Особенности азиатской дружбы
Вьетнамская береговая охрана на территории спорных островов в Южно-Китайском море, май 2014 года. Фото: EPA / ИТАР-ТАСС

Вьетнамская береговая охрана на территории спорных островов в Южно-Китайском море, май 2014 года. Фото: EPA / ИТАР-ТАСС

Почему Китай и Вьетнам не могут поделить острова

Конфликт вокруг островов в Южно-Китайском море между Китаем и Вьетнамом стал очередной вспышкой противостояния, которое длится столетиями. По оценкам экспертов, ситуация вокруг двух архипелагов — Парасельского и Спратли — это часть большой политической игры, и её результат будет важен не только для Азии.

В начале мая китайская компания «China National Offshore Oil Corporation» разместила свою буровую платформу у острова Чжунцзянь, в 220 километрах от вьетнамских берегов. Для охраны платформы Китай послал в район бурения свои военные корабли. Они вступили в столкновение с вьетнамскими полицейскими судами и одно из них протаранили. Во Вьетнаме начались антикитайские погромы, в результате которых погибли несколько китайцев, более 150 человек были ранены. С 14 по 18 мая многотысячная толпа вьетнамцев подожгла более ста иностранных предприятий, уже не только китайских, но и тайваньских, сингапурских и южнокорейских. Китай вынужден был послать несколько кораблей для эвакуации около 600 своих граждан из Вьетнама. 27 мая китайские ВМС потопили вьетнамское судно, показавшееся в районе буровой платформы.

Остров Чжунцзянь — часть Парасельского архипелага (архипелаг Сиша в китайских картах, Хоангша во вьетнамских). О статусе Парасельских островов и островов Спратли сейчас спорят Китай, Вьетнам, Тайвань Филиппины, Малайзия и Бруней. Дело в том, что акватория Южно-Китайского моря, богатая шельфовой нефтью, до сих пор не разделена границами, которые устроили бы всех. По оценке Управления по энергетической информации США, в Южно-Китайском море могут находиться залежи до 11 миллиардов баррелей нефти и до 5,4 триллионов кубометров газа. Однако из-за спорного статуса акватории эти запасы достоверно не изучены. В такой ситуации попытка исследования может быть поводом для конфликта, как это было в ноябре 2012 года, когда китайцы перерезали кабель вьетнамскому научному судну «Бин-Мин-02», что также вызвало многочисленные протесты.

Сейчас Вьетнам контролирует 26 островов, Китай — восемь, еще несколько — под контролем Малайзии и Филиппин. Все эти страны построили на небольших рифовых островах аэродромы, отели, разместили свои военные гарнизоны. Кроме залежей углеводородов, Южно-Китайское море — это еще и торговые пути, важные для всех стран региона.

Южнокорейские моряки на палубах десантных суден LST на береговой линии Чайна Бич во вьетнамском порту Дананг после посадки на судно под тяжелым артобстрелом коммунистов, 1975 год. Фото: AP

Южнокорейские моряки на палубах десантных суден LST на береговой линии Чайна Бич во вьетнамском порту Дананг после посадки на судно под тяжелым артобстрелом коммунистов, 1975 год. Фото: AP

Затяжной конфликт вокруг островов — хорошая иллюстрация сложных отношений Вьетнама и Китая. «В 13-17 веках эти острова исторически использовались во время путешествий китайских мореплавателей для пополнения запасов питьевой воды. Они автоматически включались в границы владений Китайской империи без согласования с другими государствами — это основная причина споров вокруг всех островов южных морей», — говорит Алексей Маслов, заведующий Отделением востоковедения Высшей школы экономики.

На протяжении своей истории Вьетнам несколько раз попадал во власть Китая, и китайские правители традиционно считали его частью собственных владений, говорит Маслов. Ситуация усложнялась смешанным этническим составом двух стран. «Каждый раз, когда в Китае возникала мощная государственность, была попытка воссоздать между Китаем и Вьетнамом традиционные для этого региона отношения сюзерена и вассала, и китайские армии направлялись во Вьетнам, чтобы восстановить контроль, — говорит Андрей Карнеев, заместитель директора Института стран Азии и Африки при МГУ. Однако из-за отдалённости и сложной логистики боевых действий эти походы часто заканчивались поражением Китая или тем, что он устанавливал номинальный контроль над территорией, но при этом Вьетнам продолжал жить по своим обычаям и законам.

В 19 веке Вьетнам стал французской колонией, и Китай стал помогать соседу оружием для борьбы с колонистами. В начале двадцатого века во Вьетнаме появились первые коммунистические партии, в 1930 году была создана Коммунистическая партия Вьетнама под руководством Хо Ши Мина, и социалистическая идеология надолго стала объединяющим фактором для Китая и Вьетнама.

«До поры — до времени какие-то небольшие участки земли в море не были первостепенным вопросом для этих стран, у них были другие проблемы: борьба против империалистов, борьба за независимость во Вьетнаме, революция в Китае», — говорит Андрей Карнеев. «Пока не было нефтяной гонки, острова особенно не были востребованы,— соглашается Алексей Маслов. — И Китай, и Вьетнам были социалистическими странами, и СССР не разрешала им спорить из-за территорий, потому что надо было заниматься строительством социализма в Азии».

Во время Второй мировой войны Парасельские острова, как и весь Вьетнам, были захвачены Японией. После её поражения и окончания войны статус островов так и не был решён однозначно, поэтому и Китай, и Вьетнам остались при своих прежних претензиях. Вскоре Вьетнам, в результате владычества Франции разделённый на две части, начал бороться за свою независимость и объединение страны. Результатом стали две Индокитайские войны и Вьетнамская война с США, во время которых Китай вместе с СССР поддерживал Северный Вьетнам. Однако со спорными островами граничил его противник, Южный Вьетнам, опорная база Франции и США, и в январе 1974 года китайцы высадились на островах Робер, Мани, Дункан и Дрюмон, возвели там хозяйственные постройки и подняли китайские флаги. Южновьетнамские военные силы предпочли эвакуироваться из района, и весь Парасельский архипелаг оказался под контролем КНР. Сейчас там есть взлетно-посадочная полоса, почтовое отделение, банк, больница, отель, солнечная и ветряная электростанции и даже два музея.

Последствия погромов китайских предприятий во Вьетнаме, май 2014 года. Фото: EPA / ИТАР-ТАСС

Последствия погромов китайских предприятий во Вьетнаме, май 2014 года. Фото: EPA / ИТАР-ТАСС

В 1978 году Вьетнам ввёл войска в Камбоджу, где «красные кхмеры» Пол Пота, кроме прочего, проводили массовые антивьетнамские чистки. КНР поддержала Камбоджу и в 1979 году ввела свою армию во Вьетнам, но благодаря вмешательству СССР вскоре отступила. Тем не менее, в том же году китайские ВМС провели успешную операцию у островов Спратли, в результате захватив часть архипелага.

В ноябре 2002 года Китай, Вьетнам, Филиппины, Бруней, Малайзия и Тайвань подписали соглашение о том, что решение о статусе Парасельских островов и архипелага Спратли откладывается до 2052 года. В марте 2005 года нефтяные компании Китая, Вьетнама и Филиппин договорились о совместной геологической разведке в регионе. Тем не менее в 2000-е годы по-прежнему происходили локальные конфликты между этими странами. В начале 2007 года вьетнамские государственные фирмы Viet Nam Oil и Gas Corporation вместе с British Petroleum сообщили о планах построить газопровод по дну Южно-Китайского моря от месторождений у островов Moc Tinh и Hai Thach до южных провинций Вьетнама. Вьетнам заявил, что на островах пройдут вьетнамские местные выборы. В июле того же года китайский военный корабль обстрелял вьетнамское рыболовецкое судно, убив одного рыбака. А в ноябре 2007 году Китай объявил о создании новой административной единицы острова Хайнань, в которую включил спорные острова. Это вызвало очередные протесты во Вьетнаме, которые продолжали периодически вспыхивать на протяжении последнего десятка лет.

Сейчас китайцы стали действовать более мирно и расчётливо, говорит Алексей Маслов. «В надежде, что Вьетнам снимет свои претензии на острова, Китай даже сейчас финансирует более вьетнамских 190 проектов, от заводов и дорог до реконструкции университетов и создания лабораторий. Есть целый ряд совместных образовательных программ, вьетнамские учёные обучаются в Пекинском и Фуданьском университетах, вьетнамские специалисты проходят стажировки в Китае, и в этом смысле, хотя холодок в отношениях остаётся, Вьетнам действует довольно прагматично», — считает Маслов.

Китай стабильно занимает место основного инвестора и торгового партнёра Вьетнама. В 2013 году торговый оборот между странами достиг 50,2 миллиардов долларов и вырос по сравнению с предыдущим годом на 22 процента. При этом из Китая во Вьетнам было продано товаров на 37 миллиардов, а из Вьетнама в Китай — 13. Из-за такого дисбаланса Вьетнам попадает в зависимость от Китая, однако ему есть куда расти, говорит Маслов. «Инвестиции во Вьетнам сейчас можно считать одними из самых выгодных, учитывая организацию производства, довольно высокую умелость рабочей силы и рост цен на производства в Китае. Вьетнам может предложить более дешёвые цены на аналогичную продукцию», — считает учёный.

В поисках защиты от Китая Вьетнам ищет союза с внешними силами, например, с США, которые заинтересованы в ограничении китайских амбиций. «Вьетнам рассматривал присоединение к Трансатлантическому блоку, который создаётся между США и Японией — это гигантская зона безналоговой торговли, которая, по американской идеологии, должна в известной степени заблокировать китайские идеи, например, идею Великого шёлкового пути, тоже безналогового, под патронажем Китая», — говорит Маслов.

Китайская буровая платформа в Южно-Китайском море, май 2014 года. Фото: EPA / ИТАР-ТАСС

Китайская буровая платформа в Южно-Китайском море, май 2014 года. Фото: EPA / ИТАР-ТАСС

Заведующий Центром Юго-Восточной Азии, Австралии и Океании Института востоковедения РАН Дмитрий Мосяков считает, что на установку платформы Китай могла спровоцировать Америка. В апреле помощник госсекретаря США по делам Восточной Азии и Тихоокеанского региона Дэниел Рассел предостерёг Китай от силового решения территориальных споров, заявив, что Штаты готовы защищать своих союзников в Азии. «Америка заинтересована в том, чтобы Китай был в состоянии конфликта. Тогда на переговорах по девальвации юаня и по целому ряду других вопросов Китай будет более зависим и уязвим, — считает Мосяков. — А Пекин хочет показать, что Америка в этом регионе — бумажный тигр».

Спор за острова — важная часть будущей схватки Китая с Америкой, считает Алексей Маслов. «После прихода к власти нынешнего китайского руководства во главе с Си Цзиньпином все конфликты активизировались: он хочет показать, что Китай — крупный политический игрок, а не просто инвестор, как минимум, в Азии. И если он считает какую-то территорию своей, то он пойдёт до конца», — считает Маслов. В то же время США хотят показать, что у них есть рычаги воздействия на Китай: расширяют сотрудничество с Вьетнамом, вновь размещают ракеты на Филиппинах, ведут активные переговоры с Индией. «В этих условиях Вьетнам «хочет подороже себя продать», считает Маслов. Если стране удастся провести переговоры и официально отстоять какие-то права на острова, то это будет большой дипломатической победой, если нет — большим ударом по репутации Вьетнама, а Пекин уже встал на позицию «ни шагу назад».

Китай очень нуждается в нефтяных месторождениях Южно-Китайского моря, поскольку не имеет собственный запасов нефти, а потреблять её будет всё больше по мере дальнейшего роста экономики. Ставки высоки, а ситуация уже накалилась, учитывая традиционно неприязненное отношение вьетнамцев к китайцам: не так давно закончилась война 1979 года, и во многих семьях на ней кто-то погиб, замечает Маслов. При этом Китай усиленно наращивает военную мощь на море: уже на ходу авианосец «Ляонин» (бывший «Варяг»), а в январе секретарь отделения компартии в Ляонине заявил, что вскоре начнётся строительство второго авианосца. Но эксперты сходятся в том, что до открытой войны не дойдёт, учитывая тесные экономические связи между странами и внимание к региону извне, в первую очередь, со стороны США.

Россия имеет интересы в обеих конфликтующих странах и оказывается в довольно сложной ситуации. С одной стороны, российские компании инвестируют во вьетнамские электростанции, «Роснефть» в мае подписала контракт с «PetroVietnam Oil Corporation» на поставки до 6 миллионов тонн нефти в год, Вьетнам рассматривает возможность присоединения к ЕвразЭС. С другой — активизируется торговля углеводородами с Китаем, подписан давно ожидавшийся контракт на поставки газа до 38 миллиардов кубометров в год.

Но открыто вмешиваться в ситуацию ни США, ни Россия не будут, полагают эксперты. «Больше шансов, что Китай и Вьетнам сами найдут компромисс, — говорит Андрей Ниязов. — Если внешние силы будут их будоражить, лучше не будет».

По загонам военного времени Далее в рубрике По загонам военного времениЖурналист Илья Васюнин стал свидетелем зачистки Донецкой областной администрации от мародеров и отправки тел 33 погибших в бою у аэропорта в Россию

Комментарии

30 мая 2014, 15:41
Китай чувствует свою мощь и распоряжается ей на благо своего народа,потому как народа этого очень много и бороться за территории надо до конца.
02 июня 2014, 07:54
Вы так говорите, как будто Китай перенаселен до предела. Открою вам секрет - основная масса населения Китая сосредоточена в центральном и восточном Китае. Большая часть запада страны практически не заселена.
30 мая 2014, 19:19
На месте Вьетнама я бы не рыпался и попытался бы найти компромиссное решение, которое устраивало бы обе стороны.
02 июня 2014, 07:48
Китай очень серьезно завязан с США на товарообороте. И сокращение экспорта в Америку станет для экономики Поднебесной катастрофой. Немного непонятно, на что надеется китайский лидер, продолжая эскалацию конфликта.
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»