Сутана, а не платье
Преподобная Кэтрин Джеффертс Шори приветствует прихожан после ее введения в должность председательствующего епископа Епископальной церкви в Национальном соборе в Вашингтоне, 4 ноября 2006 года. Шори стала первой женщиной, возглавившей национальный филиал Всемирной Англиканской церкви. Фото: Jonathan Ernst / Reuters

Преподобная Кэтрин Джеффертс Шори приветствует прихожан после ее введения в должность председательствующего епископа Епископальной церкви в Национальном соборе в Вашингтоне, 4 ноября 2006 года. Шори стала первой женщиной, возглавившей национальный филиал Всемирной Англиканской церкви. Фото: Jonathan Ernst / Reuters

Генеральный синод англиканской церкви внес в церковный устав поправки, разрешающие рукоположение женщин в качестве епископов — глав епархий.

Генеральный синод англиканской церкви внес в церковный устав поправки, которые разрешают рукоположение женщин в качестве епископов — глав епархий, сообщает «Би-би-си».

Произошло это через 20 лет после рукоположения первой в истории Церкви Англии женщины-священника. В марте 1994 года в Бристольском соборе епископ Барри Роджерсон рукоположил Анжелу Бернерс-Уилсон, ставшую первой в истории Англии женщиной-капелланом. Вместе с ней Роджерсон во время той же церемонии рукоположил еще 31 женщину в разные младшие духовные саны. Сейчас каждый пятый член клира Церкви Англии — женщина.

Церковь Англии оставалась консервативной в этом вопросе сравнительно долго: первопроходцами женского рукоположения были англиканские диоцезы Гонконга и США. В 1971 году епископ Гонконга и Макао Гильберт Бэйкер официально рукоположил в церковный сан китаянку Флоренс Ли Тим-Ой, неофициально  бывшую священником еще во время Второй мировой войны, когда англиканские диоцезы Китая переживали глубокий кадровый кризис в связи с японской оккупацией. В 1974 году в Филадельфии трое бывших епископов Епископальной англиканской церкви Америки незаконно рукоположили 11 женщин — за два года до того, как Генеральная конвенция церкви примет постановление, разрешающее это делать. Philadelphia Eleven быстро стали символом феминистической внутрицерковной борьбы, но уже в 1976 году Конвенция разрешила давать американским женщинам церковные саны и легализовала наложенные саны филадельфийских служительниц.
В 2015 году четыре диоцезы Церкви Англии собираются выбрать в качестве своих глав женщин — Ноттингем, Оксфорд, Глочестер и Ньюкасл. Рукоположения женщин в сан младших епископов-викариев можно будет ожидать уже в этом году.

«Проблема женского епископата обсуждалась в Церкви Англии уже несколько лет, и финальное решение было принято еще в июле 2014 года на Генеральном синоде в Йорке. Решение Синода 17 ноября представляет собой по большому счету последний штрих — внесение соответствующих поправок в канонические документы», — объяснил РП религиовед, преподаватель Центра изучения религий РГГУ Константин Михайлов.

Для внесения этих изменений в канон требовалось единогласное «да» от трех палат Синода — епископов, священников и мирян. Палата мирян, как ни странно, показала себя как наиболее консервативная — именно из-за ее представителей, не давших необходимые две трети голосов, поправки о женщинах-епископах не прошли еще в 2012 году, во время позапрошлого собрания Синода по этому вопросу.

В то же время, считает исследователь, дебаты вокруг женского епископата гораздо шире, чем отдельное решение Церкви Англии. «Она, как известно, лишь часть большого Англиканского сообщества. Некоторые из членов этого сообщества, например, Шотландская епископальная церковь, уже давно приняли аналогичные решения. Другие, более консервативные церкви, как многие англиканские общины в Африке, идею женского епископата пока отвергают, — пояснил он. — Конечно, Церковь Англии формально равна другим членам сообщества. Но фактически ее авторитет, основанный на исторической традиции, очень велик. Поэтому появление в ней женского епископата — серьезный вызов не только для других англиканских общин, но даже и для других конфессий».

Решение англичан базируется на факте существования женщин-священнослужительниц в христианских общинах античных времен, некотором опыте участия женщин в духовной жизни английского протестантизма XVII–XVIII столетий и практике женского духовенства в других англиканских и в целом протестантских церквях, отметил Михайлов. С изменением общественного отношения к правам женщин во второй половине XX века забытая традиция женского духовенства была восстановлена и для многих протестантских церквей давно уже стала нормой. Существуют женщины-священники (правильней было бы сказать «священницы», но для россиян этот оборот еще непривычен) и во многих «континентальных» протестантских церквях.

Преподобная  Канон Мэри Гласспул (слева) и преподобная  Диана М. Джардин Брюс совершают таинство Ефхаристии, Лонг-Бич, штат Калифорния, 15 мая 2010. Фото: Mark J. Terrill / AP

Преподобная Канон Мэри Гласспул (слева) и преподобная Диана М. Джардин Брюс совершают таинство Ефхаристии, Лонг-Бич, штат Калифорния, 15 мая 2010. Фото: Mark J. Terrill / AP

По словам религиоведа, еще в июле Русская православная церковь заявила, что воспринимает решение англичан «с тревогой и разочарованием».

Вопрос о рукоположении женщин в качестве епископов — глав епархий проходит обсуждение и в Католической церкви, но оно проходит пока на уровне публицистики и богословской полемики, отметил Михайлов. А вот в РПЦ, считает он, таких дебатов в ближайшее время не будет. «Впрочем, еще пятьдесят лет назад их сложно было представить и в Англии, а сто лет назад никто не поверил бы даже в саму возможность женского духовенства. Учитывая явные тенденции к развитию феминистского движения и в России, и в традиционно консервативных католических регионах, и в столь же консервативных регионах Англиканского сообщества, можно не сомневаться, что распространение в нашу страну острых дебатов о женском духовенстве, а значит и о женском епископате, — вопрос времени», — говорит Михайлов.

Как полагает историк-медиевист, религовед Иван Фадеев, в Церкви Англии помимо двух фракций — консервативно-оппозиционной, представленной заметным меньшинством, и прогрессистской, — существует еще одна. Это фракция своеобразных церковных интернационалистов, по мнению которых, вопрос о женском священстве имеет смысл поднимать только при условии объединения всех кафолических церквей, то есть Англиканского сообщества, католичества и православия.

Православный священник отец Григорий Лурье считает, что в православии эта проблема остро не стоит. По его словам, институциональное священство у христиан, священство рукоположенных служителей является прямым продолжателем Ветхозаветного священства, то есть патриархально по своей сути. По мнению Лурье, в православной традиции институт священнической иерархии — не та область, где христианское служение раскрывается в своей истинной чистоте, поскольку опорой православной общины являются не те, кто получает за эту роль священническую зарплату, а те, кто обладает необходимым для этого моральным авторитетом. «В области личной святости никакого разделения между мужчинами и женщинами нет, и у женщин в этом плане шансов даже больше», — говорит священник.

«Женщины в православии могут делать все то, что могут делать миряне, а миряне, на самом деле, могут делать гораздо больше, чем об этом обычно знают, — продолжает Лурье. — Например, миряне могут совершать все службы, кроме литургии. Даже исторически все эти службы произрастают из монашеской традиции, традиции, развивавшейся параллельно с институтом иерархического священства. Практика старообрядцев-беспоповцев была основана именно на этом — миряне-начетчики выполняли все священнические функции, кроме литургии, а многие начетчики как раз были женщинами. В Катакомбной церкви картина была той же, и зачастую катакомбные общины возглавлялись женщинами, особенно в позднесоветское время».

По его словам, мощное влияние женщин на жизнь общин такого рода связано с тем, что «литургия в таких общинах не совершалась в принципе: верующие причащались так называемыми "запасными дарами" либо теми, которые долго хранились в общине, либо теми, что специально привозили из мест, где служил катакомбный священник. Связными-курьерами при этом всегда были женщины, так как они вызывали меньше подозрений».

Лурье все-таки привел шутливый пример православной женщины-священника — одна беспокойная воронежская монахиня-игуменья в начале 1990-х годов выходила на улицы освящать автомобили. Она окропляла проезжающие машины святой водой, причем с епитрахильей на шее — а это минимально необходимая часть священнического одеяния, носимая исключительно попами. Это происходило уже во времена окончания гонений на верующих, когда появлялось огромное количество священников, но моральный авторитет игуменьи оставался непревзойденным.

«В православии авторитет личной святости, подлинной или мнимой, стоит значительно выше епархиального авторитета священника. Если священник обладает и саном, и личной святостью, тогда все круто. В случае же отсутствия у него личной святости — он просто машинка для служения литургии. Священный сан мало что дает для того, чтобы обладать авторитетом в православной общине, и даже работает в минус в случае несоответствия сану: если ты просто плохой человек, это плохо, а если ты плохой человек с саном — ты еще хуже. Так что священничество — грязная работа, которая женщинам не особо и нужна», — заключил Лурье.

Система противокорейской обороны Далее в рубрике Система противокорейской обороныСША планируют усиление системы ПРО для борьбы с перспективными ракетами КНДР; эксперты полагают, что на самом деле американские военные обеспокоены ракетным потенциалом Китая и России

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»