Из России с советом
фото: ipolk.ru

фото: ipolk.ru

Почему российский проект Конституции Сирии может навредить урегулированию конфликта

В СМИ наконец-то появился полный текст проекта Основного закона Сирийской Арабской Республики, авторами которого являются российские власти и сирийская диаспора РФ. Документ был передан сирийской оппозиции на переговорах в Астане, которые проходили 23-24 января. Мятежники воздержались от его обсуждения (равно как и осуждения) и не стали распространять содержание.

Журналисты принялись гадать о содержании гипотетической Конституции, а прогосударственные эксперты — нахвалить текст, с которым не были знакомы. В реальности Конституция САР оказалась вполне типичным документом государства с демократическим типом управления и унитарной формой устройства. Итак, что же предложила Россия?

Парламент всему голова

Сирия будет представлять собой республику с достаточно сильной властью законодательного органа. Ограничивать амбиции главы государства призван двухпалатный парламент, состоящий из Народной Ассамблеи и Ассамблеи Территорий. Президент будет избираться на семь лет, а срок депутатского мандата будет составлять четыре года.

Примечательно, что глава государства лишен права вето (в отличие, например, от российского или американского). Президент имеет право отклонить принятый парламентом законопроект. Однако Народная Ассамблея и Ассамблея Территорий могут его повторно рассмотреть, и в случае принятия не менее двумя третями голосов глава государства должен подписать документ в течение семи дней.

Без предварительного одобрения Ассамблеи Территорий президент не может ввести чрезвычайное положение по всей стране или в отдельных регионах. «В исключительных случаях решение Президента республики представляется на последующее одобрение Ассамблеи Территорий не позднее чем через сутки после его принятия», — говорится в проекте Конституции.

В период действия режима ЧП глава государства не может распустить парламент. В то же время законодательная ветвь власти не имеет право каким-либо образом сместить президента или объявить вотум недоверия правительству. Таким образом, Москва заложила правовую основу для предотвращения вооруженного мятежа, который произошел в Сирии на рубеже 2011-2012 годов и до сих пор не завершился.

Проект Конституции предполагает сохранение территориальной целостности Сирии и верховенство принципа неделимости страны. Ранее в СМИ появилась информация о том, что Конституция якобы предполагает некую автономию, которая предусмотрена для курдов. В документе проблеме курдов посвящена статья 4, которая провозглашает только культурную, а не политическую автономию с правом всех народов САР проводить обучение на родном языке.

«Каждый регион вправе в соответствии с законом использовать в качестве дополнения к официальному языку язык большинства населения, если это будет одобрено местным референдумом», — указано в проекте Конституции. Сирия остается унитарной республикой, но регионам представляется полная свобода в развитии культуры коренного населения.

В документе нет ни слова о роли ислама. Статья 3 узаконивает свободу совести, вероисповедания и равенство всех конфессий: «В Сирии уважаются все религии и религиозные организации, обеспечивается свобода выполнения всех религиозных ритуалов, не нарушающих общественный порядок. Религиозные организации равны перед законом».

Из боевиков в депутаты

В целом Москва предложила компромиссный вариант Конституции, который предусматривает уступки со стороны действующего режима и оппозиции. Сирия остается единым светским и демократичным государственным образованием, которое предоставляет всем гражданам и политическим силам равные права и возможности.

Согласно проекту, Сирия является смешанной республикой, где власть президента и парламента уравновешена. Глава государства теряет ряд важнейших полномочий, которыми обладают его коллеги из подавляющего числа стран мира. Необходимость учреждения сильного парламента, скорее всего, вызвана стремлением институционализировать протестные движения, вытащить нынешних мятежников из окопов, посадив их в уютные кресла.

Ограниченная власть президента — это своеобразный компромисс и, если угодно, сделка между официальным Дамаском, повстанцами и курдами, которую можно трактовать следующим образом: Асад остаётся, а вы, господа оппозиционеры, получаете бразды правления, которых были лишены до войны.

На первый взгляд российский проект Конституции — это наиболее оптимальный вариант сосуществования разношерстных политических и этнических сил в едином нефедеративном государстве. Однако документ не отвечает политическим традициям Ближнего Востока, где ведущую роль всегда играла военная сила, обладание которой невозможно без практически диктаторских полномочий главы государства.

Достаточно обратить внимание на огромное количество госпереворотов, которые происходили в той же Сирии после обретения независимости. Борьба за власть в арабском мире отличается чрезвычайно жестким противостоянием, где нет места демократическим ценностям и компромиссу. Сегодня оппозиция в регионе повсеместно преследуется, а парламент является ручным органом при президенте или монархе. И это норма.

Сеньор по имени Россия

Ближний Восток — это бурлящий этнорелигиозный котел, где действуют, по сути, средневековые правила. Попытки насадить демократию, как мы видим из американского опыта, приводят к развалу государственности и возникновению монстров наподобие ДАИШ (ИГ — организация запрещена в РФ). Стоит ли Москве проводить подобные эксперименты? И чем они могут закончиться?

Россия многое сделала для национального примирения в САР. В Астану приехали лидеры группировок, которые Москва предлагала Совбезу ООН признать террористическими. Наша дипломатия не брезговала вести переговоры с откровенными исламистами, которые наряду со светской «Сирийской свободной армией», представляют достаточно мощную вооруженную силу.

Диалог и компромисс порой творил чудеса. Без переговоров с боевиками и нормальных отношений с Турцией мы бы не увидели освобождение Алеппо и долины реки Вади-Барада. Но Асад отказывается признавать конфликт гражданской войной, смешивая мятежников с террористами, которые приехали со всех концов света. И по-своему прав.

У Москвы, Дамаска и Тегерана должен быть согласован альтернативный негативный сценарий, который будет заключаться в ликвидации мятежников, если те откажутся идти на реальный компромисс. Переговоры с оппозицией идут более пяти лет и ни одной дорожной карты не появилось.

Российский проект Конституции может неприятно аукнуться РФ и САР в будущем. Вероятно, Москва согласовала с партнерами намерение передать документ повстанцам, но выглядел этот жест, как откровенный односторонний патронаж Сирии, которая вроде как должна быть суверенным и независимым государством и потому может самостоятельно определять свое будущее.

Со стороны ситуация выглядит так, что Сирии, где источником власти является народ, Конституцию написал иностранный сеньор. О какой легитимности Основного закона может идти, даже если он действительно толковый? В данном случае благая инициатива РФ прокладывает дорогу неизвестно куда. За Сирией может закрепиться ярлык «псевдо-государства», авторитет которого в глазах соседей будет равен нолю.

Шведы сказали «да» русскому газу Далее в рубрике Шведы сказали «да» русскому газуШведское правительство проиграло битву местным властям в спорах за «Северный поток-2»

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Расширяйте круг интересов!
Мы пишем об истории, обороне, науке и многом другом. Подписывайтесь на «Русскую планету» в соцсетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»