-5Е. В первую ночь «Бури в пустыне» F/А-18С (бортовой номер 163 484) был сбит иракским истребителем-перехватчиком МиГ-25. Это единственная официально признанная потеря боевого самолета, принадлежащего ВС США, в воздушном бою за весь период после окончания Вьетнамской войны и единственная официально признанная потеря американского истребителя четвертого поколения в бою с самолетом советского производства. Все остальные перечисленные выше самолеты считаются сбитыми наземной ПВО (хотя в отечественной литературе два английских «Торнадо» иногда записывают на счет иракских МиГ-29). Причем наиболее эффективным средством этой ПВО, судя по всему, оказался «старый добрый» ЗРК С-75, ветеран Вьетнама. На его счету F-15E, F-14, один или два «Торнадо». Два штурмовика А-10 были сбиты ЗРК «Стрела-10», по одному F-16С на счету ЗРК «Квадрат» и С-125. ПЗРК «Стрела-2» и «Игла» сбили F-16С, «Торнадо», АС-130, три или четыре AV-8В, два OV-10A. Зенитная артиллерия сбила F-15Е, два А-6Е, А-10А, F-5Е, один или два «Торнадо», F-4G и, возможно, AV-8В. Чем именно были сбиты еще несколько самолетов, так и осталось неясным.

Потерянными по техническим либо неясным причинам в период боевых действий в зоне конфликта считаются В-52G, EF-111A, два A-6E, AV-8B, четыре F-16C, два F/A-18C, три ударных вертолета АН-64 «Апач» и спасательный вертолет МН-60L ВС США, саудовский F-15С, по одному британскому и французскому «Ягуару», один или два английских «Торнадо». Как минимум часть этих машин на самом деле могла быть сбита иракской ПВО либо разбилась из-за полученных повреждений.

Всего таким образом США потеряли по всем причинам В-52G, F-111F, EF-111A, АС-130, четыре А-6Е, шесть AV-8В, шесть А-10 (в том числе два в варианте ОА-10), два OV-10А, три F-15E, десять F-16 (один A, девять C), F-14А, три F/A-18C, F-4G, RF-4С, четыре вертолета (три АН-64, МН-60L); Великобритания — восемь «Торнадо», два «Ягуара»; Франция — «Ягуар»; Италия — «Торнадо»; Саудовская Аравия — по одному F-15C, F-5Е и «Торнадо». Всего — 55 самолетов и четыре вертолета.

Кувейтские нефтяные скважины, подожженные отступающими иракскими солдатами. Фото: Per-Anders Pettersson / AP

Кувейтские нефтяные скважины, подожженные отступающими иракскими солдатами. Фото: Per-Anders Pettersson / AP

ВМС Ирака в основном погибли еще во время войны с Ираном, поэтому к началу «Бури в пустыне» они состояли главным образом из захваченных кувейтских катеров. Все они были успешно потоплены авиацией коалиции (в основном — английскими вертолетами «Линкс»). На иракских минах в Персидском заливе подорвались американские крейсер и десантный вертолетоносец, но их повреждения были незначительными.

Насчет потерь сухопутных войск сторон все, как было сказано выше, очень неясно. Например, потери ВС Ирака убитыми оцениваются в диапазоне от 20 до 200 тысяч человек. Количество уничтоженной и захваченной техники — от 1,8 тысячи до 3,7 тысячи танков, от 500 до 2,4 тысячи БМП и БТР, от 1,4 тысячи до 2,6 тысячи артсистем. Столь колоссальный разброс оценок удивителен, поскольку практически вся территория, на которой велись боевые действия, контролировалась силами коалиции. Непонятно, что мешало посчитать точнее. Впрочем, даже если во всех случаях верны минимальные оценки иракских потерь, эти потери все равно огромны.

Не все до конца ясно и с потерями коалиции. США признали потерю убитыми 298 человек (в том числе 145 — боевые потери), Великобритания — 24, Франция — двух, арабы — не менее 70 (Саудовская Аравия — 44, Египет — 14, ОАЭ — шестерых, Катар — не менее четырех, Сирия — двух). Потери коалиции в бронетехнике в трехдневных боях за Рас-Хафджи были приведены выше (два танка, 9–11 БТР). В боях на юге Ирака и в Кувейте США признали безвозвратную потерю девяти «Абрамсов», причем семь из них — от «дружественного огня». Обсуждать правдивость этих данных бессмысленно за полным отсутствием объективных сведений. Видимо, несколько танков потеряли англичане.

Интересно, что после войны американские военные признали самым боеспособным из иностранных сухопутных контингентов коалиции не английский, не французский, а сирийский. Президент Сирии Хафез Асад (отец нынешнего президента Башара Асада) Америку очень сильно не любил, но своего «товарища по партии» БААС Саддама Хусейна не любил гораздо сильнее, потому и присоединился к коалиции, в составе которой его армия продемонстрировала отличную боевую выучку. Вашингтон Асада тоже очень сильно не любил, но за помощь отблагодарил, разрешив ему на целых 15 лет оккупировать Ливан.

В целом война 1991 года в Персидском заливе стала эпохальной потому, что одна сторона очень четко продемонстрировала, как воевать надо, а другая — как ни в коем случае воевать не надо. Как показали последующие события, уроки из этой войны были извлечены совсем не те, что нужно.

Автор — заместитель директора Института политического и военного анализа

Космос Декарта Далее в рубрике Космос ДекартаИздательство НЛО выпустило хрестоматийные исследования Питера Деара и Стивена Шейпина о научной революции XVI—XVII веков Читайте в рубрике «История» Большая война маленькой республикиВ Туве собирают деньги на памятник добровольцам, сражавшимся с фашистами Большая война маленькой республики

Комментарии

20 ноября 2014, 00:27
Прекрасно помню как в 1991 году, я был взрослым уже пионером, а жили мы в военном гарнизоне за границей, и каждый понедельник в классах учителя проводили политинформировнаие, где сообщали о том как кто кого сбивают со стороны Ирака и США .. Пугали грядущий ядерной войной ...
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»