«Вооруженная борьба не закончилась»
«Вооруженная борьба не закончилась»

Интервью с лидером турецкой вооруженной борьбы, солдатом Саддама и другом России

...Вот такой портрет я набросал в своей записной книжке вылетаю из стамбульского аэропорта Ататюрк:

«Али Осман Зор, турецкий Роберт Де Ниро и мулла Омар в одном лице.

Биография для романа: Взрывали в офисе, сажали в тюрьму за связи с Саддамом Хусейном.

Командовал добровольцами в Ираке во время Бури в пустыне, товарищ Карлоса Шакала.

Публицист и издатель собственного журнала.

Человек равно признающий власть автомата и перьевой ручки.

Отличный парень»

В Стамбул меня привели мои антинатовские настроения и дружба с Карлосом Шакалом. Турция разная: это и Эрдоган со своей партией, и пронатовские элиты – правящая пятая колонна. Тем ни менее, турецких несогласных с пронатовской политикой сейчас гораздо больше, чем это было когда либо. Что говорить, если многие члены правящей партии - выходцы из революционного подполья.

Сегодня, когда приезжаешь в Стамбул, там очень много говорят о большой политике. Об Америке — той, с которой воевать хорошо вместе, о Сирии — головной боли для всего региона. В Стамбуле на мятежной площади Таксим есть монумент «Республика», где рядом с Кемалем Ататюрком изображены «красные львы» — генералы Климент Ворошилов и Фрунзе. Турецкий народ мечтает, что такие времена повторятся.

На Принцевых островах, где нашёл убежище создатель Красной армии Лев Троцкий, его дом заботливо сохранён стараниями турецкого государства. А левые идеи и дружба с Россией стали неотъемлемым элементом внутритурецкого дискурса. Стамбул же остаётся городом, где находят себе место и левые интеллектуалы, и консерваторы. Там рады всем.

В Европе режим Эрдогана называют диктаторским, однако не говорят о том, какое влияние на политику имеют пронатовские силы. Бывший друг Саддама Хусейна, независимый турецкий политик Али Осман Зор рассказал мне, что сейчас антирусские и антитурецкие партии снова требуют реванша.

В Стамбуле, за чашками терпкого турецкого кофе, мы поговорили с Али Османом о том, почему сторонников дружбы с Россией в Европе считают террористами и что связывает знаменитого революционера Карлоса Шакала с турецкими несогласными.

Игорь Молотов и Али Осман Зор

- Возглавляемую Вами организацию «Завоеватели Востока» в Евросоюзе внесли с список террористических организаций. Напрашивается вопрос: чем они заслужили такое гордое звание у наших европейских друзей?

- Конечно, мы должны определенным образом высказываться. Почему русские не признают террористами, а европейцы признают? Европейцы видят в нас врагов. Русское общество еще присматривается к нам, и такое решение не принято, и я думаю, что и не будет принято. То, что европейцы нас рассматривают как террористическую организацию – не связано с наличием боевиков в нашей организации.

Надо смотреть не с точки зрения военных, а с той точки зрения, что видят они в нас идеологических противников или нет. Мы в своей философии учитываем тот вред, который нам нанесли европейцы. Это естественно, что они видят в нас врагов, так же как мы считаем их врагами. Но это не означает, что мы – террористы. У европейцев есть попытки осмыслить нашу деятельность.

Если вспомнить 1975 год. Тогда условия в Турции были совсем другие. У каждого политического движения есть политическая молодежь. У них есть образ боевика, солдата, революционного романтика. В те годы у каждого молодежного крыла был образ такого революционера. С точки зрения этой молодежи надо было готовиться к нападению.

Образ вооруженного борца возник во время первой иракской войны. Мы не могли тогда только ограничиться политическим протестом, мы должны были действовать и показать себя в бою.

В 90-ые годы у нас были боевые отряды. И это проявление нашего боевого крыла европейцы восприняли как террористическую организацию. Но мы никогда не ставили целью борьбу с Россией. Наши цели и задачи были параллельны целям и задачам России. И даже исторически – мы всегда шли параллельно. Поэтому Россия никогда нас не считала террористами.

Именно благодаря противостоянию с нами нынешняя партия пришла к власти. Наших погибло очень много. У нас очень много сторонников в тюрьме. Я 12 лет сидел в тюрьме. Всемирно известный писатель, архитектор нашего движения Салих Мирзабейоглу сидел в тюрьме. Там тоже у нас были проблемы, были погибшие.

Мы всегда ощущали на себе давление проамериканских сил во власти. И это нападение было не только идеологическим, но и физическим нападением на нас. Мы, естественно, оказали сопротивление. На Западе наши антинатовские настроения были оценены строкой в списке запрещенных организаций.

(Я знаю как делают эти списки. Например, в списках США находятся все палестинские освободительные организации, а в списках Европы – левые из Красных бригад и германского РАФ. В России эти все организации не считаются террористами, а например «Хезболла» сражается на одном фронте с нашими сирийскими союзниками. Поэтому все это чисто огульное обвинения - прим. автора)

- Вы упомянули, что во время первой антииракской кампании вы отправляли в Ирак добровольцев, чтобы участвовать в антиамериканской войне?

- Конечно. Наши соратниками сражались за Саддама Хусейна и в первой и второй войне. Я даже был обвинен следствием в Турции в работе на Иракскую разведку Мухабарат. Но это не так. Мы сражались с американцами из наших политических и религиозных убеждений.

В 1990-х турецкие оппозиционеры выступили в поддержку Саддама Хусейна

- То есть можно считать эту организацию не только турецкой, но и международной?

- Да, конечно.

- Тогда какие принципы вы несли как международная организация?

- Мы пытались объяснить миру, как надо воспринимать ислам. Уже 500 лет искажается само понятие ислама. Появилось противостояние между исламом и всем остальным миром. Как воспринимать ислам? Мы в данной ситуации считаем, что есть целая система координат.

- Как марксистская диалектика…

- Марксизм если считать как идеологию, хотя это упрощение. Ислам понимается комплексно – как международное понятие, как человеческое понятие, как космическое понятие. У нас всему есть свои объяснения. Мы можем объяснить свою идеологию и в глубину, и в ширину. И это должно иметь форму, понятную современному человеку.

- В чем она заключается?

- Мы должны учитывать все наследие – от Сократа и до нынешних философов. И, исходя из этого, с точки зрения ислама объяснить развитие философии. То есть когда мы говорим о философии, то мы не должны отрицать наследие Европы.

Мы рассматриваем этот период истории культуры Европы как один из переходных периодов философии ислама. Основа идеологии – это ислам. А все, что там развивалось – превратилось в антитезу ислама. Христианство, иудаизм – все это в последствие было искажено и превратилось в антитезу ислама.

Мы сейчас критикуем нынешнее состояние в исламском обществе. Мы говорим, что мы на правильном пути и настаиваем на этом. И, конечно, есть люди, которые считают, что мы не правы. Можно сесть за стол переговоров и спорить.

Сейчас исламское общество нуждается в той идеологии, которое будет соединяющей, а не разобщающей, как ваххабизм. Есть много ошибочных течений. Разногласия в этих псевдоправильных течениях (ваххабиты) являются следствием отсутствия стройной теории.

Представим, что ИГИЛ* воюет с американцами. Я поддерживаю эту войну. Я не идеологию поддерживаю, а именно войну. Потому что нет такого понятия в исламе, как они проповедуют. Они не знают, кто такие сподвижники нашего пророка, не знают, что такое суфизм – то есть, не зная, что такое ислам, они пытаются защитить интересы ислама. Время придет – они превратятся в мелкие организации, а потом и совсем рассыпается в пыль. Надо понимать, что ИГИЛ* создан как раз для разобщения нации Ислама.

- Ленин, когда приходил к власти, у него были простые лозунги: землю - крестьянам, заводы – рабочим. С какими лозунгами идете вы?

- Мы говорим: всем – справедливость. Во времена Ленина были большие проблемы. Сейчас самая большая проблема – справедливость. Нет справедливости. Если каждый получает по заслугам – естественно, восстанавливается справедливость. Мир сейчас нуждается в этой системе. Чтобы дать Израилю то, что он заслуживает, чтобы дать Америке то, что она заслуживает.

- Например, дать им русскую ракету.

- Ха-ха-ха. Тогда они получат по делам своим.

- Получается, что вы действуете с 1975-го года. На каком-то этапе применяли и вооруженные методы борьбы. Когда этот этап закончился?

- Не будем считать, что вооруженное сопротивление закончилось. Будем считать, что это перерыв какой-то. Существует понятие политической необходимости, и существует понятие военной. Нельзя путать эти понятия.

Кроме того, мы делаем ставку на то, что каждый должен вносить свой вклад на своем участке фронта: например, я могу построить новую партию, у меня есть право такое. Мои сторонники могут собраться вокруг меня. А другой человек – художник, он выражает свое мировоззрение через рисунки. И те, кто решил посвятить себя вооруженной борьбе – это тоже их вклад. Например на меня нападут сегодня - у меня есть возможность дать им вооруженный отпор.

(Два года назад на Али Осамана Зора было совершено неизвестными покушение. В офис журнала «Адимлар» подложили бомбу и в результате взрыва он получил серьезное ранение, а его брат погиб – прим. автора)

Взрыв в редакции журнала «Адимлар»

С нашей точки зрения война еще продолжается. Мы можем эту активность ослабить – только и всего. Мы еще не достигли тех целей, которые ставили перед собой. Наша идея – построение великого справедливого государства. Только мы предлагаем новый мир, а не цепляемся за старые установки. У каждой идеологии есть классификация. Например, капитализм для буржуазии. Марксизм – на рабочих. То есть они представляли интересы буржуазии, Маркс – интересы рабочих.

Наша идеология опирается на просвещение. Просвещенный человек в любом обществе – хоть в буржуазии, хоть в рабочем обществе. Только просвещенные люди могут построить общество великого духовного государства. Мы не видим разницы – буржуа, рабочий. Просвещенный человек! Достоевский – говорил то же самое. У нас есть понятие просвещенного человека.

Маленький мальчик, который пастух. Имам в своем направлении сделал много работы, пастух - в своем направлении сделал много работы. С точки зрения мировоззрения у пастуха и имама разные понятия. В исламе нет такого ложного понятия – демократия. Справедливость заключается в том, что каждый получает по заслугам. Имам если он в своей деятельности заработал что-то – он получит свое, пастух, если сделал что-то плохое или хорошее - получит свое. У пастуха тоже есть свои права.

- Это уже как история про Ходжу Насреддина. Ха-ха. Где-то тут подвох…

- Кстати, ты смеёшься, а Насреддин был великий ученый. Он просто путем шуток умел объяснить ситуацию. Чтобы простым людям было понятно, он объяснял комически. Главным героем шуток себя выставлял.

- В Москве ему недавно памятник поставили. С осликом.

- Как он ездит на ослике – в этом тоже есть большая философия.

- А вот это затишье, которое взяли, пауза, это было решение команданте Салиха Мирзабейоглу?

- Кто-то дал такое распоряжение. Не могу сказать. Этот репортаж кончится в полицейском участке. Ха-ха-ха.

- Арестован команданте. Это же не секрет.

- Команданте Мирзабейоглу был арестован в конце 1998 года, не смотря на его писательскую славу. Одно из обвинений, предъявленных ему, было обвинение в том, что он хочет построить сверхгосударство. Халифат. В то время это было тягчайшим мыслепреступлением, то сейчас уже можно открыто об этом говорить.

Это показывает, как поменялось общество с 1999 года. Кто-то и его последователи изменили понятия общества. Мы продолжаем борьбу. Исходя из того, что мы сказали, вы можете понять, кто такие мы и кто такой нынешний руководитель Турции Эрдоган.

- Его приговорили к смертной казни, которую заменили на пожизненное заключение и в конце концов освободили. Почему его решили освободить?

- Казнить хотели при одной власти, потом пожизненное это было условие, европейцы в этот период решили на нас надавить – была отменена смертная казнь. Сторонники Мирзабейоглу начали оказывать давление на структуру власти. То есть мы показали политическую волю, и Эрдоган понял, что мы можем и дальше пойти, и решил охладить его. Юридически решили осудить по вновь открывшимся обстоятельствам, было заново пересмотрено дело, и он был освобожден.

Создатель «Завоевателей Востока» писатель Салих Мирзабейоглу

- После освобождения с ним встречался Эрдоган… Что можете об этом сказать?

- 29 ноября 2014 года конференция была, Эрдоган приходил на нее, там встретились они. Очень большая пресс-конференция тогда была. Это вызвало очень большой ажиотаж в обществе. Эрдоган не мог упустить такой возможности. "Есть ли у вас какая-то нужда в чем-нибудь, какие-то пожелания?", - спросил его президент. То есть он смотрел на него как на лидера этого интеллектуального течения, на продолжателя взглядов, ну то есть на какое-то короткое время контакт состоялся.

Роль его была историческая, как у Маркса и Ленина. То есть создатель новой идеологии, философ. Все течения ислама в Турции под влиянием этой идеологии. И Эрдоган оже является последователем этого течения. То есть Эрдоган в какой-то мере питает духовность государства. В процессе развития ситуации могут разные взгляды возникнуть между двумя людьми. Будем отслеживать ситуацию в будущем.

- А как международное движение к этому относится? Координируется, может пойти на союз с какими-то организациями известными, которые я могу знать?

- Революционные движения могут найти для себя что-то в этой идее. Как Карлос (Карлос Шакал – прим. автора). Он же тоже нашел в этой идеологии что-то для себя. Карлос – подтверждение.

- А как так случилось, что Карлос вышел на вас, вы – на Карлоса?

- Мирзабейоглу дал команду, чтобы его адвокаты начали интересоваться судьбой Карлоса и наш адвокат Гювен Иылмаз вылетели в Парижи встретился с ним в тюрьме.

- Но это сыграло в плюс репутации организации? Все-таки Карлос Шакал – личность очень непростая.

- Карлос дает нам духовную подпорку. Он освещает нам дорогу своей популярностью. В нашей вооруженной борьбе мы чувствуем его влияние. Он для нас маяк. Его революционный дух… Все антизападные революционные течения после него находились под его влиянием.

Он важен как фигура и для националистов, и для коммунистов, и для социалистов и для разных народов. Он может выступать объединяющей фигурой для разных течений. Сейчас объединились Карлос и Мирзабейоглу. В данной ситуации именно они направляют движение. Есть такое понятие: «Наполеон – не теоретик, он сама теория».

То же самое можно сказать про Карлоса. Глядя на жизнь Карлоса и Наполеона – можно писать новую идеологическую основу. Они делали то, что знали. Объединили теорию и практику.

Знаменитый революционер Карлос Шакал

- Как, собственно, у всех есть друзья, так у всех есть и враги. Кто враг вашей организации?

- Америка. Был период, когда была опасность, что мы можем противостоять России. Ельцин начал нас объединять с американцами.

- При Ельцине вообще все плохо было. А есть у вас чувство историзма, своей роли в истории? Вы же не просто так работаете в организации как какой-то прикладной вещи: сегодня повевали, завтра нет… Есть чувство своей значимости?

- Конечно. Мы понимаем, куда мы идем, и нашу историческую миссию понимаем. Мы двигаемся в своем направлении. Мы смотрим на человека с 500-летним знанием. С точки зрения ислама.

Османская империя, как и СССР тоже ведь не пала из-за внешних ударов – она разрушилась изнутри. От принципов ислама стали отходить, все это подтачивалось изнутри и закончилось крахом империи. Если возвращаться к источникам ислама, то если мы сможем это сделать, то наша историческая миссия будет выполнена.

Мы просчитываем историческое развитие ислама, от нашего пророка, и сейчас пришел исторический момент. Турция должна выполнить свою историческую миссию. Или она выполнит главную роль в этом процессе историческом, или исчезнет. У Турции нет третьего пути. Справедливость и обман не могут быть вместе.

У нас нет такой усталости. Люди видят, что мы ни разу не ошиблись. Левые, социалисты, националисты – все знают, что мы чисты. У многих политическое прошлое имеет груз, пятна. У нас нет этого пятна. После 15 июля, после попытки переворота, их прошлое повисло на них грузом. Сейчас в Турции начался новый исторический отрезок борьбы, где появились новые игроки. Надеемся, что это хороший период будет.

- В первую иракскую войну туда отправляли добровольцев. Но после первой войны была вторая, потом ряд крупных войн, падение режима на Ближнем Востоке. Почему ограничились только первой войной в Ираке?

- Во второй тоже оказывали помощь. Одно из важнейших событий в период нашей деятельности мы считаем период, когда мы оказывали помощь Саддаму Хусейну. Единственным цензором была Америка. Они, американцы, когда поняли, что у них нет сопротивления, начали воевать на Ближнем Востоке.

Величие Садама Хусейна в том, что он показал, что можно сопротивляться Америке. Не важно – проиграл или выиграл войну. Важно, что он показал народам мира, что можно сопротивляться Америке. Он дал пример. После этого началось сопротивление Америке. Садам Хусейн сломал первый винтик в новом мировом порядке. Показал, что можно сломать американскую машину. И в 1991 году то, что он начал сопротивление, сегодня тоже показывает, как изменился мир.

Большой ближневосточный проект или новый мировой порядок, как говорят американцы, мы оказали ему сопротивление в первой и второй войне со словами: «Садам, ты – оттуда, мы – отсюда». То есть мы сейчас продолжаем воевать против этого, исходя из той платформы, которая тогда нам была задана.

- Можно сказать, что Садам не духовный лидер, но тоже ориентир для организации?

- Он для нас герой. Он для арабов считается героем, и для всех людей, кто в сопротивлении, он герой. Для героя Карлоса он тоже герой.

- Хулиганский вопрос. Согласны ли вы с тезисом Мао Цзэдуна «Винтовка рождает власть»?

- Конечно, я согласен. Мы как продолжение нашу борьбы с шариковой ручкой в одной руке, и с автоматом борца за свободу в другой.

- Главное - не дать ручке выпасть из рук.

- Иногда исторический период меняется. У Карлоса есть крылатое выражение «Кулак в услужении идеи». Мы не в спортивных интересах пользуемся оружием. Если ситуация не требует вмешательства с оружием, то мы не будем это делать.

Мы никогда не будем сомневаться в применении оружия, если будем чувствовать необходимость. Во время 15 июля, попытки переворота, те, кто был готов защищать сопротивление – это наши люди. Среди погибших - парень, который погиб был моим учеником. На наших глазах этот мальчик вырос и на наших погиб.

- История полита кровью…

- Я именно это и хотел сказать вам. Наше мягкое отношение или жесткое отношение, мало прольется крови или много прольется крови – зависит от поведения правящих элит. Период, который мы сейчас переживаем, может быть очень кровавым, но может пройти и бескровно. Но я не верю, что может безболезненно пройти. Мы готовимся к жесткому сопротивлению.

Сейчас война идет между исламистами и кемалистами – это не так. И не между исламистами и западниками. Идет борьба между исламскими течениями, внутри ислама. Главное победить в этой борьбе, чтобы остановить кровь на Ближнем Востоке.

- Хорошо, спасибо, желаю успехов в борьбе.

--------------

* Организация "Исламское государство" (сокр. ИГИЛ, ИГ, ДАИШ)  на территории Российской Федерации признана террористической и запрещена решением суда.

За ценой победы не постояли Далее в рубрике За ценой победы не постоялиМосул свободен. Погибло свыше 40 тысяч мирных жителей

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»