Военный крах «императора Востока»
Мукденская битва. Фото: Culture Club / Hulton Archive / Getty Images / Fotobank.ru

Мукденская битва. Фото: Culture Club / Hulton Archive / Getty Images / Fotobank.ru

РП вспоминает Мукденское сражение во время Русско-японской войны, по итогам которого Россия фактически утратила контроль над Маньчжурией и политическое доминирование на Дальнем Востоке

Мукденское сражение Русско-японской войны 1904—1905 годов часто сравнивают с битвой при Седане (01.09.1870). В ходе Франко-прусской войны под небольшим городком Седан германская армия фельдмаршала фон Мольтке-старшего одержала грандиозную победу над французским войсками.

Мукден действительно стал для Российской империи дальневосточным Седаном: русская армия понесла огромные потери и фактически утратила контроль над Маньчжурией, в прошлом осталось политическое доминирование России на Дальнем Востоке, а титул императора Востока, на который еще в 1904 году претендовал царь Николай II, стал для него навечно недосягаемым.

Кризис, плавно переходящий в развал

Бездарное руководство войсками под Ляояном, стоившее русским фактически уже предрешенной победы, вызвало совершенно разную реакцию в русской Маньчжурской армии и в Петербурге.

Большинство офицеров, сколько-нибудь детально ознакомленных с ходом Ляоянской битвы, искренне негодовало на штаб армии и главнокомандующего Алексея Куропаткина. Сам генерал Куропаткин, впрочем, пытался доказать всем, что общий итог сражения под Ляояном положителен для русских, что японцы не разгромили его армию, а только лишь «потеснили».

В армейской среде эта точка зрения с презрением отвергалась. Генерал Линевич, один из старейших офицеров Маньчжурской армии, писал в эти дни о Ляояне так: «Мое сердце трепещет, оно болит, глядя на это сражение. При Ляояне Скобелев выиграл бы битву, либо потерял армию, ему неведомы были паллиативы. Я соболезную Куропаткину, но во всех сражениях с японцами наше командование не проявило необходимой твердости, подчас мы отступали, даже не попытавшись оценить реальную силу противника».

Совершенно иначе Ляоянская трагедия была оценена в Петербурге. Проправительственные газеты принялись приукрашивать неудобные факты. Своего рода апофеозом пропагандистской лжи стала статья в «Русском инвалиде», где бодро сообщалось, что на самом деле под Ляояном поражение стратегического характера потерпел не генерал Куропаткин, а японский главнокомандующий, маршал Ояма.

 Генерал Куропаткин наблюдает за ходом Мукденской битвы. Фото: DEA / G. DAGLI ORTI / De Agostini / Getty Images / Fotobank.ru

Генерал Куропаткин наблюдает за ходом Мукденской битвы. Фото: DEA / G. DAGLI ORTI / De Agostini / Getty Images / Fotobank.ru

Отличавшийся деликатностью и одновременно редкой стратегической близорукостью царь Николай II не только не снял, по итогам Ляояна, генерала Куропаткина с должности главковерха, но фактически поощрил его своей телеграммой. «Отход целой армии в таких сложных обстоятельствах и по таким ужасным дорогам, — писал русский самодержец, — является превосходно осуществленной операцией, проведенной, несмотря на невероятные сложности. Благодарю Вас и ваши превосходные войска за их героические труды и постоянную самоотверженность».

Прямая поддержка царя, оказанная одному из самых бездарных военачальников за всю русскую военную историю, отнюдь не способствовала ни подъему боевого духа Маньчжурской армии, ни началу столь необходимой русскому воинству «работы над ошибками».

По итогам Ляоянской битвы никаких действительно важных структурных изменений в Маньчжурской армии не произвели. Кадровый состав высшего офицерства практически не изменился. Работа разведки и военных картографов осталась на прежнем, более чем низком уровне. Казацкие конные части, которые при грамотном использовании могли парализовать тылы японской армии, по-прежнему вводились в бой шаблонно, в соответствии с русской армейской традицией — как кавалерийские придатки к пехотным корпусам. Казаки ощущали себя чуждыми в среде русских пехотинцев — вчерашних крестьян, всегда враждебно относящихся к «нагаечникам». Ограниченные в проявлении воинской инициативы решениями штабов, казаки не могли, да и не хотели проявлять на полях Маньчжурии свой национальный воинский пыл.

Из корпусов и полков в штаб Куропаткина приходили тревожные сигналы: резко увеличилось число самострелов, моральный дух еще вчера вполне надежных частей падал. Уровень пьянства и распространения венерических болезней взлетел на небывалую высоту (по последнему поводу Куропаткин вынужден был издать специальный приказ, требовавший воздержания).

Организация медицинского обслуживания в армии нисколько не улучшилась. В госпиталях врачи и медсестры вынуждены были ночевать в палатах, среди тяжелораненых. За целый год войны русская армия не получила ни одной специализированной повозки для эвакуации раненых с поля боя. Продолжали пользоваться маленькими китайскими повозками, на которых чудовищно трясло. Представитель армии США при штабе Куропаткина, полковник Харвард впоследствии вспоминал: «Эти повозки были настоящим инструментом медленной казни для раненых солдат — часто по прибытии обнаруживалось, что раненые уже мертвы».

Покажется удивительным, но бездарный проигрыш у Ляояна не уменьшил, а, пожалуй, даже усилил личные амбиции главковерха Куропаткина, прежде всего финансовые.

Военное министерство выплачивало генералу Куропаткину как главнокомандующему Маньчжурской армией 50 тысяч рублей в месяц. Неожиданно генерал вспомнил, что в ходе Русско-турецкой войны 1877—1878 годов командующий великий князь Николай Николаевич получал 100 тысяч рублей в месяц (плюс содержание тридцати лошадей), и потребовал столько же.

Резко взыгравшие аппетиты Куропаткина хотел умерить министр финансов Коковцев. «Я пытался сказать, что главнокомандующий должен подать пример, принимая умеренную зарплату, — вспоминал министр, — поскольку его ставка служит отправной точкой для установления выплат другим офицерам. Я особенно просил его не настаивать на таком большом количестве лошадей для личных нужд, потому что столько лошадей никому не нужно. А деньги на "лошадиный прокорм" на несуществующих лошадей не будут смотреться достойно и будут только совращать подчиненных. Мои аргументы, увы, не возымели на генерала ни малейшего действия».

Нокдаун у Шахэ

Стратегическую обстановку на Дальнем Востоке осенью 1904 года с русской стороны фронта можно охарактеризовать предельно кратко: Транссиб, несмотря на всю неразвитость инфраструктуры, работал великолепно, Порт-Артур медленно угасал, Куропаткин бездействовал.

Из состояния стратегической нирваны русского главковерха вывел император Николай II, весьма определенно потребовавший наконец оказать помощь гибнущему Порт-Артуру. Царский наместник на Дальнем Востоке, адмирал Алексеев, в свою очередь, настаивал на активизации военных действий — чтобы не допустить прорыва японцев к Мукдену.

Разведка русской кавалерии под Мукденом. Источник: Russo-Japanese War: A Photographic and Descriptive Review of the Great Conflict in the Far East

Разведка русской кавалерии под Мукденом. Источник: Russo-Japanese War: A Photographic and Descriptive Review of the Great Conflict in the Far East

Куропаткину в конечном итоге пришлось уступить этим требованиям, и он вознамерился перейти в наступление. Мыслил Куропаткин сугубо географически, поэтому задачей Маньчжурской армии в предстоящем наступлении провозглашалось не уничтожение (или хотя бы поражение) армий маршала Оямы, а овладение только что оставленным правым берегом реки Тайцзихэ.

Куропаткин обладал значительным превосходством над японцами в живой силе: русские могли выставить 261 батальон против 170 батальонов Оямы.

«Большие батальоны всегда правы», — сообщил когда-то миру Наполеон Бонапарт. Куропаткин сумел доказать у Шахэ, что русские и в части «больших батальонов» идут своим особым путем, а следовательно, на их «большие батальоны» замечательная максима Наполеона не распространяется.

Сражение на реке Шахэ началось днем 22 сентября (5 октября) 1904 года почти торжественно — русские войска выступили на фронте примерно в 45 километров с развевающимися знаменами и под игру военных оркестров.

Генерал Куропаткин и на этот раз остался верен себе. Перед началом наступления начальник атакующего Восточного отряда русских, генерал Штакельберг, получил приказ, в котором его предупреждали, что надо действовать осторожно во избежание неудачи, что следует вводить в бой силы, значительно превосходящие противника, в противном случае — не вводить. В конце приказа Куропаткин выражал анекдотичную (или издевательскую?) уверенность, что Штакельберг сможет потеснить японцев и вовсе без боя.

Как происходило русское наступление «a-la Kuropatkin» подробно описал английский военный представитель в штабе японской армии, полковник Иен Гамильтон. «В пяти милях к северу наступает противник. Так далеко, насколько я могу увидеть, земля полнится русскими.<...> Эти темные массы начали медленное и торжественное развертывание, которое заставило мое сердце екнуть от общего ощущения неумолимой силы, от чувства неминуемости удара. Однако неожиданно эта длинная колонна остановилась. Странная нерешительность! Они оставались стоящими без движения десять минут, двадцать минут, и тут я понял, что русские готовятся окопаться вне пределов огня японцев. И в этот момент все опасения покинули меня. Меня охватило полное спокойствие и ясная убежденность в том, что русские своими неловкими действиями навсегда расстались с тем моральным подъемом, который является величайшим достоянием атакующей стороны».

Русское наступление было безобразно подготовлено и с оперативно-тактической, и со стратегической точки зрения.

Начальник Восточного отряда, генерал Штакельберг, корпус которого по оперативному плану наносил главный удар, не смог выполнить свою задачу по причине непрофессиональной прокладки маршрута наступления. «Карты в моих руках не показывают ничего, кроме белых пустот и двух дорог, идущих с востока на запад, — раздраженно докладывал Штакельберг в штаб Куропаткина. — На карте земля плоская, как блин, но в реальности это весьма высокие холмы, которые с величайшим трудом преодолеваются полковой артиллерией. Если в штабе есть более совершенные карты, пришлите их мне».

Русские владели местностью между Мукденом и Ляояном многие месяцы, даже годы, отчего же военная картографическая оценка этих территорий не была сделана заранее?

Очевидный непрофессионализм штаба Маньчжурской армии привел к тому, что даже к седьмому дню наступательной операции русские войска не имели осязаемого успеха ни на одном участке 45-километрового фронта.

Перед началом Мукденской битвы. Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона

Перед началом Мукденской битвы. Источник: Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона 

Между тем японская военная машина быстро завершала подготовку к контрнаступлению. Уже вечером 12 октября 1904 года силы главной русской атакующей колонны Штакельберга были окончательно остановлены. А через день японцы нанесли мощный контрудар в центре и на западе русского расположения войск. Здесь против русского 17-го корпуса (25 тысяч штыков) маршал Ояма сумел сконцентрировать три дивизии общей численностью 32 тысячи человек.

Полк генерала Юхнова (219-й) в полной мере испытал на себе всю мощь концентрированного японского удара. По нему согласованно били 66 орудий и несколько тысяч винтовок. Позиции полка при таком соотношении сил оказались, разумеется, прорванными. На поле битвы осталось лежать 832 русских солдата и 22 офицера. Потеряв в последующие три дня в бессмысленных контратаках еще около двух тысяч человек, 219-й Юхновский полк фактически перестал существовать.

Итог наступательной операции на реке Шахэ оказался очень неприятен для русских. Начав операцию с тремя полными корпусами в резерве, командующий Куропаткин завершил ее, не имея резервов вовсе. Абсолютно безрезультатное наступление стоило русским очень больших потерь: армия потеряла 41 351 солдата, из них — 10 959 убитыми.

Потери японцев были существенно меньше: 3951 убитый и 16 394 раненых. Маршал Ояма и его генералы ни на один день не утратили инициативы на поле боя, а войска не потеряли ни одного действительного важного оперативного рубежа. Японские солдаты еще более укрепились в мысли о бесспорном превосходстве своего оружия и командиров над русскими.

Германская наука для японских генералов

Успехами в Русско-японской войне военная машина Японии в огромной мере обязана хорошо усвоенным урокам, которые генералы микадо получили в германской военной школе.

Русский военный теоретик, генерал Александр Свечин в одном из своих трудов саркастически заметил, что «русская армия очень хорошо "переваривала" немецких офицеров, но очень плохо делала это в отношении немецких военных идей».

Японцы в конце ХIХ века, во время реформ эпохи Мэйдзи, сделали прямо противоположное: они не стали, подобно Петру I, приглашать в свою армию сонмы немецких по происхождению офицеров, но методично обучали свой генералитет в военных учебных заведениях Германии и последовательно реформировали свою армию на основе передовых достижений германской военной мысли.

Впрочем, когда это было действительно необходимо, генералы микадо охотно приглашали крупных немецких военных специалистов для работы в Японии.

В 1885 году в Токио в качестве преподавателя военной академии и советника при генеральном штабе Императорской армии Японии прибыл профессор Берлинской военной академии Якоб Меккель (имеющий в то время звание майора). С его прибытием в Страну восходящего солнца немецкая военная система стала основной структурной матрицей, по которой японцы стали модернизировать свою армию. Именно генерал-майору Меккелю принадлежит план глобальной реорганизации полуфеодальной японской армии в современную военную систему, ориентированную на победу не силой «больших батальонов», а высочайшей организацией работы разведки и армейской связи, маневренностью войск, наступательной нешаблонной стратегией.

Генерал-майор Меккель составил для японской армии все основные уставы и инструкции. В столице Японии он основал военную академию для подготовки офицеров Генштаба Японии. Видимо, не случайно этому выдающемуся немецкому стратегу благодарные японцы воздвигли в Токио памятник.

Итогом хорошего усвоения японскими офицерами передовых достижений немецкой военной мысли стали их неизменно победоносные сражения с русскими войсками в Маньчжурии. Здесь японцы побеждали с удивительным постоянством и при любом соотношении противостоящих сил и средств: они били «куропаткинских орлов» и при своем численном превосходстве, и при равных силах, и даже при явном меньшинстве.

 Русская батарея на позиции во время Мукденской битвы

Русская батарея на позиции во время Мукденской битвы

Влиятельная лондонская «Таймс» неоднократно в течение войны отмечала превосходную организацию тыла и фронта японской армии. «Одним из наиболее примечательных явлений на полях сражений в Маньчжурии, — отмечается в одной из передовиц "Таймс", — стало превосходное умение японцев послать в наступление, направлять и поддерживать 400 000 солдат. По-умному оставаясь глубоко в тылу армии, но будучи связанным с каждой колонной посредством телеграфа и телефона, Ояма, Кодама и их штаб находились вне сиюминутных эмоций поля сражений и были способны определять курс всей битвы с холодной точностью и столь желательным спокойствием».

Генерал Куропаткин, к сожалению, исповедовал совершенно иной стиль управления войсками. Он неделями не слезал с коня, инспектируя передовые порядки войск, при этом управление огромной армией осуществлялось большей частью с помощью посыльных. О качестве стратегической мысли главковерха и даже об оперативно-тактической эффективности принимаемых им решений, при таком стиле командования, нет смысла даже рассуждать.

Соотношение сил накануне Мукденской битвы

К началу сражения при Мукдене русские располагали в Маньчжурии огромной армией. С прибытием из России в феврале 1905 года 16-го армейского корпуса общая численность 1-й, 2-й и 3-й русских Маньчжурских армий составила более 300 тысяч человек, в том числе 276 600 штыков, 15 700 сабель и 7700 солдат инженерных войск.

Значительно усилилась артиллерия. Двадцать пять русских дивизий располагали 22 артиллерийскими бригадами, в которых имелось 1386 орудий (из них 1070 полевых, 132 осадных и 76 горных пушек). Кроме того, имелось 48 конных пушек, 60 полевых мортир и 56 пулеметов. Был создан значительный артиллерийский запас, в среднем на одно орудие имелось более 700 снарядов.

Противостоящие японские вооруженные силы комплектовались из 10 армейских дивизий (по германскому образцу штатная численность японской дивизии превосходила почти в два раза численность русской) и двух отдельных кавалерийских бригад. Общая численность японских войск составляла около 270 тысяч человек, которые имели 1062 орудия и 200 пулеметов.

К началу Мукденской операции русские войска имели хорошо подготовленную в инженерном отношении линию обороны, состоявшую из Шахэйской, Мукденской и Телинской позиций. Русские войска занимали только первую из них — Шахэйскую, состоявшую из передовой и главной полосы обороны. Это были развитые укрепления из полевых редутов, люнетов и фортов, соединенных между собой траншеями, защищенных с фронта проволочными заграждениями, засеками, волчьими ямами и тщательно замаскированными фугасами.

Главной особенностью порочной оборонительной тактики генерала Куропаткина было стремление быть сильным одновременно везде. Под Мукденом это выразилось в стремлении к реализации заведомо неосуществимой идеи: созданию сплошной укрепленной линии, которая бы перекрывала все возможные направления натиска противника. Куропаткин сумел равномерно вытянуть все три Маньчжурские армии в одну сплошную линию обороны протяженностью свыше 100 километров. При этом глубина оперативного построения составляла всего 15 километров, а русские силы оказывались слабыми и для действительно устойчивой обороны, и для эффективного наступления. В отличие от Оямы и Куроки, Куропаткин не учился по конспектам генерала Меккеля и поэтому, видимо, с трудом мог представить, что же скрывается под понятием «оперативный маневр».

Стратегия победы против стратегии отступления

Главковерх русских Маньчжурских армий, генерал Алексей Николаевич Куропаткин 24 февраля 1905 года отдал приказ о наступлении. Его стратегический план не отличался особыми изысками: предполагалось выполнить то же самое, чего не удалось достичь в ходе Шахэйского сражения. То, что осмысливалось Куропаткиным как второстепенная операция, на деле стало крупнейшим сражением Русско-японской войны и даже более — крупнейшим в мировой истории сражением (до периода Первой мировой войны). Русский план предполагал, по сути, только фронтальное оттеснение японцев от Шахэйской линии обороны.

Русские солдаты окружены японцами во время Мукденской битвы. Фото: The Art Archive / The Picture Desk / AFP / East News

Русские солдаты окружены японцами во время Мукденской битвы. Фото: The Art Archive / The Picture Desk / AFP / East News

Японский план наступления резко отличался от русского глубиной стратегического замысла. Маршал Ояма и главный стратег японского Генштаба, генерал Кодама, думали не об оттеснении русских к очередному географическому рубежу, а об окружении и уничтожении всей группировки Куропаткина.

Схему японской операции интересно рассматривать на карте: две гигантские синие стрелы, словно клешни краба, охватывают ощетинившийся укреплениями Мукден слева (запад) и справа (восток). Внутри этого охвата — в огромном огненном котле должны были без остатка сгореть все основные силы русских армий. «Я решил атаковать русских, очевидным образом обходя их в восточном направлении, — писал в пояснении к плану операции генерал Кодама, — чтобы именно сюда они послали свою основную людскую массу, в то время как наши главные силы нанесут массированный удар в секторе Шахэ — Мукден — Тиелен, охватывая русских с запада и замыкая окружение».

Стратегический замысел Кодамы был воспроизведен с пунктуальной точностью в приказе маршала Оямы: «Целью этой битвы является решение судьбы войны. Таким образом, речь идет не о том, чтобы в качестве цели поставить овладение тем или иным пунктом или некой территорией. Важно нанести противнику непереносимый удар. В данном случае противника следует атаковать и преследовать так быстро, насколько это только возможно».

Подвиг обреченных

Японцы реализовали свой наступательный план с завидной последовательностью.

Первой перешла в наступление 5-я армия генерала Кавамуры и после напряженных боев оттеснила русские части к Далинскому перешейку. Русские упорно обороняли здесь позицию на Берсеневской сопке: в снежную вьюгу две японские дивизии атаковали семь русских батальонов, имевших 16 полевых орудий и четыре пулемета. После почти двухдневной героической обороны Берсеневская сопка, имевшая ключевое значение для наступления на Мукден, была захвачена японскими войсками.

Затем в наступление на восточном японском фланге перешла 1-я армия генерала Куроки, которая не смогла сразу прорвать оборонительную позицию 1-й русской армии генерала Линевича. Впрочем, это было не столь существенно, ибо русский медведь все-таки сунул лапу в подготовленный для него капкан. Главковерх Куропаткин, считая по накалу боев, что именно войска Куроки наносят главный удар, крайне неосмотрительно направил в поддержку 1-й армии почти все свои резервы.

Отступление русской армии после Мукденской битвы. Фото: S&M / ANSA / Universal Images Group / Getty Images / Fotobank.ru

Отступление русской армии после Мукденской битвы. Фото: S&M / ANSA / Universal Images Group / Getty Images / Fotobank.ru

Японский капкан стал неумолимо сжиматься уже в ночь с 26 на 27 февраля, когда на краю западного фланга японских сил начала наступление 3-я армия генерала Ноги. Стремительным броском армия Ноги форсировала реку Хун и устремилась на север параллельно реке Ляо, угрожая Мукдену окружением. Еще раз подчеркнем, что почти все русские резервы разворачивались в это время в противоположной части фронта — на востоке. Стремительно перебросить их на запад не было уже ни малейшей возможности, да и умения к этому у русских генералов тоже не было.

В штабе Куропаткина мгновенно наступил ступор. В конвульсивных метаниях был созван военный совет — мероприятие для полководцев масштаба Суворова, Скобелева или фон Гинденбурга попросту немыслимое в разгар сражения. Что же делать? Решили послать на запад два кавалерийских полка, а также усилить патрулирование в районе Хсинминтуна — в 70 километрах на северо-запад от Мукдена. Казацкие патрули должны были установить силу и направление японского удара.

Это было бы смешно, когда бы ни было так грустно: два кавалерийских полка против выходящей на оперативный простор 3-й армии генерала Ноги. Смехотворность этого решения стала понятна, даже Куропаткину, буквально на следующий день, поэтому для прикрытия Мукдена с запада стал наспех формироваться Сводный корпус генерала Дмитрия Топорнина.

Пытаясь как-то парализовать охват японцев, русский главковерх приказывает 2-й Маньчжурской армии нанести фланговый контрудар по наступающим дивизиям Ноги. Решение правильное, но, увы, уже опоздавшее: 2-я Маньчжурская армия сама получает мощный удар 2-й японской армии генерала Оку и едва способна удержать собственную оборону.

Победоносные колонны 3-й японской армии 1 марта 1905 года повернули на Мукден. Уже через четыре дня севернее Мукдена передовые батальоны Ноги перерезали «линию жизни» русских войск — железнодорожную магистраль Транссиба. Генерал Ноги получил в этот день лаконичное указание маршала Оямы: «Длинный змей не должен выскользнуть». А русский стратег Куропаткин в этот же день послал паническую телеграмму в Петербург: «Я окружен, резервов нет».

Русскую армию спасла не мудрость и стойкость ее главнокомандующего, а беззаветный героизм простых солдат и офицеров Сводного корпуса генерала Топорнина, в особенности 1-й пехотной бригады. Бригада полегла почти в полном составе, но сумела остановить и даже оттеснить от железнодорожного полотна пехотинцев Ноги.

Страшный ветер Мукдена

6 марта 1905 года генерал Куропаткин принял решение о стратегическом отступлении. Битва превратилась в бегство с преследованием. Теперь судьба русской армии зависела только от одного — сумеют ли японцы, перерезав реку Хун и захватив железнодорожный мост через нее, полностью захлопнуть котел окружения.

Сразу же после выхода приказа об отступлении в Мукдене началась паника. Легкораненые солдаты разбивали винные магазины. Один за другим на север отходили военные эшелоны. Неожиданно подул страшный завывающий ветер, поднявший в воздух клубы белесоватой пыли: очевидцы сообщают, что видимость в городе уменьшилась до нескольких метров. Общим было ощущение измождения и полной безысходности.

Дивизии 1-й японской армии, построенные после сражения под Мукденом. Источник: Russo-Japanese War: A Photographic and Descriptive Review of the Great Conflict in the Far East

Дивизии 1-й японской армии, построенные после сражения под Мукденом. Источник: Russo-Japanese War: A Photographic and Descriptive Review of the Great Conflict in the Far East

Уже к обеду 8 марта в Мукдене стал отчетливо слышен гром выстрелов японских гаубиц. Корреспондент одной из лондонских газет написал в этот день: «Мы слышали погребальную музыку. "Колокола" гаубиц возвещали потерю Мукдена и утрату Россией своего владычества в Маньчжурии. Возможно, они возвещали о смерти самой русской армии».

Викентий Вересаев, врач и известный писатель, уходивший вместе с армией из Мукдена, оставил красноречивое описание этого русского отступления: «Поток повозок, залепленных пылью, медленно двигался вперед, останавливался, пережидал паузу и снова трогался в путь. Десять рядов повозок не могли идти одновременно — все старались вытеснить соседа, вступали в спор и преграждали друг другу путь. Красные, дикие лица блестели сквозь пыль; свист кнутов и хриплые проклятья неслись отовсюду. Давка была страшной. А позади гремели орудия и слышались звуки пулеметной стрельбы».

Очевидцы описывают, что в месте смыкания японского окружения происходили страшные вещи. Некоторые отчаявшиеся русские солдаты яростно бросались на японские пулеметы и гибли. Офицеры, израсходовав наличный боезапас, поднимались на железнодорожную насыпь и вставали во весь рост — чтобы их силуэты могли лучше различить японские снайперы.

Конец иллюзий

Мукденское сражение отчетливо показало России и миру, что так вести войну с Японией, как вели ее царь Николай II и генерал Куропаткин, бессмысленно и преступно.

Потери русских были чудовищны: более 20 000 погибших и 87 446 раненых. Армия лишилась более 25 тысяч обозных повозок и больше половины конского состава — погибли или стали трофеями японцев около 15 тысяч лошадей. В Мукдене были взорваны или перешли во владение японцев материальные ценности и снаряжение, на совокупную стоимость которых можно было полностью снарядить и вооружить еще одну Маньчжурскую армию.

Японцы под Мукденом потеряли 15 892 убитыми и 59 612 ранеными, что составило более четверти наличного состава армии. Это, конечно, очень большая цена. Но это была цена за победу в войне и за бесспорное обретение статуса великой державы. Дата окончания Мукденской операции была объявлена в Японии Днем армии.

Лондонская «Таймс» бесстрастно указала на главную причину японской победы: «Венчающая войну битва при Мукдене была выиграна потому, что Япония была единой в стремлении достичь национальных целей и была готова на любые жертвы ради достижения этих целей, а также потому, что каждый японский солдат и матрос знал и понимал свою роль в происходящем и исполнял ее со всем тщанием ради своей страны — безотносительно к своей малозначащей судьбе».

Крамола долго не живет Далее в рубрике Крамола долго не живетБолее 40% публикаций в китайском сегменте интернета подвергаются цензуре, выяснили эксперты

Комментарии

22 августа 2014, 10:48
Если учесть то ,что белые сами позвали японцев в помощи против красных то мы сами отдали им эти земли,правда в 45 ом году все вернулось на круги своя. Японцы больше не будут с нами ссориться.
22 августа 2014, 16:34
И вновь слабая статья по очень интересной теме....не буду касаться структуры статьи, которая тоже вызывает ряд вопросов. Например, почему говорится о сражении на Шахэ, но нет ни сражения у Сандепу, ни набега на Инкоу, которые имеют к Мукдену большее отношение....остановлюсь лишь на моментах, которые можно оспорить
1. Ляоянская битва - термин неудачен - битва это решающее военное столкновение противоборствующих сторон. Ляоян таковым не был, так что вернемся к традиционному термину "Ляоянское сражение".
2. Россия утратила контроль не над всей Маньчжурией, а южной ее частью до станции Чаньчунь...
3. Дальневосточным Седаном Мукден не стал, как бы не хотелось это японцам - окружения под Мукденом и капитуляции всей армии в несколько дней как это было под Седаном удалось избежать.
4. Мед служба была далека от идеала, но вот впервые в русско-японской войне число боевых потерь превысило количество больных, что как раз говорит в пользу принятых санитарных мер. Кстати раненные японцы были счастливы попасть в русский госпиталь...в своем если верить доктору Кравкову их бы просто прикончили, чтобы не возиться...
5. По поводу того, что японцы не утратили ни одного значимого рубежа в сражении на Шахэ не совсем точно....последним боем в сражении на Шахэ как раз стало взятие русскими войсками Путиловской сопки (или "сопки с деревом"), где ценой огромных потерь практически полностью был уничтожен отряд генерала Ямады.
6. Официально по современным оценкам убитыми на Шахэ русская армии потеряла не 10959, а 4854 человека....вероятно в убитых автор записал пропавших без вести.
7. Те же вопросы по оценке потерь применительно к Мукдену. Официально погибло не более 20 тьс., а 8705 чел. Данные привожу по изданию Россия и СССР в войнах 20 века. М., 2001.
8. Мукден не стал для Японии победой в войне...по крайней мере в Маньчжурии, а лишь тяжелым для обеих сторон сражением в борьбе на истощение, которая если посмотреть соотношение сил на лето 1905 года шла не в пользу Японии. Соглашусь с автором, что моральный эффект от неудачи был огромен....
9. Кто такой генерал Юхнов?? 219-ый Юхновский полк получил свое имя по городу Юхнов в совр. Калужской области. А командовал полком в 1904 году полковник Васильев, произведенный за отличие в войне с Японией в генерал-майоры
10. "Батальоны Ноги перерезали магистраль Транссиба" - это прямо сон японского командования или слабое знание автором географии, но вот только Транссиб был слишком далеко от Мукдена - речь может идти о ЮКВЖД - это часть Китайской Восточной железной дороги (КВЖД).
Это лишь краткий перечень уточнений.....
24 августа 2014, 13:23
Даже если принять цифры приведенные атором, то соотношение потерь сторон идут ни в какое сравнение с соотношением потерь в ВОВ. Аналогичные сражения во время которой выдаются за великие достижения оборонительных боев отечественных полководцев.
24 августа 2014, 13:57
Вы учитывайте разницу в мощи оружия ,когда сравниваете первую и вторую мировые войны. Да и глубину мобилизации страны.
06 сентября 2014, 00:58
Как то про глубину мобилизации, связи вообще не вижу, а по мощи вооружения разница очень невелика. Различается лишь отсутсвие авиации, и ручного автоматического оружия. Кстати высказанная мною мысль справедлива для сравнения не только руской японской и ВОВ но и при сравнении WW1 с ВОВ. А вот про последнее очень много уже скзано и написано.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»