Откровение о цифровом Армагеддоне
Брюс Стерлинг. Фото: Harry Cabluck / AP Photo

Брюс Стерлинг. Фото: Harry Cabluck / AP Photo

Отец киберпанка Брюс Стерлинг об опасности подключенных к интернету холодильников и битве технокорпораций за будущее, в которой не будет победителей

Американский писатель Брюс Стерлинг 11 сентября представил на «Стрелке» свою книгу «Эпическая битва за Интернет вещей», изданную Strelka Press. Его работа не о технологиях, объединяющих предметы между собой, а о могущественных стейкхолдерах новой цифровой реальности, богатеющих и доминирующих посредством интернета вещей. За удобством и прогрессивностью осетевленной бытовой техники, умных домов и умных городов кроется борьба за власть, деньги и влияние. «Русская планета» записала основные тезисы лектора.

Брюс Стерлинг — американский писатель-фантаст и журналист, автор журнала Wired. Приобрел известность благодаря газетным репортажам о хакерах. Считается одним из основателей киберпанка, «Схизматрица» была номинирована на премию «Небьюла» за 1985 год в номинации «Лучший роман». Вместе с другим культовым фантастом Уильямом Гибсоном написал стимпанк-роман «Машина различий».

Цикл Хайпа

Итак, знаменитый Цикл Хайпа Технологий консалтинговой фирмы Gartner. Каждый год эта футурологическая компания пробует отделить незрелые технологии от тех, которые становятся известными, а затем полезными.

Все начинается с Технологического Триггера — это идеи, разработки в лабораториях, научные выдумки, умозрительные построения. За ним следует Пик Чрезмерных Ожиданий, когда публика узнает о новинке и невероятно распаляется. Инновация получает освещение в СМИ, пресс-конференциях, социальных медиа, становится вирусной. Далее — этап Избавления от Иллюзий. Пользователи осознают: «Что ж, знаете, вообще-то это не работает так, как я надеялся. Оно, конечно, работает, но это вовсе не утопия. Однако и не то чтоб вообще не работало. Это лишь какое-то скучное разочарование, и мне стыдно за свой энтузиазм».

Цикл Хайпа Технологий консалтинговой фирмы Gartner, Gartner.com

Потом — Преодоление Недостатков: «Ладно, я могу этим пользоваться. Это практично, функционально и неплохо справляется со своей работой, хоть и не делает все подряд». Наконец, Плато Продуктивности — люди постоянно пользуются технологией и забывают, насколько были захвачены. Это нормально. А потом — где-то на грани, которую Gartner никогда не упоминает — технология устаревает и умирает. Gartner не говорит о мертвых технологиях, потому что никто не платит за рассказы о них. Но я писатель, мне можно.

Интернет вещей (Internet of Things, IoT) находится на самом пике Цикла Хайпа. Он уже никогда не станет моднее и популярнее. С настоящего момента будут все больше разочаровываться и сетовать: «Ох, ну это совсем не то, что я хотел. Он отличается от обещанного. Я-то думал, что нас ждет нечто фантастическое и удивительное, а это оказалось гигантской потасовкой между парнями, которым нужны только деньги, власть, богатство и слава. Все точно так же, как и в других отраслях индустрии».

Я объясню, как эта потасовка выглядит. Потому что сражение налицо —  это новая Золотая лихорадка и все игроки выходят из тени. Где же они? Все говорят: «Раз это серьезная индустрия, в ней должны быть серьезные деньги». Где эти деньги? Я писатель, поэтому не буду ввязываться. Я не венчурный капиталист — мне нет дела. Они у Goldman Sachs, окей? Goldman Sachs — пресловутый адский кальмар-вампир финансов Нью-Йорка. Они в курсе, куда идут деньги, потому что хранят большую часть у себя. Если вы действительно интересуетесь деньгами, вам нечего делать в технологических компаниях — идите в Goldman Sachs. Они составляют списки наиболее привлекательных IoT-акций. Кто же заработает на воплотившемся в реальном мире Интернете вещей? Преимущественно это производители компьютерного железа, микроконтроллеров.

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Перечень наиболее привлекательных IoT-акций по версии Goldman Sachs, слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Весь смысл Интернета вещей в том, чтобы поместить вещь в интернет. Вы даете ей связь, беспроводной широкополосный доступ, доменное имя и собственный сайт за пять долларов. Раньше это стоило 500 долларов, потом 50 и становится все дешевле. Идете в магазин, покупаете что-нибудь и подключаете это к интернету за пять долларов. Зачем? Никто не знает, зачем. Они знают только, что за пять долларов куча вещей окажется в интернете. Почему вообще доллары? Почему не за 15 рублей? Да потому что Goldman Sachs, вот почему. Они мыслят долларами.

Откуда появляются деньги? Кто дает их для старта? Венчурные фирмы — вот кто. Intel Capital на первом месте. Речь идет о финансовой элите Силиконовой долины. За пять долларов вещь появилась в интернете — кое-кто богатеет на этом.

«Не знаю кто, но надеюсь, что я», — Винод Косла из Khosla Ventures.

«Надеюсь, я тоже», — Kleiner Perkins Caufield & Byers.

Вы можете узнать о каждом, все это реальные люди. Погуглите и посмотрите на этих клоунов. Им кажется, что оно стоит того.

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Самые активные инвесторы Интернета вещей, слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Вещи интернета

Кто строит Интернет вещей? «Я инженер и хочу работать в этой сфере. У меня есть идея: я могу поместить вещь в интернет. Голова на плечах, так что это будет великолепно и я стану знаменитым». Окей, смотрите. Вот где все богатые чуваки: IBM, LG, General Electric, Honeywell. У них сотни миллионов долларов. Это очень влиятельные, связанные на глобальном уровне фирмы, большей части которых выпало счастье быть американскими. Не всем. Многих вы узнаете и удивитесь — эй, Pebble, не догадывался, что ты в этом списке. Несколько фирм уже мертвы. Есть опенсорсная компания Arduino — люблю их. На таблице все выглядит рациональным, аккуратным и одинакового размера. Это не так. Некоторые — лишь крошечные стартапы, кто-то — главные игроки индустрии. Однако это все, кто был на IoT-рынке примерно полгода назад.

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Компании-производители Интернета вещей, существовавшие на рынке полгода назад, слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Вещь №1 среди всего IoT — это смартфон, единственный предмет в вашей жизни, который находится в интернете перманентно. И это ключ к тому, что происходит. Смартфон — интерфейс для всех прочих вещей Интернета вещей. Почему все считают, что обычный интернет исчезает, а ему на смену приходит Интернет вещей? Потому что в прошлое уходят десктопы. Старый интернет был на моем персональном компьютере, провод от которого уходил к магистральным сетям. Тогда я сидел онлайн, а потом все это пропало — якобы вместе с интернетом. Но это не так как раз из-за смартфонов, отображенных на диаграмме синим цветом. Поверьте, именно так интернет-подключение выглядит сегодня в России. У вас абсолютно нормальное поведение, когда дело доходит до адаптации к новым технологиям. Где-то смартфонами пользуются больше, где-то меньше, Россия — точно посередине. У вас у всех проблема этой маленькой синей полоски, которая становится все больше. Однажды она станет громадной — и тогда старый образ жизни, LCD-телевизоры, все прежние формы персональной бытовой электроники будут разрушены, аннигилированы, изгнаны смартфоном, его приложениями и беспроводной связью. Он портативен, он всегда у вас на виду.

Смартфон — первое, что вы берете в руки утром, и последнее, к чему прикасаетесь перед сном. Вы смотрите на смартфон 150 раз в день. Поглядите на себя со стороны, когда пользуетесь смартфоном. Он стал для вас устройством дистанционного управления чем угодно. В этом вся теория. Такова логика Интернета вещей — трехмерного пространства, все предметы которого могут быть соединены с компонентами вашего телефона.

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Диаграмма подключенных к Интернету устройств на апрель 2014 года, слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Были компании, чьи товары теперь стали частью IoT — в частности, автоматизированные системы управления. Они пытались получить виртуальный контроль над пространством и всеми предметами в нем. Парковки, заводы, предприятия, фабрики, электростанции, мой дом, тюрьмы, колонии, военные базы — все, где есть выключатель, рычаг, двигатель, мотор, что угодно с электрической вилкой. Для всего они продавали системы управления. Происходило это еще не в интернете. У тех компаний было свое проприетарное программное обеспечение, программный код, радиочастота. Теперь они состарились. И маленькие, и большие фирмы стали страдать от склероза — они никуда не движутся и обречены на смерть. Пришел кое-кто с более быстрыми и дешевыми предложениями — и съел их ланч. Они сами уничтожат свой бизнес, потому что понимают, что их ждет крах. Они принадлежат минувшему порядку. Автоматизированные системы управления, промышленные системы, домашние, системы контроля зданий — большая индустрия, чей путь подошел к концу. Их место займет то, что уже пришло на смену.

Где разворачивается эта битва? Если вы промышленный инженер и хотите работать над IoT, ваше поле боя выглядит довольно запутанно — схема, заполненная английскими буквами, в которых сам черт ногу сломит. Но если вы серьезный игрок, вам не обойтись без этой таблицы. На ней все способы поместить вещь в интернет — беспроводные! Какие-то вышли из моды, другие — новые, какими-то пользуются каждый день — например, Wi-Fi. Кто-то пользуется Bluetooth на телефоне, плеере и беспроводной клавиатуре. Что насчет остальных: ZigBee, Z-Wave, RFID, NFC?

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Стандарты беспроводной связи, слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

NFC — главная система в новых часах Apple. Эта технология долго ждала, чтобы пригодиться. У перечисленных стандартов связи разные физические характеристики — быстрые, медленные, мощные, слабые, предназначенные для закрытых пространств и покрывающие сотни километров. И у каждой технологии есть группа специалистов, которые поддерживают ее, разрабатывают софт, занимаются промышленным развитием, подписывают контракты, борются за патенты. Это подлинное поле битвы, невероятное сражение за средства связи, управления и контроля. Вам необходимо это понять. Чтение научно-фантастической повести тут не поможет. И это лишь один из фронтов.

Борьба консорциумов

Кто ведет битву? Консорциумы. Никто не смог бы в одиночку — интернет чересчур большой, вещей чересчур много, как и возможностей разместить их в интернете. Вам необходимы альянсы, партнеры, союзники, сговор, иначе говоря, вам нужна армия — то есть консорциум. Существует куча консорциумов — они дают лучшее понимание того, что происходит. Это потрясающая баталия, но не просто одной компании против другой — Google против Apple, Facebook против Myspace. Все гораздо больше. Люди объединяются в целые кластеры и сети. Таков AllSeen Alliance, поддерживающий формат AllJoyn (присоединяются все. — РП) — предполагается, что в него должны вступить все.

Многие присоединись, многие — нет. Почему же? «Это ведь опенсорс — вступайте бесплатно! Посмотрите на всех этих людей, которые помогут вам! Bosch, Cisco, Panasonic — ваши старые друзья!». Но не вступают — потому что ненавидят Qualcomm. Почему Qualcomm ненавидят? По странным, сложным человеческим и политическим причинам. Нет никакого рационального мотива, почему люди боятся или ненавидят Qualcomm. Их продукты установлены почти на каждом мобильном телефоне. Это электронный король рынка сотовых. Они невероятно успешны, очень умны — вот их и не могут терпеть. Ненавидят по-настоящему, принципиально избегают: «Что, Qualcomm участвует? Тогда я нет». Корпорация в курсе этого и пытается преуменьшить свою роль в консорциуме: «Я ни при чем! Это все Shell, LG и Microsoft. Смотрите, Microsoft! Все ненавидят их! Они еще больше! Вините во всем их!».

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Консорциумы выглядят непобедимыми армиями, но ими не являются. Есть британские консорциумы — они состязаются на свой лад. Британцы хитрее, они пришли с Hypercat Consortium, чтобы контролировать узлы связи Интернета вещей. Они просто создают софт: «Окей, мы британцы, поэтому не собираемся контролировать кремний. А что мы можем контролировать? Хм… Мы неплохо программируем, так что возьмем вот этот кусок кода, сядем в Лондоне, поболтаем с нашими друзьями-британцами… и создадим Интернет британских вещей!». Погодите секундочку. Если это интернет, разве он не должен быть глобальным? При чем тут вообще Британия? «Но мы же британцы!». Почти все компании в Hypercat Consortium — британские, за исключением Intel. Почему Intel так заинтересован в британцах? Он вообще заинтересован? Нет, просто Intel нереально большой и состоит практически всюду. Это главный спонсор большинства консорциумов.

Немцы! Они специализируются на автоматизированных системах управления и объединились, чтобы их не смели с лица Земли калифорнийцы и китайцы. В консорциуме наш старый друг Intel. Погодите, я сказал, что Intel британец? Но он и немец тоже — Intel фантастически sprechen sie deutsch. Это именно немецкий консорциум, даже не брюссельских или европейских. Это не Интернет вещей Евросоюза, а конкретно Интернет немецких вещей:

— Ну что, сделаем Интернет вещей?

— Немецкий.

— Не-не-не, это же просто Интернет для всех вещей!

— Он должен быть немецким.

Вы еще не осознаете, но это совершенно отчетливая тенденция. Вам кажется, что интернет глобален. Но вещи не могут быть глобальными. Они размещены в трехмерном мире: в вашем городе, комнате, спальне, кошельке и кармане. Они физические, подчиняются законам и находятся в национальных границах. Очень сложно поместить такие вещи в интернет, который нереален и виртуален. Киберпространство состоит из нулей и единиц, но не вещи. Они могут собираться в разных точках, но в итоге становятся немецкими, британскими или китайскими.

У американцев есть Industrial Internet Consortium — Интернет вещей, который дружит с Агентством национальной безопасности. Можно сказать, американский военно-промышленный Интернет вещей! Основатели — Intel, AT&T, GE, IBM и Cisco. Это пятерка индустриальных гигантов пришла к Конгрессу и федеральным регуляторам и сказала: «Знаете, мы тут занялись Интернетом вещей, и, кажется, это затрагивает политические, промышленные, финансовые и военные интересы Америки. Так что мы решили сначала оповестить вас». Фактически это первый Интернет вещей, в той или иной мере управляемый государством. Эта большая пятерка невероятно могущественна. Apple боится их. Google не пересечет им дорогу. Даже Microsoft им не помеха. Их сайт выглядят крайне скромно — industrial internet consortium, все маленькими буквами — но это самые мощные игроки рынка.

Умные города

Вы скажете: «Умные города, что ж, звучит безобидно. Думаю, Москва должна быть умной. Сейчас спроектирую какую-нибудь городскую штуку, какую-нибудь цифровую инновацию, которая поможет горожанам». Окей, и кто же этим займется? Вы сами? Или, может, найдете кого-то, кто установит в городе вашу технику и софт? Естественно, вот и они — крайне таинственный консорциум Smart Cities Council, чрезвычайно странный. Он не просто промышленный, просто немецкий или просто заинтересованный в технологиях. У них Cisco в союзе с Mastercard:

— Мы Cisco, мы обеспечим ваш город связью. А чтобы мы сделали это, почему бы вашему городу не воспользоваться услугами Mastercard?

— Что? Почему об этом зашла речь, если вы Cisco и вы продаете подключение? Зачем вы вообще заговорили о Mastercard!?

— О, это часть нашей сообразительности. Финансовые транзакции должны быть цифровыми, быстрыми и безопасными. И мы как раз знаем ребят, которые вам помогут: Mastercard!

— Секундочку, но у Apple тоже есть своя система обработки транзакций. А почему нам не прибегнуть к услугам Square?

 — Не-не-не, мы уверены, что вам нужен MasterCard!

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Компании никогда не приходят одни. Зеленая энергетика, финансовые корпорации, программисты, производители — они всегда связаны в сеть, создающую умные города. Таков и Smart Cities Council: «Мы советники, мы акселераторы рынка! Мы строим умные экогорода». Так что если намерены стать урбанистом, вам туда. Это они избирают членов городского совета. Мэр уважает их.

Еще одна группа создателей умных городов — New Cities Foundation. Среди учредителей Cisco и Ericsson, а Airbnb один из корпоративных членов. Что Airbnb-то здесь делает? Все знают, что это интернет-стартап по аренде жилья. Но как они оказались в одной компании с дизайнерской фирмой Frog? А также с Google. А еще с арабскими суверенными фондами. Вы знали, что Airbnb знакомы с арабами? Так вот: они знакомы. Им очень даже по нраву круглые сутки якшаться с арабами в одном и то же совете директоров… вместе с Dassault Systèmes! Погодите, разве это не французские производители оружия? Dassault конструирует многоцелевые истребители. Ну и заодно занимается коммуникационными технологиями и 3D-дизайном. И тоже очень любят арабов.

— Но я просто хотел сделать город умнее! Мне не нужны арабские инвесторы и французские оружейные компании.

— Нет, нужны!

Вам придется иметь дело и с теми, и другими, потому что они в одной лодке. Невозможно поговорить с одним так, чтобы об этом не узнал другой. В этом смысл альянса. Города, может, и станут умными, но только благодаря арабским инвестиционным фондам и французскому ВПК.

Новое общество

Меня интересует связь сетевого и гражданского сообщества. Компании, предлагающие коллективное пользование товарами и услугами, не очень большие. Некоторые существуют даже не ради прибыли, похожи на активистские движения. Но они взламывают имущественные отношения посредством интернета. Рождаются новые связи между людьми и вещами, которые модерирует интернет. Таков краудфандинг. Зачем клянчить у совета директоров, если можно попросить деньги у интернета? А потом там же продать изобретения, используя криптовалюту типа Bitcoin. Я не хочу идти в магазин, поэтому захожу на Craigslist и покупаю у кого-то конкретного — вот вам и пиринговая торговля. Заплачу биткоинами, а покупку размещу в моем совместно используемом пространстве. Зачем собственный офис, если благодаря Sharedesk можно пользоваться общим рабочим местом? И не надо платить никакой ренты — великолепная идея! Desk’s near me, Liquidspace, Airbnb (эти друзья арабов и французских оружейников) — они отдают в общий доступ, расшаривают (sharing) пространство и транспорт.

Я в Москве, зачем мне свой велосипед? Я могу арендовать велосипед прямо тут, где его поставил банк (Сбербанк — спонсор московского велопроката. — РП). Но почему банк сдает напрокат велосипеды? Потому что они в одном из альянсов! Вы хотите изменить транспортную систему Москвы, но кто за это заплатит... Как насчет банка? Что они знают о расшаривании велосипедов? Бросьте, это банк — они богатые, справятся. И справились — ваш банк обеспечил Москву велосипедами. Зачем? Почему банк сдает велосипеды? Из-за все той же эпической битвы. Он дает не велосипеды, а деньги. Но банк оказался в умном городе и Интернете вещей — разумеется, он тут же начал сдавать велосипеды!

Вы можете полностью переселиться в это пространство коллаборации и бросить прежние привычки, касающиеся денег, услуг, покупки еды, транспорта и пространств, где жили, спали и работали. Это сложно, но возможно. На свете уже есть люди, которые так и живут. С каждым днем новая реальность становится все более удобной. Конечно, останутся те, кто откажется в этом участвовать.

Но в целом придет новое общество: люди начнут покидать старый мир инертных вещей и переходить к вещам социально опосредованным, имеющим интернет-идентичности, арендуемым. Это совершенно иной набор имущественных отношений. Не социализм, но уже и не капитализм. Нечто абсолютно новое. Новый мир не идеален — у него проблемы, недостатки, он нуждается в тщательной проработке. Однако это уже новый образ жизни.

Конец битвы

Краудкомпании заинтересованы в расширении возможностей совместной эксплуатации. Они дожидаются стартапов, покупают и выращивают до колоссальных размеров. Почему Airbnb должен быть маленьким, а не больше отелей Hilton? Почему бы инициативе Shell по совместному пользованию автомобилями не стать больше General Motors? Они поставляют капитал, опыт, правовую защиту. И эти люди знакомы: они в финансах, транспортной системе, социальных медиа, кто-то американец, кто-то японец. Почему же они поддерживают друг друга? Потому что чувствуют, как земля меняется под ногами. Не все переживут грядущий переворот. Но они понимают, что перемены близки. Я никогда не видел ничего подобного. Еще не существовало консорциумов, которые вели бы себя таким образом. Это сетевое сообщество во плоти. Работники, занимающиеся в этих компаниях связями, самые молодые. Они выросли в интернете и прожили в нем всю жизнь, а теперь приобретают власть.

Слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Консорциум краудкомпаний, слайд с лекции Брюса Стерлинга / strelka.com

Эти люди мыслят так: «Почему бы нам не подружиться с Visa, Adobe, Paypal, Walmart, Swisscom? Какая разница? Мы все пользуемся одинаковыми планшетами и приложениями, почему бы не стать коллегами? Почему мы вообще конкурируем, а не сотрудничаем, как диктует новая электронная мода? Почему мы должны соглашаться с тем, чтобы все шло по старинке, вещи производились и выбрасывались, как прежде? Почему бы нам не захватить власть над физической реальностью? Следует взять логику коммерческого интернета — Google, Apple, Microsoft, Amazon и Facebook — и распространить на все сущее. Гуглизируем, амазонизируем и фейсбукизируем все подряд! Каждый стул, велосипед, выключатель и включатель, каждую батарейку». Вот чего они будут добиваться.

Как это изменит мир? В каком-то смысле никак, потому что не решит серьезных социальных проблем вроде власти олигархата или неравной концентрации богатств. Деньги останутся у тех же людей, кто ими владел прежде, в частности, у технической элиты, захватывающей интернет. Сегодня эти ребята отдают вещи бесплатно, а взамен возводят что-то вроде гигантского устройства аварийного реагирования, которое идеально подходит для общества цифрового распределения. Их Интернет вещей не очень похож на интернет, потому что вещи непохожи на интернет. Интернет нематериален, вещи телесны. Но можно воспользоваться логикой интернета и благодаря ей захватить власть над миром вещей. Так что более честное название для IoT — «Кибернетический консорциум по контролю собственности». И далеко не один.

Все пытаются отхватить кусок. Поэтому они уже разделяются на армии, даже культы. Так что перемены не будут мирными. Грядет великая битва за богатство, и никому нет дела до вас и того, есть ли у вас умный холодильник. Google нет никакого дела до вас. Facebook наплевать на вас. Даже Amazon вы не интересуете. Все дело в логике войн информационного общества. Они происходят, потому что эти компании богаты, умны — и доминируют. И хотят только одного — доминировать еще больше. Кто выиграет? Понятия не имею. Я ставлю на Google и Android. Даже если Google загнется, Andriod выживет — эта операционная система доминирует на планете, ей принадлежит 80% всех смартфонов.

Но эта гонка не только о самых больших и быстрых. Intel может победить, потому что производит железо и состоит во всех консорциумах. Он политически образован, чрезвычайно умен и разбирается в происходящем гораздо лучше Google, который купил Motorola и тут же развалил ее, потому что понятия не имел, что делать с микросхемами. Intel знает толк в чипах и как помещать вещи в интернет.

Может, выиграет Cisco? Они продают саму возможность подключения и очень хорошо разбираются в Интернете вещей, настоящие IT-евангелисты — у них есть продуманный проект Интернета Всего (Internet of Everything). Может, победят китайцы, которых никто не замечает? Какая-нибудь Alibaba или Huawei. Интернет вещей по-китайски! Это будут самые большие умные города на планете. Сегодня главный кибернетизированный умный город — это Сингапур, но китайцы дышат ему в спину. Как знать? Возможно, верх одержит кто-то, о ком мы еще не слышали. Революционный генерал, Наполеон Бонапарт, который захватит воображение своей харизмой, придя из ниоткуда — точно так же, как в свое время Google, Apple, Facebook и Amazon.

Я даю довольно мрачные прогнозы, но это наша жизнь. Идет настоящая битва за цифровую власть. Это не научная фантастика, не спекуляция. Стороны готовы броситься в бой. Единственное, чем я вас могу утешить, — это не продлится долго. Даже если все сработает, даже если будет осуществлен каждый их замысел, — в техническом бэкграунде кроется столько нестабильности, что все закончится через какие-то 15 лет. Через 15 лет никто не будет пользоваться термином «Интернет вещей». Он станет таким же устаревшим, как сегодня «информационный суперхайвей» (термин из начала девяностых, обозначавший развитие скоростных каналов связи. — РП). Выйдет из употребления и будет до смешного старомодным.

Вы, возможно, и будете окружены Интернетом вещей, будете жить захватывающим социально опосредованным образом жизни, но останетесь самими собой — только пятнадцатью годами старше. Вы не владеете большей частью вещей, насчет которых считали, что они ваши, — даже смартфоном и софтом. Вы же не владеете приложениями — просто скачали их, почти все бесплатно. И вас это не беспокоит. Ваше поколение может жить в такой среде во множестве случаев. Зачем вам авто? Не нужна вам никакая машина — вам нужен лишь доступ к ней. Вы можете жить так и не напрягаться.

Но через десять лет все мною описанное станет старомодным — настолько же, как моя работа Shaping Things 2005 года, которая сегодня уже катастрофически устарела. Все сказанное сейчас через 15 лет будет звучать настолько же странно. Даже еще страннее. Так что это временный феномен, хоть и очень амбициозный. Они пытаются схватить целый мир, но делают это инструментами, которые распадаются быстрее, чем их создают. Из-за радикальной нестабильности не будет окончательного победителя — они раздерут друг друга, как сварливые кошки. И тот, кто жил разрушением, от него и погибнет. Их разорвет на части то, что придет на смену. У меня нет слов для этого, я просто знаю, что так и будет, я чувствую финал даже отсюда. Это эпическая битва вашего поколения, временная, — но сколь зрелищная!

Всевидящее око ФБР Далее в рубрике Всевидящее око ФБРНовая система распознавания лиц ФБР использует данные с камер видеонаблюдения для автоматического обнаружения преступников и террористов Читайте в рубрике «В мире» В ОПЕК договорилисьРешение о снижении добычи нефти потянуло рубль вверх В ОПЕК договорились

Комментарии

17 сентября 2014, 13:42
Все правильно. Интернет весьма, я бы даже сказал революционно изменил всю нашу жизнь. И на этом новом витке развития технологий прогресс не остановится - он всего лишь набирает обороты. Мне, как человеку, родившемуся в СССР и заставшему ламповые телевизоры и огромные радиоприемники, очень заметен этот скачок технологий, в отличие от сегодняшнего поколения, которое пользоваться Андроидом начинает раньше, чем внятно говорить. Что будет через 15 лет на этом поле технологий - сложно представить.
17 сентября 2014, 15:40
Думаю, ни чего хорошего из этого не выйдет. Люди начинают постепенно отрываться от окружающей реальности, переходя в виртуальный режим. А это прямой путь к потере объективности и адекватности восприятия окружающего нас мира! А ведь этот мир так прекрасен и безо всех этих безумных надстроек и "инноваций"..........! ((
17 сентября 2014, 15:58
согласен с героем материала в частности венчурных фондов, вкладывающихся в интернет-проекты, но подозреваю, что этот бизнес в США работает также как и в России - дают под откаты, и 9 из 10 проектов не проживают и полугода........
18 сентября 2014, 19:57
Все это очень плохо влияет на климат в интернете, это лишает интернет честности в каком то смысле. Везде одни деньги...
17 сентября 2014, 14:47
Я не думаю, что в ближайшие 15 лет что-либо кардинально изменится. Скорее всего будут видоизменяться гаджеты - становится все тоньше и все умнее, а люди будут видоизменяться с точностью до наоборот. Интернет все же несколько отупляет - люди разучились мыслить, ведбь все ответы на вопросы можно найти в Интернете. Разучились ходить - ведь все можно посмотреть в Интернете. Разучились общаться - ведь можно переписываться в интернете. Тьфу на весь этот ваш интернет.
17 сентября 2014, 15:32
вообще невозможно предсказать, вспомните предсказания 20 летней давности, все думали замену нефти найдут, не нашли, а о такой гаджетизации никто даже предположить не мог
17 сентября 2014, 15:48
Я сильно подозреваю, что следующим этапом всей этой чудовищной технократической "квази-эволюции" станет вживление микрочипов в человеческий мозг и его обязательное подключение напрямую к интернету. При чем, люди, как и сейчас при покупке вожделенных гаджетов, будут делать это по собственной воле. В итоге люди станут полностью контролируемыми мировой системой, это будет своеобразный новый виток информационного рабства!
17 сентября 2014, 17:30
возможно, но пока на ближайшую пятилетку будущее за гугл очками, народ будет посредством этих приблуд знакомится
17 сентября 2014, 18:23
Ни очки ни часы не заменят обыкновенного ручного сматрфона, ИМХО, просто еще одни акссесуары для выманивая денег
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Не пропустите лучшие материалы!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»