«Китай всегда ставит очень реалистичные задачи»
Китайская семья в Пекине. Фото: Diego Azubel / EPA / ИТАР-ТАСС

Китайская семья в Пекине. Фото: Diego Azubel / EPA / ИТАР-ТАСС

Директор Центра стратегических исследований Китая РУДН Алексей Маслов в интервью «Русской планете» рассказал о принятой на пленуме компартии программе реформ

В прошедший вторник завершился третий пленум ЦК китайской компартии 18-го созыва. Председатель КНР Си Цзиньпин пообещал широкие реформы, хотя коммюнике, изданное в тот же день, было весьма расплывчатым. Однако, вопреки бюрократическим традициям, текст подробного плана преобразований был опубликован еще 15 ноября. Более того, огласке была предана видеозапись закрытого выступления самого председателя республики.

Документ объемом в 20 страниц перечисляет множество запланированных мер реформирования сельского хозяйства, финансового сектора и государственных корпораций. Кроме того, в китайское прошлое должны уйти системы трудовых лагерей и ограничения рождаемости. Ключевым следствием этой программы должен стать рост внутреннего потребления.

— Решение пленума ЦК КПК примечательно даже форматом, раньше ведь подробный текст так быстро не публиковали?

— Планы, в том числе и пятилетние, в Китае публиковались и ранее — подробные в том числе. Здесь, скорее, на себя обращает внимание то, что опубликовано все очень быстро, и документ, на мой взгляд, родился без того числа согласований, которое обычно есть в Китае. Это, вообще, показывает абсолютное изменение в принятии решений в КНР. На мой взгляд, в Китае происходит такая не очень заметная, но все же микрореволюция в принятии решений, и это — часть новой политики Си Цзиньпина, направленная на реконструкцию современного китайского общества.

На мой взгляд, кстати говоря, документ не очень очевидный и не очень ясный. Он будет еще многократно уточняться на уровне ведомств, министерств, но система там вся понятна: направление на уменьшение роли государства в строительстве экономики и вообще в управлении страной.

— Одновременно с публикацией плана было показано и программное выступление Си Цзиньпина. Раньше подобные новости сообщали нижестоящие чиновники.

— Правильно. Формально то, что сейчас происходит, — это функционал премьер-министра Ли Кэцяна. Теоретически он должен был докладывать, выступать перед народом и в известной степени разъяснять. Си Цзиньпин по двум причинам взял на себя эту обязанность. Первая причина: такие радикальные реформы — скорее всего, самые радикальные со времен Дэн Сяопина — только его политическим весом можно продавить. И второй момент здесь очень важен: понятно, что реформы Дэн Сяопина не он лично продумывал — там была целая команда. Но они стали авторскими — проще говоря, ассоциируются именно с ним, и своим именем он прикрыл, в том числе, многие пертурбации и дисбалансы, связанные с реформами. Сейчас Си Цзиньпин по сути делает то же самое. Меньше чем за год пребывания у власти он понял, что действительно пользуется популярностью в народе, на него смотрят как на такого разумного реформатора, и поэтому он решил, что его авторитета достаточно, чтобы эти реформы были приняты.

— Ли Кэцяна даже нет в перечне авторов документа.

— Да, я его тоже не видел, что тоже довольно интересный момент, потому что Ли Кэцян сам по себе — очень опытный экономист. Я лично с ним неоднократно встречался на переговорах еще до того, как он стал премьер-министром. Это очень опытный, классический чиновник-экономист. Многие предполагают, что он может составить оппозицию Си Цзиньпину, и поэтому он и не был приглашен на это обсуждение. Хотя я, честно говоря, не думаю, что что-то без него творилось.

— К слову об изменениях в механизме принятия решений: для централизации управления силовиками будет создан некий комитет национальной безопасности. Зачем?

— Государственной безопасности. Там такая ситуация. Что происходило в Китае в последние годы, чтобы было понятно: действительно, шла коррупция, причем она затрагивала абсолютно все области деятельности. Эта коррупция была не только взяточничеством: это еще развитие клановых связей, возвращение к такому традиционному функционированию Китая. Клановые связи, знакомства, выделение кредитов по знакомству и, соответственно, невозвращение кредитов по знакомству. Отсюда же и преддверие банковского кризиса. Это и невозможность бороться с коррупционерами, опять-таки, поскольку на местах в Бюро национальной безопасности тоже сидят родственники, и так далее.

Из этого плавно вытекал тезис о том, что система госбезопасности тоже должна быть реформирована, потому что она действительно очень хорошо следит за гражданами по поводу мелких правонарушений, но очень плохо борется с системной коррупцией. Отсюда следует тезис о реформе. Это не просто смена вывески и, там, слияние каких-то комитетов — это, на мой взгляд, по сути дела, будущая смена состава.

— В документе еще говорилось о «механизме разрешения противоречий» в связи с протестами и о «системе управления внезапными событиями в интернете».

— Это как раз то, о чем часто говорят. В принципе, Китай реагирует на ситуацию даже несколько быстрее, чем, например, это происходит в России. За последние 10—15 лет возникла абсолютно новая категория населения: те, кто умеет обходить практически любые препоны в интернете, через подмену IP-адреса выходить на любые сайты, кто общается между собой в социальных сетях — и в Китае, например, идет просто фантастический бум блогостроительства, площадки блогов возникают ежедневно буквально по нескольку десятков. И вот, естественно, возникает еще вторая категория молодежи: дети людей так называемого среднего класса со своими требованиями, своим пониманием жизни и своим пониманием свободы — не всегда адекватным, но тем не менее не совпадающим с той жесткой линией, которую долгое время проводила партия. Те теракты, которые были в Китае, — это, на мой взгляд, лишь видимая и очень несистемная часть вот этой оппозиции. Есть постоянно зреющая оппозиция среди молодежи под условным названием «оппозиция недовольных». У них нет программы, четких политических лозунгов, но у них есть вечное недовольство, что их в чем-то ограничивают. Так это или нет — вопрос другой, но просто есть явление как таковое. И сейчас интернет становится частью этого обмена информацией. Поэтому те меры, которые раньше применялись: блокировка сайтов, их более 200 тысяч, вычисление по IP-адресу самых недовольных — эти меры уже не срабатывают, потому что, к сожалению или к счастью, есть обходы всего этого.

Соответственно, я полагаю, что власти сейчас будут более активно присутствовать в интернет-пропаганде, на что, собственно, выделяются деньги. Власти, судя по тому, что я слышал, тоже будут нанимать авторов постов и блогов, которые лояльны к власти, и так далее — то есть задавать общественное мнение среди молодежи в интернете. Это и есть такая вот оперативная реакция.

— Многое было сказано о сельском хозяйстве: разрешить крестьянам в порядке эксперимента торговать землей, закладывать собственность, дать возможность регистрации в городах при внутренней миграции с правом на госуслуги, медицину и так далее.

— Начнем с миграции в города, поскольку все происходит от этого. За последние годы изменился баланс урбанизированного и сельского населения. Если раньше Китай был целиком сельскохозяйственной страной (к началу реформ Дэн Сяопина около 20 % населения жило в городах и 80 % в деревнях), то сейчас число живущих в городах перевалило за 50 %. Отсюда же сразу возникло несколько проблем. Первая проблема: за счет чего перевалило за 50 %? Не за счет того, что люди приезжали в города, а за счет того, что города расширялись и захватывали сельхознаселение. Они стали городскими людьми. Без необходимого образования, навыков им приходится переключаться на совсем другой тип жизни.

Поле пшеницы в провинции Шаньдун, 2011 год. Фото: Xinhua / Fan Changguo / AP

Поле пшеницы в провинции Шаньдун, 2011 год. Фото: Xinhua / Fan Changguo / AP

Второй момент — это резкое уменьшение площади пашни и резкое уменьшение количества людей, обслуживающих сельское хозяйство. Соответственно, меньшая продуктивность сельского хозяйства из-за этого.

Наконец, третий момент: если городские жители на сегодняшний день довольно хорошо обеспечены социальным образом (то есть у них есть или по крайней мере назначены пенсии, социальная и медицинская защита и так далее), то в деревнях всеобщая пенсионная реформа еще не дошла до конца.

Это и есть самая большая проблема. Отсюда же был поднят вопрос о сельском хозяйстве. Раньше оно развивалось за счет того, что выдавались очень большие кредиты в местных банках, причем кредиты практически безвозвратные. Как следствие, они либо попросту разворовывались, либо многие проекты объявлялись неудачными, и кредиты не возвращались. Поэтому сельское хозяйство должно перейти на интенсивный путь развития. Уже сегодня известно, что разрабатываются новые формы работы, более экологичные удобрения и так далее.

Вообще говоря, впервые на пленуме очень много говорилось об экологическом усовершенствовании хозяйствования и борьбе с загрязнением окружающей среды, потому что это действительно очень большая проблема.

— О промышленности тоже речь шла, когда говорили об экологии?

— Да, там и сельское хозяйство, и промышленность. Экологическая проблема всегда была, но впервые она просто постоянно обсуждается на пленуме.

— В плане также значатся налоги на недвижимость, чтобы остановить рост цен на нее.

— Все правильно: в Китае долгое время, поскольку надо было решить проблему с расселением населения, ипотечные кредиты выдавались буквально под честное слово, и их обеспечением особо никто не занимался. Поэтому люди брали по несколько кредитов, покупали недвижимость, и потом расплатиться не могли. И, как действительно много раз было, люди, понимая, что не могут расплатиться, просто брали и съезжали с этих квартир и пропадали — найти их было невозможно.

Поэтому сейчас предприняты два шага. Первый — это более жесткое обеспечение кредитов, чтобы человек хотя бы покупал дом по своему благосостоянию. И второй — это то, о чем мы говорим: введение налогов на недвижимость, причем с градуальной шкалой — повышением в зависимости от метража. Насколько я понимаю, возможно, это будет по-разному интерпретироваться в зависимости от региона Китая.

Это все правильно, но здесь что нужно понимать в общем: с одной стороны, государство уходит из постоянного регулирования сельского хозяйства и промышленности, хотя оставляет за собой, как всегда, ключевые моменты. Но при этом если мы посмотрим, как уже рынки отреагировали (ведь все время критиковали, что Китай слишком жестко все контролирует), мы видим, что цены на продукцию в Китае за последние несколько дней взлетели. Например, цена на стальную арматуру. Потому что государство жестко контролировало цены. Это первый момент.

Филиал Bank of China в Пекине. Фото: Alexander F. Yuan / AP

Филиал Bank of China в Пекине. Фото: Alexander F. Yuan / AP

Второй момент, конечно, в том, что Китай переборщил с валютными кредитами, которые выдавал своим гражданам. Здесь очень важно отношение объема выданных кредитов к ВВП Китая: оно достигло 200 %. Грубо говоря, китайцам выдали кредитов больше, чем ВВП страны, а именно государство регулировало процентные ставки — назначало их, соответственно, была жуткая бюрократия. Что получалось? Население брало кредиты в так называемом теневом банковском секторе, куда государство вообще не могло влезать. Когда мы говорим, что государство уходит из такой зарегулированности, по сути, на мой взгляд, будут легализовываться многие вещи, которые и так существуют, с них теперь будут браться налоги и так далее.

— Речь как раз об обещанных частных банках для кредитования малого бизнеса и ослаблении госконтроля за движением капитала?

— Абсолютно верно. Я просто поясню, что существовало раньше. Во всех деревнях, например, существовали такие фонды доверия, либо кассы взаимопомощи — по сути дела, это были частные микробанки, которые выдавали деньги и, естественно, никем не контролировались, и никем не проверялось, подо что все это выдается. Нередко эти микрокредиты брали сами руководители уездов, у которых довольно сложно что-то потребовать назад. То есть государство, по сути, за счет этого ослабления контроля выводит из тени эти вот авуары.

— Эти банки, по идее, должны заставить страховать вклады и так далее?

— Да, сейчас, как только эти банки начнут работать, на них распространится все банковское законодательство: страхование вкладов, минимальный банковский уставный фонд, регулярная отчетность. То есть можно предотвратить крах таких банков — проще говоря, разорение частных вкладчиков, — простым контролем. То есть то, что есть и в России, и в любой стране мира.

— В плане развития о госкомпаниях было мало конкретики. Разве что можно упомянуть увеличение их отчислений в бюджет с 5—15 % до 30 % к 2020 году.

— Там все немножко хитрее. В принципе, раньше госкомпании, в том числе нефтедобывающие и нефтеперерабатывающие, отчисляли в бюджет крайне небольшие деньги. Более того, можно было сделать себе по договоренности особое налогообложение, например, в «момент развития», и отчислять всего лишь 3—5 %.

Сейчас в целом отчисления заметно повышаются, особенно с больших китайских компаний, и это не случайно. Дело в том, что Китай в принципе прошел ту отметку, когда надо было поддерживать госкомпании, поскольку они были прорывными на внешних рынках (либо госкомпании, либо компании с основным государственным капиталом).

А вот сейчас прорыв совершен, крупные китайские компании стали транснациональными компаниями, и теперь, в общем, время с них брать больше денег.

— План развития провозглашает переориентацию на сферу услуг и внутренний рынок. Как КНР это удастся?

— Это как раз тоже довольно понятно. В принципе, Китай долгое время более 40 % своего ВВП генерировал за счет экспортно-импортных операций, проще говоря, за счет связей за рубежом. При этом китайский внутренний рынок рос немножко медленнее, из-за чего, в принципе, КНР долгое время ограничивала поступления денег от экспортно-импортных операций внутрь экономики Китая — попросту говоря, чтобы не было инфляции.

Это были правильные монетаристские меры, но к чему это привело? По сути дела, тот разрыв, о котором все время говорят, — разрыв между очень богатыми и очень бедными — он возрос за счет чего? Очень богаты те люди, которые активно торговали за рубежом, а бедны — те, кто не смог торговать и на внутреннем рынке не смог сгенерировать то благосостояние, которое нужно. Как следствие, Китай сейчас уменьшает всякие нормы контроля за экономикой, плюс пытается развивать внутренний рынок, чтобы не зависеть от колебаний внешних рынков.

Китай, в принципе, уже не первый месяц готовится к кризису американской экономики — долларовой экономики, в целом. А от этого, собственно, зависят его эскпортно-импортные операции. И вот, как следствие, Китай говорит, что «мы теперь будем развиваться за счет внутренних рынков». Плюс к этому они делают большой упор на рынки Юго-Восточной Азии — Индонезии, Малайзии, Вьетнама, в том числе, — и не случайно в октябре было самое большое число поездок руководителей КНР по странам Юго-Восточной Азии, а также в Монголию. То есть Китай пытается сейчас работать, так сказать, на ближних фронтах, а не на дальних — не в Европе и США, а, во-первых, у себя в стране, и плюс еще в Центральной и Юго-Восточной Азии.

— Еще в документе упоминался отказ от «переобучения через труд» — то есть от трудовых лагерей.

— Эти лагеря возникли еще в период культурной революции. Ее политика заключалась в том, что людей не сажали в тюрьмы — это была большая редкость, — а именно отправляли на трудовое исправление. По сути это было таким смягченным аналогом ГУЛАГа, хотя, конечно, в чистом виде там не было таких жестокостей. Это было важно для подъема отдаленных регионов — северо-запада, например, Синьцзяна, неразвитых провинций центра типа Цицикара, и так далее.

Трудовой лагерь в провинции Ляонин. Фото: John Leicester / AP, архив

Трудовой лагерь в провинции Ляонин. Фото: John Leicester / AP, архив

Сегодня, с развитием рыночной экономики, это неэффективно и, самое главное, не нужно. Например, сегодня много китайцев именно потому самостоятельно переезжают во Внутреннюю Монголию, которая всегда считалась неразвитым районом, что там специальные надбавки, большие льготы. В общем, это просто уже неэффективный метод хозяйствования. Более того, в принципе, формально эти трудовые лагеря не работают уже в течение пяти-шести последних лет, так что это лишь формальность.

— Много шума уже наделало объявление об отказе от практики «одна семья — один ребенок».

— Тут раньше было как: если оба родителя являются единственным ребенком в семье, то они могли завести себе двоих детей. Сейчас заметное послабление: если хотя бы один из родителей — единственный ребенок в семье. Но из-за чего?

Во-первых, в Китае резко уменьшилось количество трудоспособного населения за счет этих ограничений. Кому-то надо будет кормить стариков. Во-вторых, в реальности все это дело всегда нарушалось. И, в-третьих, есть естественное уменьшение количества населения за счет урбанизации — городские люди вообще меньше рожают детей.

Эти ограничения постепенно будут сниматься вообще, и ожидается, что к 2015 году, возможно, будет новая волна послаблений, что при этом уже не приведет к такому взрывообразному приросту населения.

— Как вы в итоге оцените этот программный документ? Насколько это — реалистичные задачи?

— Во-первых, как показывает практика, Китай всегда ставит очень реалистичные задачи, и, конечно, это прорывная стратегия. Во-вторых, это очень амбициозная стратегия. Китай, по сути дела, стимулирует новую волну развития как внутри, так и вовне, и Си Цзиньпин во многом повторяет здесь энтузиазм и драйв Дэн Сяопина.

Но здесь надо и нам — я имею в виду Россию — надо понимать, что активное развитие Китая, активизация внешней политики во многом, конечно, приведут к увеличению давления на Россию. Повышенные экономические требования, большее количество активных предложений — нам тоже придется на это реагировать. Это не только по отношению к России, это по отношению ко всему миру, но поскольку мы — ближайший сосед, на нас это скажется больше всего.

Более того, я думаю, что Китай сейчас активизирует свою политику предложений для Приморского края и Дальнего Востока, и нам, конечно, надо будет реагировать в том плане, что нам очень сложно соблюдать паритет по капиталовложениям, а Китай при этом готов вкладывать, покупать и инвестировать — впервые, по сути дела, с этого года Китай активно готов инвестировать в Россию.

Следовательно, нам надо четко понимать, что соответствует нашим интересам и готовы ли мы, принимая китайские инвестиции, уметь защитить национальные интересы. Это довольно сложный момент.

Комментарии

19 ноября 2013, 12:31
Отмена ограничений на рождаемость - вот оно начало конца главенства европейской цивилизации на планете. Помяните мои слова,политику их партии вижу насквозь,да и выбора у них особо нет уже.
19 ноября 2013, 14:33
Китайцам в довесок ко всему нужно разрешить гей-браки)
19 ноября 2013, 17:51
Восток дело тонкое, но у них культура другая, не приживется на китайских просторах эта суровая тема) а вот сняте ограничение на рождаемость будет точно, как ни странно молодежи в Китае будет не хватать, а стариков навалом
19 ноября 2013, 17:20
Китай переходит на принципиально новый уровень развития, держись, родимая Планета!
19 ноября 2013, 20:40
Я думаю, что Путен давно уже договорился со стариком Си. У нас есть территория, у Китая - поистине безграничные трудовые ресурсы и естественное желание расселяться и плодится. Помоги мне и я помогу тебе. Россия и Китай вместе являют очень серьезную силу, которую должен бояться весь мир.
19 ноября 2013, 22:43
если бы условия для массового заселения были, китайцы думаю давно освоили Дальневосточный Федеральный Округ, проблема в том, что жить севернее границы Китая, не сильно комфорт, уже в Забайкалье, а это юг России, вечная мерзлота, даже помидоры не растут, и это летом, а что творится зимой... потому не для жизни людской эти места
20 ноября 2013, 08:56
Так и есть, насколько я знаю китайцев, это очень теплолюбивая нация, если бы они хотели заселить ДВ, они сделали бы это задолго до прихода туда Хабарова и Беринга. Но не тянет их в якутские и магаданские "курорты".

Оттого русские и великая нация, что сумела покорить такие суровые края. правда раньше по 10 летей в среднем рожали, а теперь русские бабы окурортились и огламурились, больше одного дитя уже и не тянут((( так что не китайцы будут жить в ДВ, а морозоустойчивые азиаты((
20 ноября 2013, 11:27
Русские вымирают, китайцы плодятся... очень плохая тенденция(((
Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»