Кутан-Пэйре: «Карлоса пытаются свести с ума»
Кутан-Пэйре: «Карлоса пытаются свести с ума»

Интервью с адвокатом и женой Карлоса Шакала Изабель Кутан-Пейре

Адвокат Изабель Кутан-Пейре известна не только в Европе, но и Азии и Ближнем Востоке. Ей доверяют дела за которые бояться браться другие адвокаты.

В 1980-х она защищала революционеров из левых организаций, а с 1997 года стала адвокатом знаменитого Ильича Рамиреса Санчеса, известного также как Карлос.

Очень французская женщина Изабель обладает неординарным умом и не менее оригинальными политическими взглядами. Впервые она дала интервью русскому изданию и рассказала, что сегодня происходит с Карлосом и почему его нужно считать политическим заключенным.

Русская Планета: Дорогая Изабель, очень рад приветствовать вас из Москвы. Расскажите, как вышло что вы стали адвокатом знаменитого Карлоса?

ИКП: Здравствуйте, дорогой Игорь. В 1982 году, вместе с моим коллегой Жаком Вержесом, мы должны были защищать перед французским трибуналом гражданина Швейцарии Брюно Бреге и немку Магдалену Копп. Полиция и пресса из представили, как «друзья Карлоса». Процессы, проходившие в исправительном суде в 1982 году и в апелляционном суде в 1983 году, были настолько буйными, что до сих пор в зале суда и вокруг Дворца правосудия всегда много полицейских.

После освобождения, Магдалена рассказывала Карлосу, что я была верным и смелым адвокатом.

По этой причине, чуть менее 2 лет спустя, после его ареста в Хартуме 15 августа 1994 года, будучи не довольным тем, как его защищали другие адвокаты до меня, он вспомнил обо мне и указал в качестве защиты, тем самым отстранив других французских адвокатов от дела.

Я привыкла работать со сложными делами, которыми занимаюсь почти что с начала моей карьеры.

РП: Когда впервые вы смогли его увидеть?

ИКП: Первый раз я его навестила 27 июня 1997 года. Сегодня, спустя 20 лет, можно насчитать несколько тысяч наших встреч в разных тюрьмах, куда его помещали.  Я рассказываю вам о человеке гордом и смелом, который не боится столкнуться лицом к лицу с жалкой средой; будь это хоть французские заключённые, мучавшие организованными провокациями, чтобы сломить его дух и превратить в сумасшедшего.

Это действительно было их целью. Это твердил еще следователь Жан-Луи Брюгьер с августа 1994 года. «Вы должны стать сумасшедшим в тюрьме», на что Карлом отвечал: «Я здесь надолго не задержусь».

Карлос не стал сумасшедшим, хотя и был полностью изолирован и лишен возможности общаться с кем-либо, кроме адвоката более 10 лет. Государство Франции остановило процедуру полной изоляции, потому что я взяла на себя ответственность перед Европейским судом по правам человека по одному важному делу. Указав причину - плохое обращение и пытки. Когда на посту еще был француз Жан-Поль Коста, президент европейского суда по правам человека аккуратно донес до государства, что судьи собираются cудить Францию. Результат был бы плачевный, но выгодный для защиты Карлоса, потому что в случае успеха, он бы официально считался «жертвой» всего мира, особенно западного.

Чтобы избежать разбирательств, государство Франции переместило его в 2003 году в центральную тюрьму, очень далеко от Парижа, где находились пожизненно заключенные, с которыми у Карлоса точно не вышло бы интересных и интеллектуальных бесед, подталкивающих на активность. В этой тюрьме он уже год, между тем, еще несколько приговоров с полной изоляцией, - итого более 10 лет заключения. Тюрьма- это часть жизни революционера, и Карлос это знал всегда.

РП: Что касается юридической точки зрения? Законно ли его нахождение под стражей?

ИКП: Он здесь больше не должен оставаться. С точки зрения юриста, национальных и международных законов, его «арест» и его «заключение» абсолютно незаконны. Похищение  - это криминал; ситуация усложняется, если этот криминал совершен государственным чиновником, особенно по распоряжению ЦРУ .

Некоторые заявления о похищении систематически откланяются французским судом. Юридическая система Франции совсем не независима, потому что ее члены назначаются правительством и привыкли выполнять распоряжения свыше по , так называемым, «особенным делам», иначе говоря; политическим делам, которые не имеют ничего общего с юридическими.

Таким образом, эти ситуации не заканчиваются ни арестом, ни заключением на основе решения юристов.

С 15 августа 1994 года , вопрос Ильича Рамиреза Санчеса ,гражданина Венесуэлы, он же Салим Салем Мохамед, он же Карлос, закрыт его похищением и незаконным лишением свободы французским государством по распоряжению ЦРУ. Он является политическим заключённым.

Юридическая процедура против Карлоса доказывает, что , несмотря на проделанную мной огромную и честную работу по защите его прав, на отсутствие прямых доказательств против него, он был заключен по двум статьям. Документы были полностью фальсифицированы, хотя я предоставила много «настоящий документов».

Причины заключения основаны на двух cфабрикованных свидетельских показаниях и поддельному заявлению, сделанному сотрудником секретной службы( а именно DST – французская разведывательная служба), ставшей DGSI (генеральная дирекция внутренней безопасности) c соучастием запада и НАТО.

РП: Это все очень печально слышать. И это вызывает ярость. Но что делать в этом случае?

ИКП: Что качается будущего Иьича Рамиреза Санчеса, только могущественное государство, которое может дать отпор другим, сможет и его вытащить из французской тюрьмы и отправить на Родину. Президент Уго Чавес, только приступив к своим полномочиям на посту,  дал ему это обещал в письме от 3 марта 1999 года. Интересно, что следственный судья Жан-Луи Брюгьер, работал с ЦРУ и ФБР и перехватил это письмо, чтобы сделать его копию, до того, как оно дойдет до Карлоса.

К сожалению, несмотря на усилие президента Чавеса, ничего не вышло, так как в дело проникли французские службы и НАТО и, подкупило, окружение президента Чавеса, чтобы блокировать все попытки и дезинформировать Чавеса о делах. И это в то время, когда вовсю идет речь, что нужно уважать международные права! Похищение французскими служащими Ильича Рамиреса Санчеса, гражданина Венесуэлы, на суданской территории, было абсолютно незаконно, и государство Венесуэлы имело полное право требовать немедленного освобождения своего гражданина и его вывоза во Францию.

Дорогой господин Молотов, я надеюсь все у нас получится!

РП: Спасибо, Изабель! Я верю, что однажды смогу приехать к вам в гости – в Париж или Каракас – обнять Вас и пожать руку этому мужественному человеку.

Комментарий:

26 августа 2017 года, двадцать русских писателей и художников подписали письмо французскому президенту Эммануэлю Макрону с просьбой помиловать находящего в заключении интернационалиста Ильича Рамиреса Санчеса, известного также как Карлос Шакал. В числе подписавшихся всемирно известный русский писатель Александр Проханов, а также Марина Юденич, Герман Садулаев, Игорь Молотов, Евгений Додолев, Исраэль Шамир, Алексей Гинтовт и многие другие.

С караваем — на Восток Далее в рубрике С караваем — на ВостокПочему Россия не получает выгоду от сотрудничества с государствами Восточной Азии

Комментарии

Авторизуйтесь чтобы оставлять комментарии.
Интересное в интернете
Дискуссии без купюр.
Читайте «Русскую планету» в социальных сетях и участвуйте в обсуждениях
Каждую пятницу мы будем присылать вам сборник самых важных
и интересных материалов за неделю. Это того стоит.
Закрыть окно Вы успешно подписались на еженедельную рассылку лучших статей. Спасибо!
Станьте нашим читателем,
сделайте жизнь интереснее!
Помимо актуальной повестки дня, мы также публикуем:
аналитику, обзоры, интервью, исторические исследования.
личный кабинет
Спасибо, я уже читаю «Русскую Планету»