Как убивали «Charlie Hebdo»
Как убивали «Charlie Hebdo»

Ровно три года назад исламисты расстреляли сатирический французский еженедельник, не пощадив престарелых карикатуристов

«Их французский был безупречен! Вы понимаете меня?» — безостановочно повторяла художница Коринн Рей, стоявшая спиной к выходу из «Еженедельного Чарли». — «Их французский был безупречен!». — опять повторила она, и внимательно слушавший ее полицейский коснулся плеча то и дело всхлипывавшей женщины, чтобы она посторонилась. Мимо пронесли носилки, на которых лежал человек в черном пакете. А потом еще… и еще…

В тот черный для Франции и всего мира день погибло 12 сотрудников сатирического журнала. Средний возраст убитых 60+.

Фото: Википедия

«Мадам, вы можете добавить что-то еще? - спросил полицейский. — «Они… заставили меня набрать код…» — «Сколько их было, опишите приметы».

Их было двое. Саид и Шериф Куаши. 34-х и 32-х лет от роду. 

Фото: соцсети

Эти молодые люди, действительно, хорошо владели французским. Более того, Куаши были урожденными парижанами, родителям которых (выходцам из Алжира бывшего колонией Франции аж с 1848 года) позволили в начале 80-х без проблем легализоваться в стране, испокон веков славившейся своими мыслителями-вольнодумцами, писателями-гуманистами, высмеивавшими догматы и обряды церкви, поведение фарисеев-священнослужителей, лицемеров и противников свободной мысли.

К месту ли перечислять имена Рабле и Рамуса, Деперье и Монтеня, истово отвергавших любой религиозный фанатизм? Читали их труды братья Куаши? Вряд ли…  

Саид и Шериф рано лишились родителей. Их детство прошло  в приюте, который находился неподалеку от редакции «Еженедельного Чарли». Родину молодые люди начали «благодарить» достаточно рано и, надо сказать, своеобразно. Заведя «полезные» знакомства с запрещенной везде, где только можно, организацией «Аль-Каида» старшенький Саид проходил специальную боевую подготовку в логове террористов — специально обустроенных лагерях на Аравийском полуострове.

Младшенький Шериф покуривал травку и мнил себя рэп-звездой. Но его талант так и не был оценен по достоинству. Поэтому мальчик примкнул к радикальной исламистской группировке, чьи идеи транслировались не где-нибудь в парижских катакомбах и теплотрассах, а в мечети, расположенной на одном из столичных бульваров с красноречивым названием Сталинград.

Они ни от кого не скрывались. Более того, Шериф, голову которого хорошенько прополоскали радикальными мыслишками, успел поведать миру

в одном из своих интервью, что «атаки смертников – это хорошо, а умереть, принеся себя в жертву, – просто прекрасно».

Юных парижан, в чьих головах витали маниакально-бредовые идеи французское правосудие периодически «прихватывало» и привлекало к ответственности. Братьям инкриминировали создание экстремистских группировок и подготовку к побегу Омара Алави, «кошмарившего» террористическими атаками Францию в 1995 году.

Но отпускали их настолько быстро, что в террористических подготовительных лагерях, по ним не успевали соскучиться. Переломным моментом в жизни двух братьев стало вторжение США в Ирак, расцененное ими как атака на исламистскую систему координат.  

Саид и Шериф были не одни. Ни для кого не секрет, что не первое десятилетие Францию можно смело называть страной, в которой приток представителей «самой мирной религии на земле» рос и продолжает расти в геометрической прогрессии.

А тем временем, в Париже, неподалеку от местечка, где выросли братья Куаши, «вольнодумствовала» редакция «Charlie Hebdo». В 2006 году они опубликовали так называемый «Манифест двенадцати». В нем сотрудники «Еженедельного Чарли» поставили исламизм в один ряд с фашизмом, нацизмом и сталинизмом, назвав его главной угрозой европейской демократии.

Изо дня в день, сталкиваясь на улицах с арабами и женщинами в хиджабах, которых становилось все больше и больше, пожилые французы — «люди старых правил»! — либо что-то недопоняли, либо на что-то уповали до самого своего конца.

Вот только на что? На то, что «самые мирные» интегрируются в европейское общество настолько, что поймут – свобода слова превыше религиозных догм, а юмор и даже «зубастая» сатира неподсудны? Ведь восставал же против религиозных догм Франсуа Рабле, откровенно глумясь, издеваясь над религией и – одновременно! – боясь, что его сожгут на костре.

И было это в те времена, когда через костры инквизиции прошли многие. Но то был XVI век. И то была совершенно другая Франция. И костры, на которых сжигали еретиков, разводила пускай переживавшая свои самые зловещие времена, но, все же, Христианская церковь. У еретика и вольнодумца Рабле во время аудиенции у Папы Римского получилось не только выпросить помилование, уйдя от рук палачей, но и… под конец жизни стать священником в городе Медоне.

Что ни говори! Инквизиторы XVI столетия, все же, время от времени, заглядывали в лица «еретиков» и, порой, брали поправку на их заслуги, «щадя седины». А вот братья Саид и Шериф, вооруженные не факелами, но куда более серьезными автоматами CZSA Vz.58, пистолетами-пулеметами Šcorpion vz. 61, дробовиком, гранатометом и проверенными в боях русскими «ТТ-шниками», не были намерены щадить никого.

Все могло бы случиться иначе! Ведь изначально террористы «прибыли» по адресу, где находился архив редакции, в котором хранились материалы, начиная с 1969 года (момента основания «Еженедельного Чарли»). Добрые самаритяне из числа местных жителей быстро сориентировали молодых убийц, указав место, где находится редакция. При этом один из прохожих, выступивших в роли навигатора, был убит на месте.

Попав, наконец, по адресу, Саид приставил пистолет к голове художницы Коринн Рей, которая выходила из редакции пораньше (спешила за дочерью в детский сад). Двое подонков в камуфляже, предложили ей либо ввести код на входной двери, либо умереть… перепуганной насмерть женщине удалось умолить их оставить ее в живых.

За несколько минут до расправы над членами редакции, в «Твиттере» «Charlie Hebdo» успела появиться последняя – «предрасстрельная»! – карикатура.

На ней был изображен Абу Бакр аль-Багдади, главарь запрещенной в России террористической группировки «Исламское государство». Французы успели «порадовать» свою аудиторию вот этой карикатурой, на которой предводитель их палачей желает всем здоровья в связи с наступлением нового года…  

Фото: соцсети

…От первых выстрелов погибли вовсе не карикатуристы, «оскорбившие» Пророка Мухаммеда,  а 42-летний Фредерик Буассо, не имевший к редакции еженедельника ни малейшего отношения. Он был работником транснациональной корпорации «Sodexo», занимающейся по всему миру организацией питания и сервисного обслуживания.

Перед смертью Фредерик улыбнулся и участливо спросил своих убийц:

- Что вам угодно, господа?

Ответом были выстрелы.

Затем братья поднялись на второй этаж, где перепуганной насмерть секретарше, слышавшей шум внизу, приказали позвать главного редактора, 47-летнего Стефана Шарбонье. 

Стефан Шарбонье (Шарбо). Фото: Википедия

—У него сейчас редакционное совещ… - начала было она, но увидев в руках людей в камуфляже оружие, осеклась и попятилась к двери, за которой обсуждали выпуск нового еженедельника Стефан и его коллеги.  

— Месье Шарбонье, там…

Шарбонье посмотрел на белое, как мел, лицо своего секретаря, и произнес:

- Я сейчас вернусь. Одну минутку, коллеги! — а затем вышел. Чтобы уже не переступить порог своего кабинета больше никогда.

Минутка превратилась в вечность.

Расстреляв Шарбонье, Саид и Шериф, ворвались в кабинет и открыли огонь по остальным сотрудникам редакции. Они не пощадили ни художника Филиппа Оноре, которому на момент этой варварской казни было 73 года. 

Филипп Онноре, карикатурист. Фото: Википедия

Ни 80-летнего патриарха французской сатиры Жоржа Волински.

Жорж Волински. Фото: Википедия

Ни 76-летнего мастера карикатуры Жана Кабю

Жан Кабю. Фото: Википедия

Ни колумниста Эльзу Кайа 

Эльза Кайа. Фото: Википедия

Всего от пуль подонков погибли 12 человек, и были тяжело ранены еще 11. Так было положено начало серии террористических актов во Франции, которые продлятся в ее разных уголках 7-9 января 2015 года.

Убийцы ненадолго пережили своих жертв. Они были уничтожены 9 января  в местечке Даммартен-ан-Гоэль. А 14 января увидел свет новый выпуск «Charlie Hebdo».

На обложке еженедельника был изображен Мухаммед с легендарной подписью «Je suis Charlie» («Я – Шарли!») и пометкой «Tout est pardonne» («Все прощено»).

История «Charlie» символична. Она говорит нам о том, что и сегодня, в предлагаемых обстоятельствах XXI века, «неправильно» мыслящие журналисты, писатели, художники, задевшие и оскорбившие чьи-то религиозные или национальные чувства, расплачиваются кровью. А те, кто хочет избежать кровавой расплаты, вынуждены униженно просить прощения.

Одних «неправильно мыслящих» убивают последователи «самой мирной религии на земле». Других сажают за решетку суды, вменяя им «оскорбление чувств» или «разжигание розни». А правильно ли это? Большой вопрос.

Однако для меня совершенно очевидно лишь одно: любая идея или религия, посягательство на которую стоит человеческой жизни, по природе своей  бесчеловечны.

Можно убить человека, людей. Уничтожить мысль невозможно. 

Персидская весна Далее в рубрике Персидская веснаЧто нужно знать о протестах в Иране? Читайте в рубрике «В мире» Как убивали российскую сборнуюДля того чтобы отобрать у нас победу на Чемпионате мира всё возможное и невозможное сделали не только наши «друзья», но и мы сами Как убивали российскую сборную

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»