Преступление, наказание и компенсация
Фото: Kelvin Murray / Getty Images / Fotobank.ru

Фото: Kelvin Murray / Getty Images / Fotobank.ru

Экономическая игра помогла психологам раскрыть фундаментальные различия в понимании справедливости среди судей и жертв преступлений

Американские психологи выяснили, что человек вкладывает совершенно разный смысл в понятие справедливости в зависимости от того, является ли он жертвой несправедливого поступка или третьей стороной в конфликте между другими людьми. Как показала новая экономическая игра, созданная в стенах университета Нью-Йорка, «истцы» считают справедливым возмещение нанесенного ущерба, а «судьи» — максимально жестокое наказание провинившегося. О результатах исследования рассказывает пресс-служба вуза.

«В нашей правовой системе у каждого человека есть право и возможность или наказать преступника, или отказаться от этого. Столь узкое поле для выбора не отражает в себе все альтернативные возможности для восстановления справедливости. Нам удалось выяснить, что на самом деле жертвы предпочитают другие формы правосудия, такие как материальная или иная форма компенсации, и крайне редко выступают за наказание провинившегося», — говорит Ориель Фельдманхалл из университета Нью-Йорка.

Фельдманхалл и ее коллеги по департаменту психологии пришли к такому выводу благодаря новой версии знаменитой экономической игры «Ультиматум». Она часто используется учеными в социальных экспериментах, в рамках которых они пытаются выяснить, как и почему человек научился сотрудничать с себе подобными. Кроме того, она помогает социологам и психологам изучить, как возникло чувство справедливости, способность сопереживать другим и альтруизм.

В ее классической постановке участвуют два игрока, исполняющие разные роли — «мецената» и «просящего». Экспериментаторы выдают первому из них небольшое количество еды или денег и спрашивают, какую часть из них он готов отдать партнеру. В случае если второй участник недоволен решением своего товарища, он вправе отказаться от дележки подарка, и тогда оба игрока остаются ни с чем. За последние годы ученые создали несколько разновидностей этой игры, часть из которых была заметно упрощена для опытов на обезьянах и на других животных, а остальная, наоборот, была усложнена.

Вариант этой игры, созданный группой Фельдманхалл, относится к последней категории. Авторы статьи обратили внимание на то, что в реальном мире конфликты не разрешаются столь категорично и бинарно, как в «Ультиматуме». Игроки настоящего экономического рынка и других сфер общественной и политической жизни умеют гибко отстаивать свои интересы, ограничиваясь относительно умеренными формами ответа на жульничество или нечестность партнеров, зачастую прибегая к помощи третьих сил, в том числе и государства.

Ориель Фельдманхалл. Фото: OrielF / Twitter

Ориель Фельдманхалл. Фото: OrielF / Twitter

Руководствуясь этим соображением, нью-йоркские психологи заметно расширили число возможных вариантов действия просящего в игре. Помимо двух классических вариантов (согласиться с нечестной дележкой или наказать обидчика), в ней появилось три новых опции — «уравниловка», компенсация и переворот ставок.

Если игрок использует первую опцию, то все деньги делятся поровну между участниками вне зависимости от мнения мецената. Во втором случае речь идет о том, что государство (эту роль исполняет ведущий) компенсирует разницу в распределении средств между игроками, доплачивая недостающую сумму одному из них. И наконец, последний вариант представляет собой самую жестокую форму наказания — ведущий меняет местами те кучки денег, которые меценат выделил себе и просящему. Во время каждого раунда игры лишь две из пяти опций доступны игрокам.

Наблюдая за сотней студентов университета, принявших участие в этой игре, авторы статьи раскрыли любопытную вещь. Выяснилось, что игроки предпочитали компенсировать свои собственные потери, выбирая «уравниловку» или компенсацию даже в тех случаях, когда их визави пытался предложить им один доллар из десяти, оставляя себе девять. Это означает, что главной формой справедливости для жертв подобной нечестной дележки была компенсация ущерба, а не наказание обидчика, даже если этот акт был для них бесплатным.

Фельдманхалл и ее коллеги, удивленные столь необычными результатами эксперимента, несколько расширили его — они добавили в игру «судей» (анонимных добровольцев из интернета), которым было передано право наказывать игроков и перераспределять средства. Эти арбитры не были материально заинтересованы в вынесении справедливых или несправедливых решений — их «зарплата» зависела только от количества рассмотренных «дел».

На этот раз картина была совершенно другой — судьи, принявшие на себя денежные полномочия жертв, предпочитали самым жестоким образом наказывать обидчиков, меняя ставки местами, а не компенсировать финансовые потери второго игрока. По мнению ученых, это связано с тем, что между судьей, жертвой и преступником существует большая психологическая дистанция. Она заставляет «арбитра» оперировать относительно абстрактными и схематическими представлениями о сути справедливости, большая часть из которых сфокусирована на фигуре преступника, а не жертвы. По этой причине, предполагают исследователи, судья забывает о конкретных обстоятельствах конфликта, интересах жертвы и сосредотачивается на наказании.

Поэтому, осторожно отмечают авторы статьи, можно говорить о том, что современная судебная система работает по большей части неправильно, так как она не соответствует представлениям о справедливости, которые исповедуют жертвы преступлений. По мнению ученых, чтобы лучше удовлетворять запросы их жертв, современные судебные системы должны включать в себя и альтернативные, просоциальные способы восстановления справедливости помимо классических методов наказания преступников.

«Наши результаты резко отличаются от всего того, что было получено в львиной доле других исследований, посвященных общественному наказанию. В первую очередь, это проявилось в том, что третьи лица, управляющие системой наказания, принимают решения, которые противоречат желаниям жертв», — заключает Джей ван Бавел, другой автор статьи из университета Нью-Йорка.

Божественный шепот камней Далее в рубрике Божественный шепот камнейПоклонение духам и богам эха заставляло древних людей рисовать на стенах пещер и строить Стоунхендж и менгиры

Комментарии

29 октября 2014, 10:10
Вчера спорили с коллегой юристом о том легетимен ли морально суд присяжных? Мнения наши разошлись
29 октября 2014, 11:55
Наказание по большому счету зависит ведь не от судьи, а от действующего законодательства. Судья сроки не из головы ведь достает, а из Уголовного Кодекса
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте самое важное в вашей ленте
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»