Мали о пощаде

	Инструктаж правительственных войск Мали. Фото: ЕМА / Министерство обороны Франции

Инструктаж правительственных войск Мали. Фото: ЕМА / Министерство обороны Франции

В Африке место регулярных армий Запада занимают частные военные компании

На примере французских контингентов в горячих точках Африки заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин доказывает, что регулярные армии на этом континенте уступают место частными военным компаниям.

Франция в XIX – первой половине ХХ вв. имела огромную колониальную империю, уступавшую по размерам только Британской. Во время Второй мировой периферия этой империи стала опорой для «Свободной Франции» генерала де Голля.

После войны Париж пытался сохранить колонии, однако сначала потерпел крайне болезненное поражение во Вьетнаме, а затем еще более болезненное – в Алжире. Последнее чуть было не привело к гражданской войне в самой метрополии. В конце концов, как и остальные европейские державы, Франция отказалась почти от всех колоний (кроме Гвианы в Южной Америке и нескольких маленьких островков в Карибском море, Индийском и Тихом океанах). Тем не менее Париж сохранил «особые» отношения с бывшими колониями (хотя, в отличие от англичан, не формализовал их в виде Содружества), в первую очередь – со странами тропической Африки. Почти во всех этих странах французский язык является как минимум вторым государственным, Франция остается для них основным экономическим партнером, а французские компании имеют приоритет при реализации различных проектов. И в большинстве бывших колоний находятся французские воинские контингенты. Сейчас около 2,5 тысяч французских военнослужащих дислоцируются в Джибути, примерно по тысяче – в Чаде и Габоне, примерно по 500 человек – в Сенегале и Кот д’Ивуаре (автор предпочитает называть эту страну БСК – Берегом Слоновой Кости), 150 – в Гвинее. Раньше контингенты в Африке были гораздо больше; их размер постепенно сокращается пропорционально общему сокращению французских вооруженных сил. Основу контингентов традиционно составляют парашютисты и Иностранный легион. Последний в приоритетном порядке направляется Парижем во все горячие точки, поскольку служащих в нем иностранцев и собственных уголовников терять не жалко.

Французские контингенты неоднократно участвовали в африканских войнах. Особенно активно они воевали в Чаде на стороне правительственных войск против повстанцев, которых поддерживал Муаммар Каддафи. Фактически в 70–80-е годы ХХ века в Чаде шла только и не столько гражданская война, сколько война между Францией и Ливией. Французы потеряли в этих боях 6 штурмовиков «Ягуар» (о человеческих жертвах Париж умолчал). В 1978 году французские войска участвовали в боях в Заире (впоследствии – ДР Конго. – РП), в начале 1990-х – в Руанде. Впрочем, эти страны не являются бывшими французскими колониями, поэтому французы решали здесь лишь локальные задачи. В основном речь шла об эвакуации из зоны боев граждан Франции и других стран ЕС. В середине 90-х аналогичные задачи решались в Габоне и ЦАР. Уже в начале 2013 года французские войска снова проводят эвакуацию европейцев из ЦАР, где случился очередной переворот.

В начале ХХI века Франция глубоко втянулась в гражданскую войну в БСК на стороне действующего президента Гбагбо. Точнее, французы позиционировали себя как миротворцев, поскольку войска ООН, размещенные в этой стране, были, как и во всех остальных аналогичных ситуациях, абсолютно недееспособны. Однако де-факто Париж оказался на стороне местных властей. Это не помешало двум штурмовикам Су-25 ВВС БСК (в их кабинах сидели то ли украинцы, то ли белорусы) 6 ноября 2004 года нанести удар по французским позициям, при этом погибли девять военнослужащих ВС Франции. В ответ французы уничтожили на земле все ВВС БСК (т.е. эти самые два Су-25 и несколько вертолетов). Развития инцидент не получил, но, видимо, Париж затаил злобу. В ноябре 2010 г.ода внутренний конфликт в БСК возобновился, поскольку Гбагбо проиграл президентские выборы, но попытался подтасовать их результаты и остаться у власти. Париж впервые выступил в Африке против действующей власти и поддержал Алассана Уаттару, который фактически выиграл выборы. Благодаря прямой французской военной помощи он пришел к власти в стране, а Гбагбо был арестован и отправлен в Гаагу в Международный суд.

Теперь, скорее всего, крупнейшей операцией Франции в Африке (по крайней мере, со времен войны в Чаде) станет «Сервал» (так называется африканская дикая кошка). Ее ВС Франции ведут в Мали с 11 января с целью восстановления территориальной целостности этой страны и разгрома местных повстанцев-исламистов, тесно связанных с «Аль-Каидой».

Поначалу французы предполагали уложиться в Мали в два месяца. Однако операция «Сервал» не закончилась, как было сначала обещано официальным Парижем, в марте. В апреле ее тоже завершить не удалось. Как и следовало ожидать, она вошла в вялотекущую стадию.

Солдаты правительственных войск Мали в освобожденном от боевиков-исламистов городе Кона. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Солдаты правительственных войск Мали в освобожденном от боевиков-исламистов городе Кона. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Малийские исламисты очень точно повторяют действия талибов в Афганистане. Они в первой половине 2012 г. тоже захватили контроль над большей частью страны в союзе с местными сепаратистами (как и талибы в 90-е), затем поссорились с последними и отстранили их от власти. После начала французской операции они также, как и талибы в конце 2001 г., сдали города и ушли в горы. Можно напомнить, что руководство антиталибской западной коалицией лет пять считало, что талибы разгромлены. Сейчас так не кажется никому.

Отличие от афганской операции в том, что Франция точно не сможет продержаться в Мали так же долго, как западный контингент находится в Афганистане. У нее нет для этого ресурсов. Уже сейчас она задействует в операции до 5 тыс. чел. личного состава (парашютисты, морпехи, спецназ, Иностранный легион, тыловой и технический персонал), 14 боевых самолетов (6 «Рафаль», 6 «Мираж-2000D», 2 «Мираж-F1CR»), 5 заправщиков КС-135, не менее 10 транспортных самолетов. Может на первый взгляд показаться, что это довольно мало. На самом деле по нынешним временам это очень много. Тем более что союзники по НАТО воевать плечом к плечу с французами совершенно точно не будут. Они и так делают максимум возможного – оказывают Франции логистическую помощь. США, Великобритания, Германия, Дания, Бельгия, Голландия, Канада и Испания суммарно выделили для перевозки в Мали войск и грузов целых 12 транспортных самолетов. Не сильно много, но сегодня от НАТО не нужно ждать большего, тем более что до сих пор не завершены афганские мучения альянса.

К счастью для французов, нашлись те, кто готов воевать вместе с ними на суше и, соответственно, нести основные потери. Речь идет не столько о практически небоеспособной армии самой Мали, сколько о ВС ее западноафриканских соседей (они ненамного боеспособней, но все же дают массу) и, главное, Чада. Последний не граничит с Мали и вообще не относится к Западной Африке, но его армия – самая боеспособная в зоне Сахары. Прекрасно понятно, что африканских солдат, в отличие от европейских и американских, никому не жалко (хотя вслух такого никто никогда, разумеется, не произнесет). К настоящему времени они потеряли убитыми примерно 100 человек, французы – пять человек; списан из-за полученных повреждений боевой вертолет «Газель».

Совсем незначительные боевые потери ВС Франции отнюдь не отменяют огромных финансовых потерь этой страны. Тратятся очень дорогостоящие боеприпасы, количество которых теперь весьма ограничено. Французские ВВС расходуют огромное количество топлива. «Рафали» летают в Мали из Чада, в ходе каждого боевого вылета каждый самолет 5 раз (!) дозаправляется в воздухе. Очень много денег тратится на обеспечение действий сухопутных войск в крайне неблагоприятных природно-климатических условиях, которые с приближением лета станут еще более неблагоприятными. Кроме того, африканский контингент также придется содержать и обеспечивать французам, иначе он много не навоюет.  

Уже в ближайшее время перед французским руководством встанет тяжелейший вопрос: когда и как завершать операцию? Конечно, можно в любой момент провозгласить полную и окончательную победу над исламистами, но она от этого не станет ни полной, ни окончательной, ни вообще победой. Можно возложить задачу по добиванию противника на африканские войска, но без французов их боевая и психологическая устойчивость очень сильно упадет, даже если Париж, а также, возможно, Брюссель и Вашингтон будут их полностью финансировать. Поражение (то есть возвращение исламистов к власти, как минимум, на севере Мали) в планы Парижа и Запада в целом уж точно не входит. Дело даже не в потере лица и политического влияния, а в том, что исламизированный «Азавад» (так называлось самопровозглашенное в 2012 году государство туарегов на севере Мали) станет новым Афганистаном времен власти талибов, только гораздо ближе к Европе. Но и затягивать операцию Франция не сможет по экономическим соображениям: эта страна может оказаться следующей жертвой финансового кризиса, что практически наверняка обрушит ЕС. А это даже хуже, чем «Афганистан в Сахаре».

Местный житель в освобожденном от боевиков-исламистов городе Кона. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Местный житель в освобожденном от боевиков-исламистов городе Кона. Фото: Валерий Мельников / РИА Новости

Таким образом, крайне сложно предсказать, чем закончится «Сервал» и кого эта кошка в итоге съест. Противоречия между постоянно расширяющимися политическими обязательствами Запада и его постепенно сужающимися военными возможностями становятся все сильнее. До последнего времени они не были заметны благодаря США, у которых совпадали возможности и желания. Однако теперь и Америка надорвалась и резко сворачивает свои военные операции и вообще присутствие в Европе, Африке, на Ближнем и Среднем Востоке, перенося основные усилия в АТР (против Китая). И это сделает очевидным истинный военный потенциал самой Европы.

Не исключено, что, в конце концов, выход будет найден в применении частных военных компаний (ЧВК).

Тенденция быстрого роста значения ЧВК хорошо вписывается в процесс глобализации и разгосударствления всего, что только можно приватизировать. Роль государств все больше размывается, их место начинают занимать корпорации в широком смысле этого слова. Военную сферу этот процесс также не обошел стороной.

С другой стороны, резкий рост благосостояния, гедонизм значительной части населения, падение рождаемости (соответственно, резкий рост ценности каждой жизни), постмодернистский пацифизм и политика политкорректности привели к тому, что чувствительность западных армий к собственным потерям дошла до такого уровня, когда вести серьезную войну становится невозможно. Попытка воевать без потерь за счет подавляющего технического превосходства стала причиной непомерного роста стоимости вооружения и техники, а затем и боеприпасов. Это даже до экономического кризиса привело к резкому сокращению количества техники в натовских армиях, а после начала кризиса не стало хватать уже и боеприпасов, что в полной мере проявилось в Ливии и очень скоро проявится в Чаде.

В итоге ЧВК становятся хорошей альтернативой регулярным ВС. Их услуги очень дороги, но все равно дешевле, чем содержание регулярных армий, поскольку частникам не требуется дорогостоящего тяжелого вооружения и высокоточных боеприпасов, а правительства не несут ответственности за социальное обеспечение раненых и семей погибших бойцов ЧВК. И политической ответственности за потери и преступления ЧВК не несут тоже. Кроме того, что чрезвычайно важно, в рядах ЧВК воюют не изнеженные профессионалы-контрактники, а настоящие «псы войны», которые четко знают, зачем пришли на эту службу и какими могут быть ее издержки.

Поэтому уже в обозримом будущем в Европе передача всех или большинства функций, по крайней мере, сухопутных войск ЧВК станет вполне реальной. На них могут быть возложены задачи как проведения миротворческо-полицейских операций, так и, при необходимости, ведения ограниченной классической войны. "Официальные" ВС будут оказывать им в этом случае поддержку с воздуха и моря.

Вполне вероятно, что именно так произойдет в Мали. Проблема Франции в том, что у нее ЧВК развиты довольно слабо. Здесь всегда полагались на Иностранный легион. Но он все же является частью «официальных» ВС, к тому же сегодня просто слишком мал. Возможно, Парижу придется нанимать какую-нибудь из англосаксонских ЧВК для войны на суше, сохранив вдобавок небольшой собственный «официальный» контингент (не более тысячи человек из того же Иностранного легиона). При этом французские ВВС продолжат оказывать воздушную поддержку наземной операции. Денег на это уйдет много, но всё же меньше, чем в случае войны только своими силами. В будущем такой вариант может стать нормой. А поскольку ВС стран Тропической Африки остаются очень слабыми без шансов изменить эту ситуацию, дозированно применяя ЧВК и Иностранный легион при ограниченной поддержке ВВС, Париж сможет некоторое время поддерживать здесь свою «особую роль». Пока Пекин не выкинет его из Африки окончательно. 

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Читайте только самое важное!
Подпишитесь на «Русскую планету» в социальных сетях и читайте наиболее актуальные материалы
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»