По стопам «Туркменбаши»
Фото с сайта ru.president.az

Фото с сайта ru.president.az

Алиев подхватил страсть к пожизненному правлению государством

26 сентября в Азербайджане состоялся референдум по поводу внесения изменений в конституцию страны. Согласно предварительным данным ЦИК, граждане одобрили все предложения, суть которых сводится к укреплению власти президента.

Азербайджанцы практически единогласно поддержали увеличение срока полномочий президента (91,2%), устранение возрастного ценза при избрании главы государства (91%), право президента распускать парламент (87,4%). Также граждане выступили за введение института вице-президентов (89%) и отмену возрастного ценза при избрании депутатов (88,3%).

Исполнительный секретарь правящей партии «Новый Азербайджан» Али Ахмедов охарактеризовал итоги плебисцита как успешное прохождение проверки на доверие к властям: «Народ выразил доверие президенту. Это был своего рода тест на доверие. Этот тест стал более чем успешным». «Русская Планета» разбиралась, что в реальности означают результаты референдума, и к каким последствиям приведет укрепление режима Ильхама Алиева?

Чего боится Алиев

Скорее всего, стремление президента укрепить собственную власть вызвано тревожной социально-экономической ситуацией. С 2015 года Азербайджан переживает тяжелые времена из-за обвала цен на энергоносители со 100 до 30 долларов за баррель. Только по официальной статистике бюджет страны на 75% состоит из доходов от экспорта нефти. Вслед за нефтяными котировками обвалился в два раза курс национальной валюты - маната.

Снижение уровня жизни коснулось всех слоев азербайджанского общества: от нефтяников, живущих в небоскребах с видом на море, до провинциальных обывателей, лишившихся возможности покупать продовольствие за адекватные цены. Согласно обрывчатым сообщениям в СМИ и комментариям экспертов, по азербайджанским городам прокатилась волна протестов. Граждане выходили с экономическими лозунгами и в некоторых случаях разгонялись полицией.

Логично предположить, что в такой ситуации экономический протест может легко обрести политическую форму. С большой вероятностью именно этим опасением продиктованы действия Ильхама Алиева. За последние два года власти практически выдавили инакомыслящих из публичного пространства и значительно сократили количество НКО, получающих деньги из-за рубежа.

На этом фоне ухудшились отношения между Баку и Вашингтоном. В Конгрессе даже обсуждался вопрос о введении санкций против Азербайджана за нарушение прав человека. Алиев, видимо, всерьез опасается начала «цветной революции». Социальная почва для масштабного восстания действительно существует, не хватает только детонатора. Кризис ударил по беднякам, среднему классу, а также затронул коммерческие интересы элиты - высшей бюрократии и энергетических магнатов.

Как правило, в таких критических условиях любой политический режим идет на сделку с обществом, уговаривая граждан потерпеть ради лучшего будущего. При этом власть пытается либо «самореформироваться» путем демократизации политической системы, либо, наоборот, бросает ресурсы на консервацию - укрепление существующих и институтов.

Если в России мы можем наблюдать некий гибрид, то в Азербайджане был сделан однозначный выбор в пользу сохранения незыблемости режима, и референдум был нужен для легитимизации этого процесса. 54-летний Алиев получил от народа моральный карт-бланш на правление в течение, возможно, ближайших двух-трех десятилетий.

Молодой и авторитарный

Теперь Алиев может реже избираться, перекладывать ответственность в случае социально-экономического коллапса на вице-президентов и распускать Милли Меджлис, если депутаты выйдут из-под контроля и попытаются устроить обструкцию его решениям. Нынешний глава Азербайджана формирует максимально удобную правовую платформу, которая позволит сохранять власть в наиболее неблагоприятных ситуациях, включая легальные формы политического неповиновения и военный переворот.

О последствиях референдума в Азербайджане для России уместно говорить в контексте текущих процессов на постсоветском пространстве. По сути Алиев подхватил доминирующую среди центральноазиатских элит страсть к пожизненному правлению государством. Этой исключительной компетенцией обладали «Туркменбаши Великий» Сапармурат Ниязов, недавно ушедший из жизни узбекский лидер Ислам Каримов.

С мая 2016 года избираться неограниченное число раз может 63-летний президент Таджикистана Эмомали Рахмон, обладающий статусом «Основателя мира и национального единства - Лидера нации». Кроме того, режим бессменного президентства фактически установлен в Казахстане. 76-летний «Лидер Нации» Нурсултан Назарбаев правит республикой на протяжении четверти века. С большой вероятностью он сохранит свой пост до 2020 года, когда должны пройти следующие выборы главы государства. Об изменении конституции с целью сохранения власти подумывает и киргизский президент Алмазбек Атамбаев.

С точки зрения западной политологии, подобные процессы - проявление авторитаризма, диктатуры и культа личности. С другой стороны, патернализм населения и тяга руководителя государства к пожизненному правлению являются частью политических традиций восточных обществ. В интересах России не вешать ярлыки на партнеров, а иметь возможность вести диалог с вменяемой и дееспособной политической элитой.

Принято считать, что неограниченная власть кружит голову. Но потере связи с реальностью подвержены далеко не все лидеры постсоветского пространства. Например, внезапная смерть Ислама Каримова вопреки опасениям не привела к дестабилизации страны и центральноазиатского региона. Однако на политическом небосклоне Казахстана, Туркменистана и Таджикистана отсутствуют (по крайней мере, на первый взгляд) фигуры, способные как Шавкат Мирзиёев сыграть роль преемников «пожизненных» президентов.

Казалось бы, ситуация в Азербайджане выглядит более оптимистично. Алиев относительно молод, но именно этот факт как раз и настораживает. В свои неполные 55 лет азербайджанский лидер отличился на поприще неприкрытой борьбы с оппозиционными настроениями, стремлением усилить собственные полномочия и не проявляет желания хоть каким-то образом обновить политическую систему.

Корейский para bellum Далее в рубрике Корейский para bellumОзвученная Южной Кореей готовность уничтожить северокорейского лидера рискует обострить региональный конфликт Читайте в рубрике «Власть» На смерть Гейдара ДжемаляФилософ скончался в ночь на понедельник, оставив после себя неоценимое интеллектуальное наследие На смерть Гейдара Джемаля

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Анализ событий России и мира
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте статьи экспертов
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»