Шпионская большая любовь
Дэвид Грингласс после освобождения. Фото: Ed Clarity / NY Daily News Archive / Getty Images / Fotobank.com

Дэвид Грингласс после освобождения. Фото: Ed Clarity / NY Daily News Archive / Getty Images / Fotobank.com

Шпионивший в пользу СССР американец, на основе показаний которого была казнена его сестра Этель Розенберг, скончался в возрасте 92 лет

В США в возрасте 92 лет скончался американец Дэвид Грингласс, шпионивший в пользу Советского Союза. Его имя на долгие годы стало синонимом предательства: данные им на суде показания помогли шпиону спасти свою жену, но обрекли на смертный приговор его сестру и ее мужа — Этель и Юлиуса Розенбергов. Супруги стали единственными гражданскими лицами, казненными в США за шпионаж за все время холодной войны.

Грингласс скончался еще 1 октября, однако известно об этом стало только сейчас. О его смерти сообщил источник газеты New York Times в доме престарелых, где экс-шпион долгое время жил под вымышленным именем, а также один из его родственников, пожелавший остаться неназванным. Информацию о смерти Грингласса подтвердил журналист Сэм Робертс, автор опубликованной в 2001 году книги «Брат», в которой подробно описаны детали этой шпионской истории. Конкретные причины смерти пока не известны.

Дэвид Грингласс родился в 1922 году в Нью-Йорке в семье иммигрантов из России и Австрии. Его родители всегда питали симпатии к марксизму. Будущий шпион не имел хорошего образования — окончив школу, он поступил в Бруклинский политехнический институт, однако вскоре бросил его. Еще в юношестве он познакомился с Рут Принц, отличницей из соседней школы. Не дожидаясь, когда молодого человека призовут в армию, в 1942 году они сыграли свадьбу. Незадолго до этого будущие супруги стали членами «Молодежной коммунистической лиги», однако это не помешало Гринглассу вступить в американскую армию и устроиться машинистом на военной базе в городе Джексон, штат Миссисипи. На тот момент у супругов уже было двое детей.

В 1944 году молодой человек оказался задействован в программе США по разработке ядерного оружия «Проект Манхэттен». В рамках этого проекта до 1945 года были созданы три атомные бомбы — плутониевая «Штучка», взорванная при первом ядерном испытании, урановая «Малыш», сброшенная на Хиросиму, и плутониевая «Толстяк», взорвавшаяся над  Нагасаки. По одним данным, служба безопасности халатно отнеслась к проверке личности Грингласса и не учла его происхождение, по другим, он попал на ядерные разработки случайно, заменив солдата, ушедшего в самоволку. Так или иначе, он оказался в команде в Лос-Аламосе, занимавшейся созданием форм для высокоточных линз, использующихся при детонировании ядерного ядра.

Вскоре об этом узнал его свояк Юлиус Розенберг. Он занимал должность гражданского инженера войск связи в штате Нью-Джерси и уже некоторое время работал на советского разведчика Александра Феклисова, который предложил брату Розенберга и его супруге встретиться с ним. Те ответили согласием. «Они молодые, умные, способные и политически развитые люди, глубоко верящие в дело коммунизма и желающие сделать все возможное, чтобы помочь нашей стране. Они, несомненно, преданы нам», — писал Феклисов, в то время работающий под прикрытием в нью-йоркской резидентуре, в своем отчете.

Дэвид и Рут Грингласс. Фото: knickerbockervillage.com

Дэвид и Рут Грингласс. Фото: knickerbockervillage.com

Поскольку безопасность зачастую была слабым местом базы в Лос-Аламосе и секретные документы иногда просто лежали на столах, шпионаж в пользу Советского Союза не потребовал специальных знаний. В середине 1945 года Грингласс направил Розенбергу незавершенный эскиз и 12 страниц технических деталей о бомбе «Толстяк», впоследствии сброшенной на Нагасаки. В сентябре того же года супруги Грингласс посетили квартиру Розенбергов в Нью-Йорке. То, что там произошло, позже стало вопросом жизни и смерти — Дэвид Грингласс надиктовал свои шпионские наблюдения, а одна из женщин, либо его жена, либо сестра, записала их, сидя за пишущей машинкой Remington.

После того как чиновники из американского правительства обнаружили, что Розенберг состоит в Коммунистической партии США, его уволили из войск связи. Грингласс же стал передавать секретные документы через работающего в одной из американских корпораций химика Гарри Голда, который уже несколько лет выполнял курьерские функции для многих просоветских шпионов.

После Второй мировой войны Грингласс, его брат Берни и Юлиус Розенберг основали небольшую механическую мастерскую на Манхэттене, которая просуществовала до 1947 года. Первые пять лет после войны американские власти наиболее активно разыскивали живущих в США коммунистов, пытаясь разрушить шпионские сети. Дэвид тем временем продолжал поддерживать контакты с Советским Союзом, уже независимо от мужа своей сестры.

В 1950 году британские и американские спецслужбы обнаружили, что работавший на базе в Лос-Аламосе физик-теоретик Клаус Фукс во время войны был одним из просоветских шпионов. Среди контактов, которые он назвал в своих показаниях, было имя некого Гарри Голда из Бруклина.
Это и привело ФБР к Гринглассам и Розенбергам. При этом, как говорится в книге американского исследователя Рональда Радоша «Дело Розенберга», когда силовики схватили физика Фукса, Юлиус Розенберг дал брату своей жены $5000, чтобы он вместе с супругой уехал в Мексику. Однако по какой-то причине те отказались.

Дэвид Грингласс был арестован по обвинению в шпионаже в июне 1950 года, вскоре была установлена и причастность к этому делу Юлиуса Розенберга. Имена жен обоих обвиняемых первоначально в деле не упоминались — свидетельствуя перед большим жюри спустя несколько месяцев после задержания, Дэвид Грингласс сообщил, что к шпионажу женщины никакого отношения не имели.

Однако уже в начале следующего года он изменил свои показания. На допросе Грингласс сказал, что заметки, которые он диктовал в сентябре 1945 года в нью-йоркской квартире, записывала именно его родная сестра, Этель Розенберг. После этого следователи предложили ему продолжить давать признательные показания в рамках соглашения об иммунитете для его жены Рут, которое позволило бы ей остаться вместе с двумя их детьми. Дэвид согласился и детально рассказал обо всех деталях функционирования шпионской сети. Супруга Грингласса проходила по этому делу в качестве сообщника, официальных обвинений ей так и не предъявили.

Фраза, сказанная главным гособвинителем Ирвингом Сайполом об Этель Розенберг в ходе слушаний, в дальнейшем вошла в историю как пример несправедливого судебного разбирательства: «Так же, как и в бесчисленном множестве других подобных случаев, она сидела за этой машинкой и била по клавишам, удар за ударом выступая против своей страны и в интересах Советов». В конце концов, присяжные признали обоих Розенбергов виновными в шпионском заговоре, а председательствующий судья приговорил их к смерти. Вышестоящая инстанция не отменила апелляционную жалобу, и 19 июня 1953 года супруги, которые отвергали все просьбы назвать имена других участников шпионской сети и настаивали на своей невиновности, были казнены на электрическом стуле.

Этель и Юлиус Розенберг. Фото: Библиотека Конгресса

Этель и Юлиус Розенберг. Фото: Библиотека Конгресса

За несколько месяцев до экзекуции Дэвид Грингласс попросил своего адвоката доставить президенту США Дуайту Эйзенхауэру письмо, в котором попросил заменить наказание своей сестре и ее мужу на лишение свободы. Он писал: «Если эти двое погибнут, я буду вынужден прожить остаток своей жизни с очень темным отпечатком на своей совести». Свои собственные показания в обращении к президенту бывший шпион называл «актом раскаяния за все ошибки, которые я сделал по отношению к своей стране, своей семье и себе самому».

Самого Грингласса судья приговорил к 15 годам заключения. После девяти с половиной лет в тюрьме он освободился и смог воссоединиться с супругой. Долгое время бывший шпион вместе со своей семьей жил в Нью-Йорке под вымышленным именем. Однако в 1996 году тогдашнему репортеру New York Times Сэму Робертсу удалось его отыскать.

В 50-часовом интервью, которое в дальнейшем послужило основой для написания книги, Грингласс признался, что лгал, давая свои показания под присягой перед судом. По словам экс-шпиона, злополучные заметки в сентябре 1945 года, которые он диктовал в квартире Розенбергов, возможно, набирала его супруга, а не сестра. Однако точно вспомнить, что произошло в тот день, экс-шпиону, которому на момент интервью было уже 74 года, не удалось. «Моя жена для меня важнее, чем моя сестра, или моя мать, или мой отец, хорошо? И она стала матерью моих детей!» — объяснял он репортеру. На вопрос, изменил бы он свои показания, если бы мог прожить жизнь заново, Грингласс ответил: «Никогда».

Америке закрыли окно в Европу Далее в рубрике Америке закрыли окно в ЕвропуВласти Ирландии закрывают налоговую схему, которая лишала Соединенные Штаты десятков миллиардов долларов ежегодно Читайте в рубрике «История» Семеро пойдут, Сибирь возьмут!Каникулы в Историю. Серия пятая. Семеро пойдут, Сибирь возьмут!

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
История, политика и наука с её дронами-убийцами
Читайте ежедневные материалы на гуманитарные темы. Подпишитесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»